Большая примерка в маленькой стране

«Надеть нечего...» Даже не пытайтесь спорить, если услышите эти слова из уст супруги или подруги. Позиция спорщика заведомо проигрышная, поэтому просто отправляйтесь в магазин за обновками. При этом, однако, не удивляйтесь, если ваша дама, оглядывая заваленные одеждой стеллажи, недовольно скажет: «И купить тоже нечего». Это правда, потому что качество продаваемой в Латвии одежды оставляет желать лучшего, а уж о запредельных ценах и говорить не приходится.


Почему качество нашей одежды не соответствует ее цене?

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/30//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/30/n228_7-1.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото автора.
Гунтис Страздс не согласен с высокими ценами.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/30//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/30//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Монополия в действии


Когда-то Латвия была одной из самых элегантно одетых дам Союза. Достаточно вспомнить хотя бы знаменитые показы Rоgas modes, на которые собиралась вся элита легкой промышленности бывшего СССР, чтобы взять на вооружение передовой опыт латвийских модниц.

Теперь времена изменились, и наша дамочка, порядком поистрепавшись в политико-экономических баталиях, предстает совсем в ином свете. Одетая по моде, которую диктуют не кутюрье, а торговцы, простушка-Латвия готова сильно переплачивать за сомнительное удовольствие быть одетой в китайский ширпотреб. Что ж, наверное, именно так и должны выглядеть задворки Европы по замыслу ее устроителей.

Об этом «Час» беседует с президентом Ассоциации предприятий легкой промышленности Гунтисом Страздсом.

- Г-н Страздс, что же это такое творится в наших магазинах? Глянешь на витрину – глаза разбегаются, а начинаешь присматриваться повнимательнее… То строчка кривая, то вытачки не на месте, то размер на маркировке не соответствует реальному размеру изделия. А уж цены на эти «произведения искусства» и вовсе несусветные. Причем грешат этим не только супермаркеты и так называемые магазины для среднего класса, но и вполне респектабельные бутики. Чем можно объяснить такое категорическое несоответствие качества и цены?

- Тут целый ряд причин. Во-первых, покупательский спрос: раз мы готовы за это платить – нам будут это предлагать. Согласитесь, большинство населения Латвии и слыхом не слыхивали о таком понятии, как уровень мировых цен. Какой-нибудь житель провинциального городка, прицениваясь в Риге к мужской рубашке за 15 латов, даже не подозревает, что ее реальная цена в лучшем случае 5 латов. Вот вам и мораль: ненормально завышенный уровень цен держит сам потребитель.

Во-вторых, у нас неправильно – с точки зрения потребителя, конечно, – работают торговые сети. Вы видели в Риге супермаркеты, в которых можно купить все – от нижнего белья до пальто? Таких нет. Зато есть огромные здания, площади в которых сдаются в аренду маленьким магазинчикам с небольшим ассортиментом. Поэтому мы и сталкиваемся с ситуациями вроде: «А такой же костюмчик, только на размер больше, у вас есть?» – «К сожалению, нет. Все, что есть, выставлено».

Между тем в той же Германии в городе с численностью населения 500- 600 тысяч человек работает аж несколько сетей (!) супермаркетов с богатейшим ассортиментом. И принцип предложения товара у них совсем другой. Так, каждый вид одежды, будь то блузка или плащ, представлен как минимум 10- 15 разными моделями, в свою очередь каждая модель – всеми размерами, включая нестандартные. Там не возникает проблем ни у высоких худощавых, ни у полных низкорослых. Кроме того, есть четкое разграничение по ценовым категориям: повседневная одежда дешевле, выходная – дороже.

У нас же в какой магазин ни зайдешь – даже самый дорогущий! – такого разнообразия не будет. Почему – понятно: если поставлена цель получить большую прибыль, нужно сократить выбор до минимума. Это принцип монополии: меньше выбор – выше цена.

Жадность не порок?


- Есть и еще одна причина дороговизны, – продолжает Гунтис Страздс. – Это, как ни покажется странным, завышенный объем импорта из стран третьего мира. На практике происходит вот что. Торговец покупает у производителя огромные партии товара по минимальным закупочным ценам. Если бы в Латвии этот товар выставлялся с адекватной магазинной наценкой, то мы покупали бы китайские и таиландские кофточки не за латы, а за сантимы. Но так, увы, не происходит – наценки у магазинов запредельные.

Понятно, что продавцу надо заработать: ему же нужно «отбить» стоимость перевозки товара, оплату складов, аренду магазина, заплатить зарплату работникам, что-то получить самому. Но для этих целей вполне достаточно, если в магазине товар будет стоить в 3- 4 раза больше своей закупочной цены. У нас же наценка порой бывает выше стоимости товара… аж в 100 раз!

Вот пример. По документам комплект нижнего женского белья китайского производства закупается у производителя по 4 с половиной сантима. В латвийском магазине этот комплект стоит уже 4 лата 50 сантимов. Другой пример. В 2001 году средняя закупочная стоимость китайской обуви составляла 1 лат 39 сантимов за пару. В магазинах такая обувь стоит уже 13- 15 латов. А в 2004 году из Гонконга завезли 12 252 пары обуви, купленной у производителя по… 20 сантимов за пару. Почем она обойдется нам с вами – считайте сами.

