Новый удар языком: кто устоит?

После школьной реформы - 2004 наш человек, заслышав сочетание «языковые пропорции», хватается если не за пистолет, то за сердце уж точно. Однако латвийские чиновники не намерены останавливаться на достигнутом. В конце концов еще не вся страна охвачена билингвизмом!


Министр образования Ина Друвиете сформировала рабочую группу по подготовке языковых пропорций для высшего образования


На сей раз МОН решил подкорректировать использование иностранных языков – читай: русского и английского – в вузах страны. Хорошо известно, что Ина Друвиете является убежденной поклонницей мультилингвизма: сама она не только читает лекции на английском, но и прекрасно владеет русским языком, хотя и предпочитает на нем не говорить из принципиальных соображений. Во всех своих интервью министр не устает повторять мысль о необходимости владения двумя-тремя языками для достижения более успешной конкурентоспособности на рынке труда.

С этим тезисом трудно спорить, если бы не одно «но»: насильственная латышизация образования на стадии средней школы отнюдь не улучшает, а ухудшает качество знаний. Но, может быть, для вузов пропорции окажутся полезными?

«Час» попытался выяснить, означает ли новая идея Друвиете агрессивное вторжение в частное высшее образование или она скорее угрожает государственным вузам, где, как мы знаем, согласно закону обучение ведется только на латышском языке? Кто выиграет, а кто пострадает от новой реформы?

- Наш вуз работает на трех языках, – говорит проректор RSEBAA Калев Кант. – Мы предоставляем своим студентам программы на английском, русском и латышском языках. Но тенденция такова, что очень часто выпускники русских школ предпочитают латышские программы. По идее, государству не нужно регламентировать язык обучения в частных вузах – рынок сам все расставит по местам.

При поступлении мы берем во внимание прежде всего результаты централизованных экзаменов по латышскому и английскому языкам. Но у нас есть и студенты из Франции, Италии, России, они учатся на английском и русском языках. Если допустить, что государство начнет требовать от частных вузов побольше латышского, тогда не очень понятно, как будут учиться иностранцы. Так же в этом случае возникнут сложности с программой обмена студентами. По международной программе ERASMUS к нам приезжают зарубежные студенты – например, из той же Австралии. Сейчас они могут выбрать для себя программу на английском или русском языках: ну не на латышском же им учиться!

- Я сторонник мультилингвального высшего образования, по крайней мере в нашем направлении, – признается ректор Института транспорта и связи Евгений Копытов. – У нас в вузе вообще нельзя зацикливаться на каком-то одном языке. Взять хотя бы логистику – модную нынче программу. Три языка необходимы как воздух, ведь восточный сосед – Россия, Запад работает на английском. То же самое с компьютерным программированием: треть наших выпускников уезжает по контрактам на Запад, многие устраиваются в местных СП с иностранным инвестором – там тоже рабочий язык английский. Но и без госязыка невозможно ориентироваться в законодательстве, спецдокументации. Убежден, что у нас все сбалансировано.

Последние два года предлагаем своим студентам микс: они сами выбирают профессиональные курсы на том или ином языке. То есть мы готовим специалистов под рынок, а не под язык. Язык обучения диктуют потенциальные работодатели. Однако высшую математику и физику мы даем только на родном языке. Уже сейчас все дипломные работы наши студенты пишут на госязыке. Это не совсем оправданно, ибо многие ради будущих работодателей заинтересованы писать на английском или на русском, но по нормативам этого делать нельзя. Если мы хотим снизить уровень знаний своих выпускников, тогда да – надо переводить часть обучения на латышский язык. К слову, когда в нашу магистратуру приходят выпускники госвузов, мы видим, что уровень их подготовки ниже, хотя оценки по предметам довольно высокие.

По мнению Евгения Копытова, языковые пропорции нужны как раз-таки госвузам. Они зажаты в тиски латышского языка и после громкой истории с русской программой в РТУ уже опасаются работать с иностранными студентами. Регламентирование языков также повлечет за собой проблему снижения кадрового потенциала: ведь до сих пор местные и приглашенные профессора имеют возможность читать лекции на том языке, на котором им удобно.

Еще одна проблема: учебная литература. В Латвии учебников по узким специальностям на латышском языке не будет еще долго. Поэтому студенты, которые хорошо владеют русским и английским языками, находятся в преимущественном положении, ведь вся передовая техническая литература написана именно на этих языках. А вот студенты госвузов, зацикленные на латышском языке, проигрывают. Если министерство надумает переводить часть обучения на госязык, оно должно будет для начала обеспечить учебный процесс переводной литературой. Здесь уместен вопрос: а хорошо ли просчитаны траты?

Мы обратились за комментарием к руководителю новой рабочей группы, парламентскому секретарю министерства образования и науки Дидзису Шенбергсу. Он с первых же слов заверил нас, что идея министра Друвиете как раз рассчитана на то, чтобы повысить конкурентоспособность выпускников государственных вузов.

«Час» угрюмо пошутил, не идет ли речь о пропорции 60:40? Г-н Шенбергс не оценил черного юмора и сказал, что латышский все равно останется базовым языком обучения, но в планах министра постепенно вводить в госвузы и другие языки обучения. А у частных учебных заведений, по его словам, появится даже больше возможностей для языковых маневров.

- Прежде чем вводить новую систему, мы будем долго дискутировать, – успокоил Дидзис Шенбергс. – У нас нет задачи сделать это наскоком, все взвесим, обсудим, выслушаем мнения разных сторон.

…Что ж, поживем – увидим. Пока в этой истории очень смущает одно: в созданной министром рабочей группе опять нет ни одной нелатышской фамилии…

06.10.2005, 08:05

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий