Инета Радевич: «Я всегда знала, что у меня будет особенная жизнь»

Спортсменка, красавица, отличница — все это сказано будто про нее

Прыжок во сне и наяву
— Согласись, что сезон-2005 получился у тебя каким-то неровным: то 3-й результат в мире и победа на Кубке Европы, то провал на чемпионате мира…
— Да, все было. Но я сама больше удивляюсь тому, что установила два личных рекорда: 6,66 м в зале и 6,80 м на стадионе. Ведь все говорило о том, что сезон получится провальным. После мартовского чемпионата Европы в Мадриде я уехала в Америку на 2 месяца, закончила университет (теперь я экономист), но заболела бронхитом. Пришлось пройти курс антибиотиков, которые сильно меня ослабили. Два месяца базовой подготовки начисто пропали. Я просто боялась этого сезона: надо было форсировать пик формы, чтобы выполнить норматив А чемпионата мира (6,75 м). А это не шутка все-таки, если у тебя личный рекорд 6,70 м, да и тот был показан два года назад. Я “перепрыгнула” норматив 19 июня и надеялась, что времени еще хватит, чтобы достичь второго пика формы. Но именно отсутствие базовой подготовки и не позволило сделать это к Хельсинки.
— А разочарование в Мадриде, когда ты была в одной попытке от медали, тебя здорово подкосило?
— Это когда меня румынка отодвинула на 4-е, а немка на 5-е место? Обидно, но не страшно. Не люблю я надолго расстраиваться.
— И все же что там было с прыжком немки Каплер, “улетевшей” на 6,96 м?
— Да не было столько! В это время шел забег на 3000 м с участием испанки. Судья просто загляделся на него и колышек поставил не туда, куда прыгнула немка. Я собралась на последний прыжок, но показала на 2 см меньше своего лучшего результата. Не судьба, значит.
Вообще-то я довольна сезоном. Какие-то ошибки были, но мне кажется, что я делаю правильные выводы, которые мне еще пригодятся. Теперь я буду профессионально относиться ко всем сторонам спортивной жизни. Нельзя готовиться к крупным стартам и сезону в Риге, где все время бытовой стресс, все время надо куда-то бежать. Нужно уехать, тренироваться два раза в день на сборах и режимить, все посвятить только этой работе. Я вроде и раньше это понимала, но не осознавала, насколько это важно.
— А твой лучший прыжок в этом году, это…
— Конечно, в Таллине, на Кубке Европы, когда показала 6,80 м. Дальше к тому дню прыгали только россиянка Ирина Симагина (7,04 м) и американка Тина Мэдисон (6,82 м).
Мне психологически было тяжело два года, разделившие 6,70 м и 6,80 м. Мастерство и опыт вроде росли, а результат ни с места. И вот буквально за две недели до Таллина мой тренер Юрис Волкинштейнс уговорил меня попробовать технику прыжка “ножницами”, чему я долго противилась. И вдруг сразу же стали получаться дальние прыжки. На тренировке я дважды прыгнула на 6,50 м и поняла, что в соревновательных условиях смогу прыгнуть гораздо дальше. Я всей нашей команде разболтала, что выполню норматив. А в ночь перед стартом мне даже приснился этот прыжок — далекий-далекий. И в третьей попытке я сделала его, несмотря на встречный ветер 1,8 м/cек!


Иногда процесс не хуже мечты
— Ты так открыто говорила о своем предчувствии. И не боялась, что кто-то сглазит?
— Мне везет на хороших людей. У меня никогда не было знакомых, которые бы меня подставляли или желали мне плохого.
— В легкой атлетике очень актуальна проблема допинга. Но не помню случая, чтобы кто-то из пойманных тут же признался в том, что “был неправ”…
— Чем дольше я в спорте, тем больше верю, что наступит такое время, когда он будет чист и все мы будем в равных условиях. И медали будут у тех, кто этого заслуживает талантом и работой, а не тем, что у него доктор лучше. Думаю, что люди станут больше задумываться о долгосрочной жизни в спорте. Ведь допинг — это и травмы, так как мышцы не выдерживают силы, которую он дает.
Конечно, от ошибок и оговора не застрахован и невинный человек, никто. Я знаю такие истории. Жертвой становится скорее средний спортсмен, чем знаменитый, который может откупиться или которого не позволяют поймать. У нас в университете была девушка — метательница молота: еще ничего особенного, но прогрессирующая. И когда в США разразился скандал с допинговой лабораторией, она оказалась среди пострадавших. Но я знала, как она работает, и не верила обвинениям. Думаю, что ее подставили просто потому, что надо было найти виновных и показать — вот как мы боремся за чистоту своего спорта. Она не бросила спорт, продолжает работать — это разве не доказывает, что человек любит спорт больше того, что он может дать медалями и деньгами. А анализы — так никому не известный лаборант может натворить такого, что потом и ангел не отмоется.
Я очень надеюсь, что жизнь проведет меня мимо подобных испытаний. Не хочу терять веру в свет из-за того, что такое происходит.
— Инета, а твои мечты всегда сбываются?
— Доживу до 2008 года и тогда узнаю наверняка. Но иногда процесс бывает не хуже самой мечты. Я вот была уверена, что сезон для меня уже закончился. Но позвонил мой менеджер и предложил выступить на турнире в Корее. А это уже намного ближе к Пекину, чем Рига.

21.09.2005, 08:06

Телеграф


Написать комментарий