Моральной стороны этого вопроса так и вовсе лучше не касаться. Ни для кого не секрет, что в ширпотреб из третьих стран одевается, как правило, самая неимущая часть населения. Часто говорят, что если бы не китайские товары, бедным нечего было бы купить. Это не так. Просто богатым не на чем было бы наживаться…

Китайское нашествие


- Парадокс нашей торговли в том, – замечает Гунтис Страздс, – что, по всем нашим данным и расчетам, цены на одежду с 2001 года должны были медленно, но верно снижаться. За счет налаживания отношений между Латвией и Китаем объем импорта из Китая резко увеличился, а закупочная цена соответственно упала.

Казалось бы, все шло к тому, чтобы упали и цены в розничной торговле. Но не тут-то было. Цены в наших магазинах не то что не снизились, напротив, – стали только выше! «Наверное, инфляция виновата», – думает наш народ и идет в кассу. И это при том, что из третьих стран мы получаем аж 75 процентов всей импортной одежды.

- 75 процентов?! А как же все эти роскошные бирочки на одежде с названиями фирм, иногда очень даже известных?

- Сама по себе бирка, пусть самой известной фирмы, еще ничего не значит. По закону на одежде должна стоять маркировка изготовителя, например, «Сделано в Китае». Но наши торговцы изо всех сил стараются спрятать информацию об азиатском происхождении товара, сделать так, чтобы покупатель заинтересовался этим в последнюю очередь. Почему? Ну все-таки Китай – как-то непрестижно…

Вот и появляются всякие ухищрения. Роскошную бирку с названием фирмы нашивают на самое видное место, например, на воротник изделия. А малюсенькую такую бирочку с названием страны-производителя можно встретить в самых неожиданных местах, где и искать-то не станешь: на внутренней стороне брючины или вшитую внутрь шва в нижнем белье. В последнее время стали активно пользоваться и штрих-кодами, в которых потребитель вообще ничего не понимает. Да и кто из нас с ходу вспомнит первые цифры штрих-кода хотя бы родной Латвии?

Латвия работает на дядю


Так, может быть, чем связываться с нашей доморощенной торговлей, лучше все-таки шить себе одежду на заказ? Но Гунтис Страздс тут же разочаровывает.

- Индивидуальный пошив, – говорит он, – обойдется вам куда дороже, чем покупка готовой вещи. Сшить по персональным меркам клиента эксклюзивную вещь всегда было дорого. Но вместе с тем индивидуальный пошив в латвийском ателье обойдется клиенту раза в три дешевле, чем если бы он надумал делать это в любой из стран старой Европы. Но и этот факт не в пользу Латвии – от того, что в Европе ручной труд ценится в несколько раз дороже, нашему потребителю не легче.

- Кстати, а почему сама Латвия почти не производит одежду? У нас ведь такие богатые традиции.

- Кто это вам сказал, что не производит? Очень даже производит – наш экспорт почти в два раза больше импорта! Другой вопрос, что латвийские производители в Латвии практически ничего не продают: бизнесом выгоднее заниматься за границей.

А как торговать тут, если свою прибыль производитель получит… через 120 дней после того, как отдаст изделия в магазин? Для сравнения: в Европе все расчеты магазина с производителем производятся уже через 3- 4 дня. У нас же для производителей, желающих продать свой товар на родине, созданы самые неблагоприятные условия, причем они продолжают ухудшаться. Сначала срок расчета магазина с производителем был 45 дней, потом 60, потом 90, теперь вот 120… Все это означает, что для торговли в Латвии надо брать кредит на оборотные средства, платить банку проценты… Кому все это нужно? Надо быть очень большим патриотом, чтобы идти на такие жертвы.

Плюс к тому пресловутые надбавки магазинов, которые вряд ли откажут себе в удовольствии взвинтить цену. Как вы думаете, что скажет производитель, увидев свой товар на прилавке магазина с ценником латов эдак 50, когда у него он был куплен за пятерку?

Кстати, из темы магазинных накруток логично вытекает и тема скидок. Все эти «сезонные распродажи», «последние предложения» и «небывалые скидки до 75 процентов» делаются не себе в убыток. И если продавцы с умным видом говорят вам, что «сегодня скидочка по случаю обновления коллекции», кивните, но знайте: по каким-то причинам магазину пришлось умерить аппетит и снизить свою наценку.

- Я уже боюсь спрашивать, но что сейчас в Латвии в моде?

- То, что привезет торговец, купивший товар в странах третьего мира или по дешевке на распродаже в европейском супермаркете два года назад.

Что почем?


По документам комплект нижнего женского белья китайского производства закупается у производителя по 4,5 сантима.

В 2001 году средняя закупочная цена китайской обуви составляла 1 лат 39 сантимов за пару.

В 2004 году из Гонконга завезли 12 тысяч 252 пары обуви, купленной у производителя по… 20 сантимов за пару.

Тенденция


Проследить тенденцию нашествия товаров из Китая можно на примере мужских брюк. Эти данные предоставлены Ассоциацией предприятий легкой промышленности.

2001 год – завезено 6,06 процента от всех импортных брюк по цене 3,75 Ls за пару,

2002 год – завезено 12,52 процента от всех импортных брюк по цене 2,37 Ls за пару,

2003 год – завезено 15,77 процента от всех импортных брюк по цене 2,68 Ls за пару.

Цифра


4 лата 69 сантимов- такова средняя закупочная цена мужских брюк, ввезенных в Латвию в 2004 году. А почем купили их вы?

30.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий