Зачем своих-то бьют?

Это по поговорке: «Бьют своих, чтоб чужие боялись». А по жизни своих бьют потому, что боятся. И тут уж не до аргументов. Потому годятся инсинуации, подтасовка фактов, умолчание - джентльменский набор демагога, у которого спрашиваешь, который час, а он в ответ - про мировую революцию. Нелогично, но скандальчик обеспечен.


«Баррикадный синдром» мешает союзникам договориться


На резкий вираж ЛСДРП от центр-изма к национал-радикализму левофланговые не среагировали и информацию о создании еще одной националистической партии оставили без комментариев – это же не конкуренты! Но когда Долгополов и Урбанович заявили о формировании «Центра согласия», левые обрушили агрессивный, а потому и несправедливый, простите, полив на потенциальных союзников.

Скандалы да эпатаж удерживают на плаву затухающих звезд шоу-бизнеса. И политические провокаторы вроде Кирштейнса с Гардой скандалами поддерживают свою известность. Но зачем объединению, считающему себя серьезной политической силой, скандальные выпады против реальных партнеров? Почему ЗаПЧЕЛ усматривает в «Центре согласия» не союзника в возможных переговорах и совместных действиях, а конкурента? Неужели былая слава меркнет и нужен скандал?

«Когда кипят страсти, истина испаряется» – эта сентенция характеризует нынешнее состояние ЗаПЧЕЛ. Лидеры объединения не могут согласиться, что благодаря угрожающим «Русские идут!» и «Так победим!» националам удалось реанимировать подзатухшие было «Латыш, не сдавайся!» и «Латвия для латышей!» и мобилизовать престарелый, но активный латышский электорат. В итоге левые и центристы проиграли выборы в Европарламент, минувшей весной не смогли удержать сложившуюся коалицию в Рижской думе. Самое время остановиться, оглянуться… Но трудно удержаться от «баррикадного синдрома».

Как ни горько, но борьба за русские школы проиграна. В значительной мере из-за того, что была фактически упущена и ратификация Рамочной конвенции, и исполнение ее требований, предусматривающих образование на языке нацменьшинств и использование русского в местах компактного проживания. А словесная эквилибристика продолжается: «акции неповиновения», «борьба до победы», «очередное сражение»…

Но воинственность действует лишь на людей, чувствующих свою несостоятельность. Значительная часть из них – неграждане, они неспособны помочь «пчелам» голосами. Им бы помочь решить проблемы натурализации и расширить свой электорат.

«Пусть этим Алдермане занимается, ей за это деньги платят», – заявил мне один из лидеров ЗаПЧЕЛ. Потому и появился ОКРОЛ, объявивший о плане работы, отказавшийся от «баррикад» и «непарламентских методов борьбы» и выступающий за социальное равноправие.

Прав оказался Юрканс, заявивший, что «им нужны митинги и улицы, чтобы политически выжить. Им мало Сейма, им нужны конфликты». ЗаПЧЕЛ пошел на открытый конфликт с «Центром согласия»: дескать, мы последовательные и стойкие, а вы – изменники.

Впрочем, нынешнее ЗаПЧЕЛ ничего общего с брендом пятилетней давности не имеет. Тех «пчел» два года назад заменили на срочно созданную частью «равноправцев» Bite (лат. – «пчела») – «Свободный выбор народа в Европе». И поди разберись, куда зовут «пчелы», а куда – bite. Такая вот «последовательность»… Как заметил один из лидеров Соцпартии Христолюбов, этот политический кульбит «рассчитан на людей, которые не особо интересуются политикой и полагают, что сущность объединения сохранилась с предыдущих выборов».

Инициаторы «Центра согласия» отдают приоритет не политическому согласию, а согласию в обществе: «…Мы заявляем о своем стремлении преодолеть затянувшиеся социальное расслоение и этнический раскол. Мы призываем общественность, политиков и политические партии к совместной работе, чтобы заложить прочный фундамент для политического, экономического, социального и духовного развития Латвии».

Что же в этой программе возмутило «запчеловцев»?

Увы, в нынешней Латвии добиться равноправия для всех будет возможно, когда общество поймет, что обостренные национальные проблемы – ширма для прикрытия беспомощности правящих решить социальные, не имеющие национальности проблемы, что объединяющих идей гораздо больше, чем разъединяющих.

Об этом же заявил и президент РОЛ Вячеслав Алтухов: «Русская община Латвии нацелена на восстановление доверия между латышами и русскими». Полагаю, РОЛ будет союзником «Центра согласия», который идет на переговоры со всеми, кому небезразличны идеи общественного согласия. «Пчелы» же по-прежнему утверждают, что согласие невозможно: сначала равноправие, потом – согласие. А почему не наоборот?

С незапамятных времен пытаются выяснить, что первично – яйцо или курица. Что первично – равноправие или согласие? Этот вопрос из тактического пытаются превратить в политический и на этом сделать «свою игру». Красиво вбросить любую до конца не просчитанную идею – это очень по-«пчелиному».

После проигранной школы стали громче ставить требования нулевого варианта гражданства и признание русского вторым государственным языком. В современной Латвии это, увы, нереально, и «пчелы» это понимают.

Их требования адресуются не властвующим национал-радикалам, а электорату – вот, дескать, как мы отстаиваем ваши интересы. Да, эффектно, но, увы, малопригодно или вовсе непригодно в реальной жизни. А политика – искусство возможного.

03.10.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий