Вся правда о «Новой волне» 3

На этот раз — от ее участника Брендона Стоуна

На днях в Риге побывал Бесик ШПЕТИШВИЛИ (он грузин, но вот уже 10 лет живет в Германии) — певец, известный латвийской публике как Брендон Стоун, представлявший на “Новой волне — 2005” Испанию. В Латвии Бесик оказался по работе — вскоре он планирует появиться на нашем музыкальном рынке со своим дебютным альбомом “Случайный взгляд”, в апреле 2005-го выпущенным в Германии с расчетом на тамошние 3 млн. русских эмигрантов. Кроме Латвии Бесик хочет покорить “Взглядом” Россию и Украину.

“Случайный взгляд”, судя по тем композициям, что я слышала, — классический пример сладкой попсы, которой мучается вся постсоветская поп-сцена. Поэтому говорили мы в основном о “Новой волне”, на которой Бесик с его потрясающим голосом вполне мог войти в призовую тройку. Он тоже так считает: “Полина Гагарина — это ведь очередной, дорогостоящий российский проект. Она просто не могла не получить приз. Правда, то, что меня обделили, только сыграло мне на руку — подогрело интерес прессы”. Но при всем при этом певец уверен — по сравнению с предыдущими опытами “Новой волны”, конкурс 2005 года — самый честный.

Грузия, Германия, далее — везде

— Как вы вообще уехали из Грузии?
— Мои родители перебрались в Германию в 1995 году, когда мне было 15. Тогда в Грузии была сложная политическая ситуация, и они посчитали, что за рубежом нас с братом ждет лучшее будущее.
— Насколько я знаю, ребятам из Грузии довольно-таки сложно адаптироваться в Европе, где нравы гораздо свободнее, чем на вашей родине. У вас были с этим проблемы?
— Вы правы, в Грузии нравы пока еще “старинные”, и к европейскому образу жизни наши молодые люди, оказавшись за границей, привыкают с трудом. Впрочем, у меня этих проблем не возникало, я с детства бывал за рубежом и культурного шока после переезда не испытал. С другой стороны, друзей-немцев у меня так и не появилось — очень уж они рациональный народ, не люблю таких. Дружу в основном с русскими и грузинами, живущими в Германии.
— А с Испанией что вас связывает?
— У меня в Барселоне студия, но в Испании я больше дурака валяю, чем работаю. В Германии все оттого трудоголики, что там всегда пасмурно, хочется засесть на работе и никуда не выходить. В Испании же совсем по-другому себя чувствуешь, там все — “маньяна”, по-русски это значит “завтра”. Да, да. А чего вы хотели от страны, которую “парализует” в самой середине рабочего дня. У них ведь во время сиесты (с двух до пяти) даже магазины закрыты.
— Почему вы решили представлять Испанию, а не Германию? Кстати, это было как-то скоординировано с тамошними официальными лицами?
— Я ни у кого не спрашивал разрешения представлять Испанию на конкурсе, у меня просто там прописка, это позволило подать заявку на участие именно от Испании. Почему не от Германии? Тут две причины. Во-первых, мне не хотелось петь на немецком языке в категории “Хит своей страны”. Это довольно-таки грубый язык, людей, которые его не знают, он бы попросту отпугнул. Во-вторых, Лора Григ, которая должна была выступать на “Волне” от Германии, моя хорошая подруга. Не хотелось составлять ей конкуренцию. Потом, правда, ее сняли с конкурса — эфирное время было ограничено и от одного участника пришлось отказаться.
— Где вы в последнее время чаще оказываетесь — в Испании, Германии, на Украине, в России?
— Вообще-то везде. После Юрмалы я дома в Берлине толком и не был. Через два дня после завершения конкурса вернулся в Ригу — выступал на частной вечеринке, потом сразу же уехал в Киев, записывать дуэт с Тиной Кароль, потом полетел в Штаты к Стефани, оттуда снова вернулся на Украину — на этот раз участвовать в записи их “Песни года — 2005”. Как видите, “Волна” мне многое дала — и в плане раскрутки, и в плане полезных контактов.




Цитата


После конкурса я в Киеве записал дуэт с Тиной Кароль, потом полетел в Штаты к Стефани, оттуда снова вернулся на Украину — на этот раз участвовать в записи их “Песни года — 2005”. Как видите, “Волна” мне многое дала — и в плане раскрутки, и в плане полезных контактов.


 


Кому Ревзин на пользу, а кому и нет
— Помню, вы очень тепло отзывались о сотрудничестве с Александром Ревзиным…
— Кстати, оно не всем было так уж полезно. Например, Интара (Бусулиса, получившего на конкурсе первое место. — А.Г.) он, кажется, испортил, тем что заставил его петь с открытыми глазами. Ревзин на репетиции всем велел их открывать, приучал в камеры смотреть, улыбаться. Многие от этого только выиграли, но Интару такой наигрыш явно мешал. А вот Кароль, мне кажется, после ревзиновских переделок стала только лучше. Он вообще ее со страшной силой перекроил. У Тины ведь совсем другая программа намечалась. Во второй день она должна была петь “Аве Марию” Шуберта, а в третий что-то душераздирающее из собственного репертуара. Выбор этот очень просто объяснялся — хотела голос во всей красе показать. Но Ревзину до этого дела не было, он о телезрителях беспокоился и сказал, что хочет слышать что-то более динамичное. Тина чуть ли не со слезами бегала по участникам, искала “лишнюю” фонограмму. В итоге мы с Интаром ей помогли: он достал фонограмму I feel good, я же с третьим днем “разобрался”. “Картины любви” — моя песня.
— Планируете ли сотрудничать с кем-то еще кроме Кароль и Стефани?
— Да, у нас с Интаром на 4 ноября запланирован клубный концерт в Германии. Он будет петь джаз, я свой репертуар, но, думаю, “поджемовать” нам тоже удастся. Я ведь по образованию (Бесик окончил Берлинскую консерваторию) джазовый пианист.
— Кого вы слушаете?
— Очень часто Луиса Мигеля, есть такой испанский поп-исполнитель. Из джазменов мои фавориты — пианисты Мишел Петручианни и Оскар Питерсон. А больше всего я соул люблю — Мерайю Кери, Джорджа Майкла, Bee Gees, Wind and Fire. Вообще я старую соул-школу предпочитаю. Они ведь музыку совсем по-другому писали — композиции рождались естественно, из импровизаций. А сейчас “живых” песен мало, их теперь, каждую, по три месяца в студиях сводят.

29.09.2005, 08:09

Телеграф


Написать комментарий

сделайте больше картинок.

поменьше текста.

больше фоток.

Написать комментарий