Сдача Двинской крепости

На ближайшем заседании правительства Латвии будет решена судьба Двинской крепости. Проект постановления уже готов: Кабинет министров в лице главы минфина Оскара Спурдзиньша фактически отказывается от ЕДИНСТВЕННОЙ в Балтии сохранившейся сухопутной крепости, обрекая ее на забвение и разрушение.

Раздробленное наследство

Сегодня у потускневшей жемчужины Латвии нет хозяина — самоуправление Даугавпилса и Госагентство недвижимости (VNIA) владеют, как сказано в правительственном документе, “еще точно не измеренной территорией”. Порядка 70 зданий раскинулось на площади более 80 гектаров, 50 из которых составляют мощные крепостные валы. По сути, Двинская крепость — это город в городе, которому нужна специальная бюджетная программа, глобальный план реконструкции. Однако сейчас VNIA выделяет на нее просто смешные деньги: представьте себе, что на обхозяйствование такой территории в прошлом году потратили… 1137 латов! Еще в актив крепости можно занести 12 831 лат на ремонт водоотводной системы, но это сделано не из любви к истории — иначе ведь просто Даугавпилс затопит.

Маразм ситуации заключается в том, что потенциальный туристический рай — не хуже, чем Свеаборг близ Хельсинки, сегодня используется всего на 2,8%. Именно столько помещений в Двинской крепости занято, хотя здесь имеются 3 госпиталя и 7 учебных корпусов, 8 административных зданий и 3 казармы, гостиница, лаборатория, клуб, архив…

Неприступные бастионы Двинска

Крепость в том виде, как мы ее знаем сегодня, — четвертая в истории Даугавпилса! Рыцарский замок, шанец Ивана Грозного, польско–шведская крепость и, наконец, фортеция, построенная по замыслу военного министра России Барклая–де–Толли, представившего Александру I записку “О защите западных пределов России”: “У Динабурга… избрав хорошее месторасположение, должно построить крепость, которая охраняла бы сообщение с армией… Динабург кажется удобнее для сего назначения потому, что там находятся остатки укреплений, могущих весьма облегчить и ускорить работу”. 14 марта 1810 года исследования комиссии по постройке крепости, проведенные полковником–инженером Гекелем, были утверждены, и он получил ответ: “Государь император высочайше утвердить соизволил представление Ваше о построении крепости у Динабурга”.

На стройке использовались 10 тысяч, а на следующий год — 15 тысяч солдат и 2 тысячи мастеровых людей из Витебской губернии. Крепость планировалось создать за 3 года. На вооружении предполагалось иметь 595 крепостных орудий — более половины крепостных пушек страны! К весне 1812 года, несмотря на то что была выполнена лишь половина всех работ, царь признал Динабург крепостью первого класса. В июне 1812 года 1–я Западная армия русских, отходя на Дриссу, открыла подступ противника к Динабургу. Наполеон послал корпус маршала Удино на Динабург.

И гарнизон крепости — 2500 человек при 80 пушках — отбил атаку корпуса из 32 000 человек пехоты и 2400 кавалерии! “Храбрый гарнизон”, — охарактеризовал Барклай–де–Толли подвиг крепости.

В память об участии Динабурга в войне 1812 года был сооружен фонтан–памятник “Слава русского оружия” из трех 12–фунтовых орудий, установленный в сквере крепости. А многие из 2100 пленных французов погибли здесь от болезней и изнурительного труда. Они были похоронены в западном валу, который назвали Французским.

После войны стройка продолжилась: потолки в стиле ампир опирались на двухметровые стены. Вот свидетельство о мощи крепостных стен: по главному валу с расстояния 140 м тремя пушками крупного калибра было произведено 14 выстрелов в одно и то же место. И повреждения имели чисто внешний характер, обвала не произошло! Было сооружено четверо крепостных ворот, названных в честь царя Александровскими (северные), в честь великих князей Николаевскими (южные), Михайловскими (восточные), Константиновскими (западные). Перед каждым входом в крепость было выстроено еще по двое ворот и по три разборных моста. В 1827 году в крепости завершилось строительство госпиталя на 500 человек. В нем оригинально применили для отопления и вентиляции полые стены здания. Уникальным сооружением крепости являлась и 6–километровая дамба между крепостью и Даугавой, построенная в 1841 году по проекту капитана Мельникова. В 1922 году именно она спасла город от воды, поднявшейся на 10 м 62 см.

Внутри крепости на 60 м возвышался собор, выстроенный еще в 1631 году немецкими иезуитами. С середины XIX века он стал самым значительным по своему архитектурно–художественному значению. Алтарь собора расписывал знаменитый художник Перминов. Из подвалов собора начиналась сеть лабиринтов, уводящих под Даугаву и соединяющих крепость с предмостным укреплением.

Именно крепость подняла значение Двинска и вызвала его быстрый рост. В 1878 году она была окончательно завершена: 7 линий обороны, 11 полевых фортов, 7 редутов, 6 контргардов, 6 полубастионов, 5 бастионов и мощный главный вал. В 1897 году она получила категорию “крепость–склад” — здесь разместились войсковые мастерские по изготовлению и хранению пороха, гранат, снарядов, по пошиву формы; обосновались интендантские части и небольшой гарнизон. Двинская крепость была не только укреплением, но и местом содержания “политических”.

Поэт и декабрист Вильгельм Кюхельбекер, народоволец и ученый Николай Морозов сидели в ее казематах, а в последнюю войну крепость превратили в огромный концлагерь “Шталаг–340”, где был в заключении татарский народный поэт, герой Советского Союза Муса Джалиль. После войны в крепости были расквартированы 308–я Латышская краснознаменная стрелковая дивизия и Высшее авиационное инженерное училище.

Взять и поделить

Как явствует из вышеперечисленного, Двинская крепость действительно могла бы “нести золотые яйца” для депрессивного региона Латгалии. Но, удовлетворившись тем, что “единый архитектурный ансамбль был представлен на международной выставке недвижимости MIPIM–2004”, латвийское государство позорным образом самоустранилось от участия в ее дальнейшей судьбе. Министерство обороны и Даугавпилсская дума написали в Кабинет министров “аргументированные отказы”. Местные власти намерены строить вместо этого… аквапарк у озера Большие Стропы.

А вот как мотивировали правительственные чиновники незаинтересованность в крепости как туристическом объекте: “Это связано с привлечением значительных финансовых ресурсов не только со стороны возможных инвесторов, но и из средств государства и самоуправления, что сегодня не является приоритетом в связи с направлениями стратегических инвестиций государства”. На европейские же деньги в рамках программы PHARE “концепцию не было возможности подготовить”.

Вывод “рабочая группа” по Двинской крепости сделала подобный приговору: использование ее как единого объекта НЕВОЗМОЖНО. Поэтому предусматривается ее “разделение и частичное отчуждение”, которое “может длиться многие годы”.

Есть в правительственном решении и одна страшноватая ссылка на “опыт по приватизации больших объектов (например, объект Скрундской радиолокационной станции, ВЭФ)”. Если подобная судьба ожидает в XXI веке и Двинскую крепость, то это уже будет ПРЕСТУПЛЕНИЕ. А почему бы и нет, собственно? Ведь, как доказывает вся ее история, имперские редуты строились совсем другой страной. Так отчего же за них отвечать независимой Латвийской Республике…

03.08.2004, 12:28

"Вести сегодня"


Написать комментарий