Охота на бизнесменов

Полиция призывает предпринимателей не связываться с сомнительными личностями

За год по Риге прокатилась волна громких преступлений. В августе 2004-го в Риге взорвали машину украинско-латвийского бизнесмена Олексея Жарова. В октябре от взрыва на улице Стабу погибла Жанна Ласточкина. В марте 2005 года застрелен Вячеслав Гойло. В июне в Балвы при взрыве автомобиля погиб бизнесмен Алберт Бриедис. В июле тяжело ранен владелец сети японских ресторанов Андрей Чепелкин. В августе застрелен еще один украинско-латвийский предприниматель — Михаил Герула. В октябре — латвийско-израильский бизнесмен Владимир Ноздрачев. Не слишком ли много жертв за столь короткий срок? За комментариями Телеграф обратился к начальнику Криминальной полиции Латвии Янису ВОНДЕ.



Знай своего партнера
— В интервью телеканалу LNT вы заявили, что предприниматели, которых убили или пытались убить в последнее время, были связаны с криминальным миром. В чем выражается эта связь?
— Эти люди имели либо родственные связи с представителями криминального мира, либо их связывали узы дружбы или отношения в бизнесе. С моей стороны было бы некорректно говорить по каждому отдельному случаю. Но связи есть. Чаще всего по бизнесу. И я хотел бы сказать, что бизнесменам всегда надо остерегаться всяких сомнительных ситуаций, незнакомых людей. В “старой” Европе у бизнеса есть принцип, который упреждает плачевные последствия: “Знай своего партнера”. Помаленьку этот принцип придет и к нам.
— Связаны ли эти преступления с предпринимательской деятельностью и можно ли говорить о заказном характере убийств?
— Об этом мы сможем говорить, когда преступники будут задержаны. Помню, лет 10 назад застрелили трижды судимого предпринимателя, человека очень состоятельного. Мы тоже основной версией выдвинули предпринимательскую деятельность. А через полтора года, когда преступников задержали, выяснилось, что это было вооруженное ограбление. Его хотели лишь припугнуть, но с одного он сорвал маску и сильно ударил. И в него выстрелили. Это пример того, что мотивы могут быть разные. Мотив убийства работников фирмы Niks — материальная заинтересованность. Преступник стрелял среди бела дня, понятно, что общественность это волнует. Несколько десятков звонков от населения содержали дельную информацию. Мы проверяем ее, и, думаю, рано или поздно преступление будет раскрыто.
— Как идет работа по другим громким преступлениям?
— Взрыв на Стабу, когда погибла невинная жертва Жанна Ласточкина, и взрыв машины Жарова — сложные дела, связанные с территорией нескольких государств. Наши оперативные и процессуальные мероприятия очень дорогостоящие: командировки за рубеж стоят недешево. По убийству Гойло объем работы огромный, поскольку у него и жизнь такая своеобразная, и деятельность — там еще работать и работать.
— В убийстве Герулы вы тоже усматриваете украинский след?
— Да. И не только украинский. Он имел за границей множество разных контактов, сомнительные фирмы.


Со второй попытки
— Есть ли подвижки в расследовании убийства Ноздрачева?

 — На Ноздрачева покушались еще в 2003 году, с холодным оружием. Он был тяжело ранен. После этого уехал в Израиль. Теперь вернулся. Так что проблема с Ноздрачевым давняя. Пока мы еще не знаем, связаны ли эти случаи между собой.
— Не считаете ли вы целую серию громких преступлений эхом передела в бизнес-сфере?
— Я так не думаю. Наоборот, убийств с применением огнестрельного оружия и взрывчатых веществ с каждым годом все меньше и меньше. В середине 1990-х годов я работал в Главном управлении полиции Риги начальником “взрывного” отдела. Взрывали каждую неделю. Бывали сутки, когда и два раза за ночь выезжали. А сейчас считанные случаи за год. 

10.10.2005, 08:06

Телеграф


Написать комментарий