Памятник мужеству

На Ивановском кладбище есть удивительный памятник - он поставлен советским воинам в 1942 году - при гитлеровской оккупации.


Это единственный подобный памятник в мире. И поставили его рижане – староверы и православные.

…Самые тяжелые бои при защите Риги проходили 30 июня 1941 года в районе депо, центральной тюрьмы, русских кладбищ, вдоль железнодорожного полотна. Здесь с обеих сторон погибло свыше двух тысяч солдат. Трупы немецких солдат германская комендатура подобрала сразу. Тела красноармейцев оставались лежать.

Тогда руководители двух соседних русских приходов – Иоанновской церкви и Гребенщиковской старообрядческой общины – обратились к немецкому коменданту с просьбой разрешить похоронить убитых солдат. Комендант разрешил, тем более что стояла страшная жара.

Около тысячи русских воинов похоронили в двух братских могилах: в православной части Иоанновского кладбища – около 150 человек, тела которых еще можно было опознать; на новом старообрядческом кладбище возле железной дороги – около 800 человек, идентичность которых было уже невозможно установить. Погребение завершилось отпеванием.

Вспоминает Георгий Маркович Исаченко. Ему тогда было 14 лет, и он пел на клиросе:

- Собрал нас, певчих, батюшка Лев Мурников и говорит: «Сегодня на кладбище у братской могилы русских солдат совершим литию. Дело рискованное: захоронение немецкий комендант разрешил, но об отпевании речи не было…»

Никто из певчих не дрогнул, все пошли.

Но затем начался второй этап эпопеи с братскими могилами. Стали собирать средства на установление памятника. Сразу возник вопрос: какой памятник ставить? Не с пятиконечной же звездой… Решили поставить гранитный памятник с изображением восьмиконечного креста и соответствующей надписью. Правда, и тут могут возразить: ведь среди захороненных были не только русские. Но руководители обоих приходов пришли к общему мнению: 90% всех похороненных, а то и больше – люди русские. Не беда, если кто-то, будучи комсомольцем, считал себя атеистом. Семья-то у него православная или старообрядческая. А что касается воинов других вероисповеданий, то их родители будут благодарны, что их сыновья покоятся рядом с теми, с кем воевали, и похоронены по обряду тех людей, кто их хоронил. И, конечно, был еще один немаловажный аргумент – реакция оккупационных властей.

И действительно, как только памятники были поставлены, власти спохватились. Начались допросы, вызовы в полицию духовных и мирских руководителей обоих приходов. В гестапо их оскорбляли, «таскали за бороды», кричали на них: «Вы коммунистов отпеваете, памятники им ставите!» Но русские люди выстояли. Они сумели убедить власти, что выполняли свой христианский долг, чему подтверждение – восьмиконечный крест на обоих памятниках.

Помогло и то обстоятельство, что автором памятников был хорошо известный в Риге архитектор Василий Шервинский. Власти не смогли придраться к священнослужителям и архитектору, но упорно искали виновных среди прихожан-мирян. И, увы, нашли. Одним из главных инициаторов сбора средств на памятники среди староверов был Константин Романович Портнов.

Его хорошо знали многие староверы-рижане. Он был активным членом староверческого Кружка ревнителей старины, на религиозных собеседованиях выступал с лекциями по истории староверия. Вместе со знаменитым Заволово он преподавал Закон Божий в основной школе № 5 и в Русской правительственной гимназии. Его избрали в руководство Общества друзей гайд и скаутов русской национальности. Он слыл левым интеллигентом среди старообрядцев, то есть был не только крепок в древлеправославной вере, но и смелым в своих гражданских убеждениях. Вот они и проявились…

Выйдя на Константина Портнова, гестапо обнаружило за ним еще один «грех» – оказание помощи русским военнопленным. Гестапо немедленно арестовало Портнова и его жену Веру, учительницу русского языка и литературы. Их даже не довезли до Саласпилса, расстреляли по дороге.

Если бы знать то место, где они убиты, где их тела закопаны… На том месте не только цветы, памятник следовало бы поставить.

Хочется также с благодарностью вспомнить имена духовных руководителей двух русских приходов, проявивших патриотизм и упорство в отстаивании чести и достоинства русского воинства, – старшего наставника Гребенщиковской старообрядческой общины Льва Сергеевича Мурникова, председателя Совета РГСО Ивана Ульяновича Ваконья, настоятеля Иоанновского храма Николая Шалфеева и старосту прихода Ивана Максимова.

Во все времена можно оставаться людьми.

21.09.2005, 08:06

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий