Где жить сироте?

Начинать жизнь с нуля - тяжелое испытание даже для сильного взрослого человека. А как вырваться из тисков бедности и безысходности сироте, отправленному из детдома в свободное плавание?


Вместо квартиры к восемнадцати годам его ждет улица


…Алексею (имя изменено) – девятнадцать. Больше года он стоит в очереди в жилищном управлении Рижской думы на получение квартиры. Как и старшие брат с сестрой. Однажды брату «повезло»: управление предложило вариант. Это была не квартира, а настоящий бомжатник: разбитые окна, вырванные с корнем розетки, оголенные провода… Брат отказался.

- Его предупредили: нормальный угол дадут через год, если, живя в этой квартире, будет хорошо себя вести, – рассказывает Алексей. – А судьями станут соседи. Но вы бы видели этих людей! И от их характеристики зависит твое будущее?!

В конце концов брат и сестра, плюнув на все, отправились за счастьем в Германию. Алексей же продолжает ждать, периодически интересуясь, как продвигается очередь. В ответ – тишина.

…В детдом все трое попали при живых родителях. Отчим ночью выгонял из дома, спать приходилось то в соседском огороде, то на базаре под коробками, то на чердаке. Чтобы прокормиться приворовывали по-мелкому, их ловили, приводили в участок.

Зато в приюте, считает Алексей, было неплохо. Водили на уроки в соседнюю школу, одевали-обували, неплохо кормили. Поступил в профтехучилище, где получил специальность слесаря-сварщика. Мечтал выучиться еще и на автослесаря, но отказали: дорогое удовольствие для сироты – четыреста латов в год. Выбрал строительное отделение.

Приближался критический для детдомовца возраст – восемнадцать лет.

- Говорят, раньше разрешали оставаться в приюте до тех пор, пока не дадут квартиру. Сейчас всем все равно. Возвращаюсь как-то в свою комнату, а моей кровати нет, – вспоминает Алексей. – «Все, – говорит директор, – до свиданья! Ты уже большой мальчик!»

В это время в приюте шел ремонт. Александр, руководитель объекта, у которого по сей день работает Алексей, пожалел парня:

- Куда ему было идти? На улицу? Мне родители хоть что-то в свое время дали, а у него ничего и никого. Мы ему платим прилично. Но купить квартиру в лизинг сегодня для строителя нереально: сегодня работа есть, завтра нет.

Именно Александр позвонил в «Час» и попросил журналистов разобраться в ситуации:

- Может быть, Рижская дума найдет возможность дать Алексею угол? Честное слово, я бы проголосовал на выборах за партию, которая ему поможет. Ведь хороший парень! Исполнительный, трудолюбивый. Я тридцать лет на стройке, вижу людей, из этого будет толк!

«Час» позвонил в жилищное управление.

- Закон предусматривает выделение жилья для сирот, – сказала Дзинтра Аболиня, координатор проектов Рижской думы. – Но обеспечить квартирой к восемнадцатилетию каждого нереально. У нас триста десять сирот на контроле.

Алексей считает, что ему еще повезло. Начальник заботливый попался, лучше отца родного. Девушка есть, живут вместе с ее родителями.

- Одному бы мне не справиться, – признается он. – Когда не за что зацепиться, многие начинают пить, играть на автоматах, наркотики употреблять. А меня дома ждут. Тут не загуляешь и не запьешь. Мог бы уехать в Германию – там нормальный подход к людям. Но Латвия – моя родина. Буду ждать, что еще остается? Получу квартиру, отремонтирую свое гнездо… А нет – уеду безо всяких обид. Что толку обижаться на государство? Оно такое, какое есть. Мы все здесь не живем, а существуем.

«Час» берется следить за тем, как будет решаться квартирный вопрос Алексея.

13.10.2005, 08:06

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий