Леди канцлер и все-все-все

Политический спектакль в ФРГ подошел к финалу. Ни один серьезный политолог, знакомый с расстановкой сил в Германии, не сомневался, что Шредер уйдет. За последние недели он потерял большую часть своего влияния даже в рядах собственной партии.


Руководители двух крупнейших партий Германии показали себя отличными режиссерами – до последней минуты они держали в напряжении как ФРГ, так и всю Европу


Полное равновесие


И чем слабее становился канцлер, тем более четко обозначалась сила человека, до сих пор стоявшего в тени у него за спиной, – «товарища Мюнте», «железного дровосека», как прозвали соратники Франца Мюнтеферинга. Именно ему, по общему прогнозу специалистов, предстоит занять пост вице-канцлера в правительстве Ангелы Меркель. Однако эта должность в структуре немецкой власти по традиции сама по себе значит мало.

Привыкшему дергать марионеток за ниточки из-за кулис председателю СДПГ такое положение вещей вряд ли может нравиться. Поэтому он до последнего продолжал нести высоко поднятое знамя по имени Герхард Шредер – не потому, что верил в него, а потому, что взамен на уступку в этом вопросе надеялся выторговать у своих будущих партнеров по кабинету, консерваторов, как можно больше ответных уступок. Социал-демократы, проигравшие выборы, желали получить больше министерских портфелей, чем ХДС/ХСС, а также сохранить за собой пост президента бундестага. Фактически это означало бы, что Мюнтеферинг стал бы руководить Германией из-за спины канцлера Ангелы Меркель.

Этот план удался лишь частично: в новом Кабинете министров страны, который отныне будет состоять из 14 человек, социал-демократы получили 8 портфелей. Однако, во-первых, консерваторы отвоевали себе пост спикера бундестага, а во-вторых, ключевой пост главы администрации канцлера также остался за ХДС/ХСС. Таким образом, новый расклад сил в немецком правительстве означает не что иное, как полный паритет – ни одна сторона не в состоянии получить перевес при голосовании. В парламенте Германии также установилось шаткое равновесие: с одной стороны, в бундестаге социал-демократы рассчитывают на поддержку своих бывших партнеров по коалиции, зеленых, а также социалистически настроенных левых, с другой же – земельная палата, бундесрат, полностью находится под контролем консерваторов и их союзников, либералов. К слову, Эдмунд Штойбер уже сейчас выступил с заявлением о том, что ХДС/ХСС рассматривает возможность привлечения в правительство свободных демократов – в знак признания заслуг недавних соратников по предвыборной борьбе.

А как же противоречия?


Итак, полное равновесие, которое Ангела Меркель назвала «справедливым и не обидным ни для кого». Хорошо ли это? На первый взгляд – да. Всем сестрам досталось по серьгам, стабильное правительство создано. Как говорится, «за работу, товарищи!». На деле же предвыборные программы социал-демократов и консерваторов по большинству пунктов настолько отличны друг от друга, что трудно представить, каким образом недавние противники намерены вместе управлять страной.

Противоречия касаются как внутренней, так и внешней политики Германии: здесь вопросы социальной защиты и борьбы с безработицей, налоговой политики и атомной энергетики, здесь же проблемы отношений с США и Россией. Да и больной вопрос вступления Турции в Евросоюз все еще не снят с повестки дня. Напомним, что социал-демократы всей душой «за», в то время как консерваторы готовы лишь рассмотреть вопрос о «привилегированном партнерстве», не более того. Если же говорить о России, то Ангела Меркель на пресс-конференции, состоявшейся в понедельник в Конрад-Аденауэр-Хаус в Берлине, где расположена штаб-квартира ХДС, на вопрос о внешнеполитическом курсе Германии ответила так: «Я полагаю, что мы должны обязательно улучшить наши отношения с США, однако при этом постараться, чтобы отношения с Россией не пострадали. Это наше общее желание, и я думаю, мы сделаем все, чтобы оно осуществилось».

«Большая коалиция» – это ненадолго


Не следует думать, что в Германии прошло незамеченным заявление руководства Российских железных дорог о том, что Россия отказывается от подписанного в Ганновере договора о покупке в ФРГ 60 скоростных поездов – эта сделка, заключенная в присутствии Владимира Путина и Герхарда Шредера, была названа «контрактом века» – так же как и подписанный чуть меньше месяца назад (опять же в присутствии руководителей обоих государств) договор о строительстве Северного газопровода. Уже сейчас немецкие бизнесмены задаются вопросом: «А не нарушит ли российская сторона и это обещание?» Многие открыто называют подписание обоих договоров политическим ходом Путина, который желал таким образом поддержать предвыборную борьбу своего друга Шредера.

Так или иначе, но времена канцлера Шредера и его красно-зеленой коалиции окончательно уходят в прошлое. Начинается время канцлера Ангелы Меркель и ее «большой коалиции». Надолго? Вряд ли. Декларируемый «железной фрау» «справедливый паритет» в исполнительной власти на деле в любой момент может обернуться коллапсом правительства, стоит партийным интересам той или иной стороны возобладать над стремлением к консенсусу.

Многие эксперты вообще считают, что «большая коалиция» продержится не более двух лет – Германия имеет печальный опыт подобного правления. «Большая коалиция», составленная из ХДС/ХСС и СДПГ под началом канцлера Курта Георга Кисингера, правила страной с декабря 1966 по осень 1969 года и распалась в результате непреодолимых противоречий между партнерами. Этот период считается одним из самых тяжелых в политической истории ФРГ. Сбудутся ли эти пессимистичные прогнозы? Не хотелось бы. Ни сил, ни времени на вторую попытку выбраться из затяжного кризиса у немцев уже не будет.

12.10.2005, 12:32

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий