Детектив там правит бал

"Код да Винчи" в Москве признан лучшей книгой года

Прошедшая в Москве ХVIII Международная книжная ярмарка определила лучшие книги, которые мы читаем. Самым популярным и раскупаемым автором 2005 года оказалась Дарья Донцова. Криминальное чтиво уверенно лидирует во всех топах и опросах.

Раскрутить и распродать

В день открытия ярмарки были оглашены результаты конкурса на лучшую книгу года — бестселлером опять стал детектив, который уже более 40 недель держится в десятке самых покупаемых книг, — “Код да Винчи” Дэна Брауна.
Роман Брауна такого статуса заслуживает. В книжном деле это уникальный случай. Появление “Кода да Винчи” повлекло за собой издание сразу пяти или шести книг научно-популярного содержания, комментирующих его. Роман Брауна спровоцировал и целую лавину беллетристики. В основном это переводные книги, на обложках которых указывается, что они имеют прямое или косвенное к нему отношение.
В номинации “Проза-2005” тоже сенсация. Романом года объявлен опять же если не детектив, то уж определенно роман авантюрный — “Вольтерьянцы и вольтерьянки” Василия Аксенова.
Эти две книги — Аксенова и Брауна — устроители ярмарки назвали венцом деятельности тех, кто, как было заявлено, “может сделать бестселлер национального значения, раскрутить его и продать”.
Просьба не путать с “Национальным бестселлером”, которым был отмечен роман Михаила Шишкина “Венерин волос”. Литературная премия “Нацбест” хоть и оказалась приуроченной к ярмарке, ее лауреат других лавров не снискал. Если первый пятитысячный тираж “Волоса” разошелся довольно быстро, то второй лежит на прилавках. Беда с этой премией, хоть переименовывай ее. Кого ни награждали в последние годы, реальными бестселлерами их романы не стали.


<table cellpadding=0 cellspacing=0 border=0 align=“left” style=“margin-top:5px; margin-bottom:5px; margin-left:0px; margin-right:5px;” width=110>Кто есть кто на самом деле
И еще одна книга в этом контексте оказалась заметной на ярмарке. Она как бы срывает маски с сегодняшних героев книжной торговли, напоминает нам, кто есть кто и чего стоит. Ее написал парижский журналист и литератор Фредерик Бегбедер. Называется — “Лучшие книги ХХ века. Последняя опись перед распродажей”. Это 50 эссе о книгах и их авторах, вошедших в золотой фонд прошлого века и до сих пор определяющих литературные вкусы и направления.
Родилась она в результате опроса 6 тыс. французских читателей и книговедов. Им было предложено назвать полсотни лучшего из всего, что написано в прошлом веке. Криминальное чтиво в этом перечне тоже присутствует, но занимает подобающее место — в самом конце. И это несмотря на то что его авторы — лучшие из лучших. Так, Агата Кристи с романом “Убийство Роджера Экройда” заняла только 49-е место, а “Собака Баскервилей” Артура Конан Дойла — 44-е.
Среди известных книг 40-е место занимает “Волшебная гора” Томаса Манна, ЗЗ-е — роман Габриэля Гарсиа Маркеса “Сто лет одиночества”, 28-е — “Улисс” Джеймса Джойса, 22-е — “1984” Джорджа Оруэлла, 14-е — “Имя розы” Умберто Эко, 8-е — “По ком звонит колокол” Эрнеста Хемингуэя, на 4-м “Маленький принц” Антуана де Сент-Экзюпери, на 3-м — “Процесс” Франца Кафки, а лидирует роман француза Альберта Камю “Посторонний”.
Несмотря на огромное количество опрошенных, такой перечень выглядит однобоким. В нем совсем не представлены ни Индия, ни Япония, ни другие восточные страны, хотя там есть писатели не только очень крупные, но и оказавшие большое влияние на мировую литературу. Я уж не говорю о русских писателях. Вряд ли “Лолитой” Набокова или “Архипелагом ГУЛАГ” Солженицына может исчерпываться представление французского читателя о русской литературе ХХ века.
Хотя, впрочем, тут все очень просто. Вероятно, советская проза не так популярна на Западе, как Достоевский или Толстой. Да и они, похоже, котируются в гораздо меньшей степени, чем у нас принято считать. В прошлом году вышел такого же рода справочник “100 величайших книг, которые потрясли мир” Мартина Сеймура-Смита. В него автор включил только те художественные и философские произведения, которые, по его мнению, “оказали огромное влияние на умы людей”. Так вот там русских имен нет вообще. Если не посчитать таковым с большой натяжкой Георгия Гурджиева с его главной книгой “Рассказы Вельзевула своему внуку”. Но и она была написана уже в эмиграции.

11.10.2005, 08:11

Телеграф


Написать комментарий