Профнепригоден

На днях мистер Латковский, министр по делам интеграции, дал интервью. И, как обычно, дал маху.


Открытие по-министерски


Обычно люди глупость скрывают. Но министр нашей интеграции человек открытый.

«За время работы в этой должности, – поведал министр, – я сделал для себя очень важное открытие». Оказывается, русско- язычная молодежь «в большинстве своем любит Латвию, считает ее своей родиной, и у нее в будущем не будет проблем с интеграцией в общество».

Но если для того, чтобы понять очевидные вещи, нужно, чтобы тебя сделали министром интеграции, то нам этой самой интеграции и тысячу лет не видать. При пропускной способности министерства в среднем один человек за год сколько же лет придется ждать, пока хотя бы только чиновники уяснят для себя азбучную истину: не может нормальный человек относиться с ненавистью к той стране, в которой родился и вырос!

Но это только полбеды. Ибо, проявив чудеса наблюдательности, мистер Латковский не смог сделать вывод, вытекающий из его открытия. Если у русскоязычной молодежи «в будущем не будет проблем с интеграцией в общество», то зачем обществу содержать ненужное министерство и такого несообразительного министра? Не слишком ли это дорогой способ лечения близорукости?

Сравнение по-министерски


Дальше – больше. Сравнивая ситуацию в Латвии с ситуацией в других европейских странах, мистер Латковский делает утешительный для себя вывод. Наша ситуация, полагает он, не в пример лучше, чем у соседей. Например, в Швеции «существует проблема своего рода гетто для иммигрантов». Таков де «был выбор этих людей, главным образом выходцев из азиатских стран, – обособиться и отгородиться от шведского населения, от культуры, а порой и от языка этой страны».

Министру интеграции и невдомек, что он сравнивает несравнимые вещи. Как таковых иммигрантов в Латвии нет вообще. Проблема «иммигрантов с востока» была создана искусственно с целью перераспределения власти, поскольку это открывало нарождавшейся в начале 90-х годов латышской буржуазии огромные возможности для обогащения.

Иммигрантами именуются лица, въехавшие в ту или иную страну из-за рубежа. Следовательно, иммигрантами нельзя называть жителей государства, перемещающихся по его территории. Нахождение Латвии в составе СССР международным сообществом не оспаривалось. Таким образом, называть иммигрантами людей, переселившихся в Латвийскую ССР из других республик Советского Союза, неправомерно. Мне даже как-то неловко объяснять это господину министру.

Проблемы по-министерски


Впрочем, мистер Латковский не закрывает глаза и на проблемы. Только делает он это по-своему, по-министерски. Так же как открытия и сравнения. Серьезными проблемами он считает «различное понимание истории разными группами населения» и «проявление расовой ненависти – был избит индийский повар, неприятные минуты испытали и туристы с темным цветом кожи»

Что касается истории, то различное ее понимание разными группами населения может превратиться в проблему только там, где государство использует историю как орудие подавления одной из групп населения в целях ее подчинения другой группе. Это проблема уже не интеграции, а эксплуатации путем внеэкономического принуждения.

Что касается расовой ненависти, то я здесь, простите, проблемы не вижу. Если кого-то из иностранных туристов или гастарбайтеров побили, то это еще не является свидетельством проявления у жителей столицы ра- совой ненависти. Думаю, что иностранцев в Риге бьют не чаще, чем в других городах мира, и уж никак не чаще, чем своих местных. Не является ли проявлением расовой дискриминации особое отношение к представителям иных рас, которых уже и побить нельзя только потому, что у них другой цвет кожи? А если они нарываются? Как известно, никто не ведет себя в Риге столь вызывающе, как иностранцы. И снисходительно-добродушное отношение к этому со стороны властей и населения является скорее проявлением низкопоклонства, нежели толерантности.

Толерантность по-министерски


Нашего министра интеграции хлебом не корми дай о толерантности поговорить. О том, что Латвия «традиционно была толерантной страной» (в действительности относительно толерантной Латвия была только в 20-е годы прошлого века. – А. М. ) и что задача государства «проводить своего рода пропаганду толерантности». Его секретариат даже программу содействия толерантности в обществе разработал. Дескать, «представители разных культур только обогащают страну». Какие молодцы! Жаль только, что эта программа на русских и русскую культуру не распространяется. Жаль, что некоторых от одного вида кириллицы тошнит, а в сочетании со штабной символикой – в бараний рог скручивает. И никакой толерантности!

Для русских только одна стезя – интеграция. В его секретариате, по словам министра, уже «начали работу по усовершенствованию программы интеграции». Могу себе представить, какой она будет «совершенной», если к ее подготовке привлекли таких «представителей русской общественности», как Марина Костенецкая и Людмила Азарова.

На вопрос о возможностях сотрудничества с активистами Штаба защиты русских школ мистер Латковский ответил лаконично: «Мне лично со штабистами говорить не о чем. С теми, кто настроен устраивать беспорядки, мне будет трудно дискутировать. Это уже в компетенции полиции безопасности». Как видите, и толерантность у господина министра тоже своего рода.

Лояльность по-министерски


Мистер Латковский не был бы министром интеграции, если бы не заговорил о лояльности. И если «реформа (образования. – А. М. ) направлена не на ассимиляцию, а на повышение конкурентоспособности выпускников школ нацменьшинств», то под термином «лояльность», по уверениям министра, авторы поправок к закону о гражданстве вовсе и «не подразумевают покорность или любовь к правящей коалиции».

Мистер Латковский не проходил Фрейда, да и теперь почитать недосуг. Все время съедают хлопоты по министерству. То в посольство на Райня заскочить надо, то перлюстрацией переписки негосударственных организаций с негосударственными организациями заняться. Иначе откуда бы он мог выудить сведения о переговорах между Латвийским комитетом по правам человека и фондом «Новая Евразия» по поводу финансирования одного из проектов Латвийским комитетом по правам человека? Запроса мистер Латковский в этот фонд не посылал и ответа от него соответственно не получал.

Вот тут уж действительно дал маху господин министр! Мало того что в нарушение всех норм он нарушает тайну деловой переписки, так еще и, подобно гоголевскому почтмейстеру, разболтал об этом при первой оказии.

Так что там такое, по-вашему, лояльность государству? «Это законопослушность и отказ от действий, которые подрывали бы государственные устои, угрожали бы безопасности», – рапортует господин министр. Прекрасно!

Как там у вас с законопослушностью, мистер Латковский? Не подрывает ли государственные устои ваша деятельность на посту министра интеграции? Ибо что такое, позвольте спросить, безопасность государства, как не безопасность его граждан и неграждан, в том числе и от министерского произвола? Как вы думаете, мистер Латковский, в чьей компетенции ответы на поставленные мною вопросы: психиатра, суда или полиции безопасности? Вариантов, как видите, много, а правильный ответ только один. В отставку!

13.10.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий