Ночной позор

Стоять на панели унизительно, однако просто и прибыльно


– Вот эта, черненькая, почем?

– Три.

– А эта, беленькая?

– Две пятьсот.

– А что-нибудь подешевле? Нет, ну эта уж совсем старая! Мне что-нибудь посвежее хочется.

Этот примечательный разговор ведется отнюдь не на овощном рынке. Торг идет на обычной московской улице. На «прилавке» – молодые женщины, которых продают как неодушевленные предметы. Дамочек, надо сказать, невольничий рынок не смущает. Они проститутки со стажем.

Cотрудники московской милиции регулярно совершают набеги на ночные улицы столицы в поисках жриц любви (исключительно по служебной надобности!). Девиц в коротеньких юбочках отлавливают десятками, но, проболтавшись пару часов в отделении, они снова возвращаются на «рабочее место». Доказать факт проституции очень сложно, практически невозможно. Но не вмешиваться в трудовую деятельность путан стражи порядка не могут. К тому же некоторых «ночных бабочек» иногда все-таки удается вытащить из уличного бизнеса и вернуть на путь истинный.

«Я в своем городе гуляю»


Триумфальное шествие вереницы из четырех милицейских машин началось в двенадцатом часу ночи. Двинулись по излюбленным местам массовой дислокации путан в районе Садового кольца.

- То, что они занимаются проституцией, можно доказать только после «контрольной закупки», – объясняет по пути заместитель начальника отдела общественного порядка УВД Центрального округа Леонид Яблоков, – поэтому мы можем задержать девиц только за отсутствие регистрации. Привозим их в ОВД, при отсутствии вообще каких-либо документов выясняем личность. Если иностранная гражданка – отправляем в спецприемник, и тогда она попадает в очередь на депортацию. В противном случае проверяем на розыск – частенько эти девушки считаются без вести пропавшими, а затем они платят штраф. И все. Мы не имеем права задерживать их дольше, чем на три часа.

Поэтому, по словам Леонида Леонидовича, москвички, которых на панели, в общем-то, немного, ходят с высоко поднятой головой, заявляя при необходимости милиционерам: «За что вы меня задерживаете? Я в своем городе и гуляю где хочу и во сколько желаю». Возразить на это стражам порядка нечего.

«Маячок» на дороге


Тем временем мы проносились по освещенному неоновыми огнями городу. Москва жила своей обычной жизнью, вот только привычных полуголых девиц на тротуарах не наблюдалось.

- Как правило, на дороге стоит «маячок», – говорит подполковник, – девушка, у которой с документами все в порядке, или мамка-сутенерша. А в ближайшем переулке – толпа девчонок. Если появляется клиент, «маячок» отводит его на «точку». А если милиция, то по мобильному сообщает об опасности. Тогда проститутки либо бросаются врассыпную, либо разъезжаются на машинах. Причем пытаясь от нас убежать, они плюют на все: едут на красный свет, с разгона вклиниваются в поток автомобилей, в общем, создают довольно опасные ситуации. Несколько дней назад мы сами к ним под колеса чуть не угодили.

Въезжаем в подворотню, а оттуда прямо на нас две машины несутся. Одну «газель» мы успели в угол зажать. В ней 11 девушек оказалось. Поголовное исчезновение с улиц жриц любви стражи порядка объяснили просто.

- Уже упомянутые «маячки» могут даже у нашего управления дежурить. Увидят, что мы поздно вечером куда-то выезжаем, и предупреждают своих. А некоторые даже милицейские сигналы перехватывают и таким образом узнают о наших планах.

Вообще, по словам служителей закона, проституция с каждым годом разворачивается все больше и от технического прогресса не отстает. Хорошо организованные сообщества путан помимо сутенера имеют охранников и ультрасовременную аппаратуру, с помощью которой и прослушивают служебные переговоры.

«Что, уже припарковаться нельзя?»


К часу ночи мы объехали около шести точек, но везде оказалось пусто. На Садовом нам встретились лишь несколько колоритных личностей: в невероятно коротких юбках – или даже скорее вообще без оных, на 20-сантиметровых каблуках и раскрашенные, как индейцы на тропе войны.

- Трансвеститы, – пояснил мне один из стражей порядка.

- Неужели? – удивилась я, рассматривая стройные фигурки, обтянутые сексуальными кофточками, и длинные ножки в сетчатых чулках. И только при ближайшем рассмотрении заметила грубые черты лица и накачанные икры.

- А их задерживать не будем?

- Не за что. У таких, как правило, все документы в полном порядке.

Наконец, на Земляном Валу мы замечаем «ночных бабочек» женского пола. Две девушки призывно поглядывают на проезжающие мимо авто. Милицейские машины они замечают слишком поздно, убежать не удается. Тут же нашлась и их подружка: как раз в этот момент она обслуживала клиента. Девица быстренько выпорхнула из его машины, а паренек лет 25, явно недовольный и неудовлетворенный (процесс-то прервали), накинулся на стражей порядка.

- Что вам надо? Я тут просто мимо проезжал. Что, уже на пару минут припарковаться нельзя? – начал он возмущаться в ответ на просьбу открыть багажник.

Осмотрев салон на наличие наркотиков, сотрудник милиции подтверждает, что мимо проезжать не возбраняется, и посоветовал пылкому юноше застегнуть ширинку.

Одну из девушек, невысокую блондинку, сотрудник УВД Сергей отводит в сторонку – поговорить. Выяснив для начала, что ей 19 лет и что она приехала из Ивановской области, строго спрашивает:

- Чем ты тут занималась?

- Гуляла, – отвечает та.

- Не надо отпираться, – грозно вещает Сергей и, изображая вселенскую серьезность, продолжает, – у нас есть доказательства. Мы видели, как тебе передавали деньги. Так что тебе же лучше будет, если признаешься.

С перепугу девушка рассказывает все: как работает, в какое время, с кем, и даже называет расценки. Они оказались не слишком высокими: 500 рублей – оральный секс и 1000 – классический. Любой «заказ» осуществляется прямо на месте, то есть в машине клиента.

Фокусницы на заднем сиденье


Девушкам и женщине лет 35, явно сутенерше, велели сесть в милицейскую машину. Барышни поместились на заднее сиденье одного из авто. Пока милиционеры думали, куда устроить их «мамку», та подошла к своим подопечным, пихнула их мощной рукой и умудрилась устроиться рядом. Но главный фокус был впереди. Когда мы подъехали к зданию ОВД «Таганский», «бабочки» выпорхнули на улицу в брюках (!). Как они смогли переодеться, сидя вчетвером на одном сиденье, для нас осталось загадкой. В отделении девушки твердили одно и то же:

- Я гуляла, ничего плохого не делала.

- В Москву приехала летом из Ивановской области, – говорит 20-летняя Саша, пряча лицо в ворот водолазки.

- Зачем? – интересуется оперативник.

- Жить! – с вызовом отвечает девушка.

- И работать?

- И работать, – совсем тихо подтверждает «бабочка», – но сейчас я ничем не занимаюсь. На что живу? Люди помогают.

Какие люди так к ней щедры, Саша рассказать отказалась. Даже рассказавшая обо всем блондинка запела ту же песню – подруги в машине научили. А вот сутенерша оказалась разговорчивой и словоохотливой.

- Я водителем работаю, – объясняет она, – девушки меня нанимали, чтобы вещи в машине оставлять. Я с ними не больше месяца знакома.

- А вы знали, что они проститутки? – спрашиваю я.

- Ну почему проститутки? Девочки себе на жизнь зарабатывали, на учебу.

- Но зарабатывали проституцией.

- Нет, – твердит свое дамочка, – честным даванием.

Вот тут и вспомнишь известное выражение: «…а любовь русские придумали, чтобы денег не платить».

Подобные рейды сотрудники УВД Центрального округа совершают трижды в месяц. В среднем задерживают по 20 человек. Чаще всего это девушки из Белоруссии, с Украины и разных регионов России. Регулярно поставляет «кадры» для столицы Владимирская область, и в частности город Гусь-Хрустальный. Чтобы избежать встречи с милицией, девушки часто меняют «место работы», но есть у них и излюбленные «точки» – Тверская, Охотный Ряд, Новый Арбат, Краснопрудная улица, Земляной Вал, Якиманка, Славянская площадь, Садовая-Спасская улица, проспект Сахарова.

Больше всего среди жриц любви барышень лет 20- 25, хотя здесь, как и везде, есть исключения. По словам оперативников, еще не так давно стояла на Садовом кольце некая Мальвина, дама лет 60, низенькая, пухленькая, всегда надевала маленький бюстгальтер, чтобы все «добро» наружу вываливалось. Раз стояла – значит, были клиенты.

От работы на панели не останавливает даже перспектива материнства. Однажды задержанная стражами порядка проститутка описалась от испуга, а потом призналась, что страдает недержанием из-за трехмесячной беременности. А вот трансвеститы – это уже не редкость.

- Недавно задержали девушку, – говорит Леонид Леонидович, – довольно миловидную, только очень высокую. Я у нее фамилию спрашиваю, а она называет мужскую. Я говорю: «Ты что ломаешься?» А она мне басом: «Это моя настоящая фамилия».

Ну а пока милиция борется с проституцией, многие считают, что это бессмысленно и даже предлагают легализовать «первую древнейшую». Разрешить публичные дома, ввести обязательный медицинский осмотр, заставить путан платить налоги и т. д. Предложение оказалось настолько захватывающим, что к нему прислушались даже в Госдуме. Некоторые парламентарии всерьез хотели внести «интимный вопрос» в повестку одного из заседаний.

Однако, по мнению сотрудников правоохранительных органов, легализация проституции – дело явно преждевременное.

- Уровень криминализации в нашем обществе еще достаточно высок, – говорит начальник УВД Центрального округа генерал Александр Мельников, – чтобы можно было говорить о легализации деятельности подобного рода. И в конце концов, просто безнравственно взять и смириться с проституцией, а не бороться с ней.

Ольга ШИШКОВА, «Вечерняя Москва».

12.10.2005, 12:32

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий