Пахать от зари до зари за 50 латов

Хозяйство Upenes в двух километрах от литовской границы. Его хозяйка Наталья Прокопчук (на снимке) - подписчик «Часа». Она и пригласила нас, чтобы рассказать о нелегкой судьбе фермера, живущего в латвийской глубинке.


Хлеб все дороже, а крестьянам за зерно платят все меньше


Работа за так, зато на свежем воздухе


На своих семи гектарах Наталья выращивает кормовую пшеницу. В прошлом году комбикормовый завод Mыsa покупал ее по 57 латов за тонну, в этом году дает только 51 лат. Да еще и вычитает при окончательном расчете за «не то» качество. То есть в этом году зерно выращено Натальей себе в убыток.

«Час» пытался узнать в Mыsa, кто, как и на основании чего определяет закупочную цену, и выяснил только, что она зависит от влажности и наличия примесей. Разницу между прошлогодними 57 латами и нынешним 51 латом нам не пояснили.

За мясо бычков, по мнению Натальи, платят хорошо – по 60 сантимов за кг живого веса. За мясом приезжают представители фирмы AIB, отправляя его на экспорт. Едут издалека, из Мадоны и, наверное, поэтому задерживают оплату на месяц и дольше. А вот свинину выращивать невыгодно. Поросенок стоит 20 латов, корма ему нужно много, а приемная цена выращенного килограмма мяса – 1,10 лата. При этом свинью нужно обязательно отвезти на бойню – значит, на дорогу потратиться. На бойне возьмут еще 11 латов. «Что мне остается? – спрашивает Наталья. И сама же отвечает: – Ничего!»

На полях «Упени» растет кормовая свекла, но ее Наталья не продает – это для своих коров. Вокруг фермы гуляют четыре Натальины буренки. Которых нужно ежесуточно доить и все лето думать о заготовке сена. Это самые большие хлопоты в хозяйстве, дающие всего 18 сантимов за литр молока. Но в этом году и этих денег буренки не принесли. За сданное Натальей молоко с мая ей не платит посредник, собирающий молоко на хуторах и маленьких фермах, – кооператив Lauku piens.

Деловитая хозяйка кооператива, забирая молоко, объясняла Наталье, что заплатит потом, а пока кооператив все деньги вкладывает в холодильник, где хранит собранное перед отправкой на молочный комбинат в Бауску, – таково, мол, требование комбината. Холодильник такой дорогой, что даже тех денег, что получены из структурных фондов ЕС, на него не хватает, мол, надо подождать.

А куда Наталье деваться?..

Помощь есть, денег нет

<TABLE WIDTH=270 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/21//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/21/n220_upenes_farm_cow_od-06.jpg” WIDTH=250 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото Оксаны Джадан.
Наталья Прокопчук со своей кормилицей.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/21//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/09/21//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Евроденьги пришли и к самой Наталье. После долгой эпопеи с написанием бумаг (спасибо знакомому, сделавшему это бесплатно) из Брюсселя пришли аж 1000 евро. Их хватит на покупку еще одной коровы и полтонны минеральных удобрений на поля.

Помощь государства тоже есть: в минувшем году за сданные семь тонн выращенного зерна Наталья получила 183 лата дотации, за шесть тонн молока – 26 латов, за не заросшее кустами пастбище – 16 латов. Их не хватит даже на то, чтобы заплатить нанятому трактористу, не говоря уже о том, чтобы заработать на свой трактор. Для этого Наталье нужно работать лет сто. Потому что весь доход ее хозяйства таков, что зарплата Натальи в итоге составляет 50 латов в месяц.

А у нее четверо детей. Чтобы их прокормить, муж вынужден работать в Риге, на стройке. Там же работает старший сын. Младшие ездят в школу в Бауску, дорога каждому в один конец обходится в 40 сантимов. Дочь, двенадцатиклассница, помогает матери доить коров, но в будущем трудиться на ферме не думает. И сыновья тоже.

- Люди вокруг – трудяги, – говорит Наталья, – но все мучаются в безденежье. Один из соседей имеет 300 гектаров земли, работает на них от зари до зари, но ему с рабочими рассчитаться нечем, потому что с ним за молоко не рассчитались. Если бы был в законе пункт, оговаривающий пеню за несвоевременные расчеты с фермером, жить нам было бы легче. Но кто ж такой закон примет… Очень надеюсь, что в следующем году Lauku piens холодильник построит и будет платить регулярно.

Такие разные посредники


«Час» решил разыскать благодетеля – Lauku piens . И столкнулся с неожиданностью: как сообщила исполнительный директор комбината Bauskas piens Анна Сакина, с кооперативом Lauku piens они вообще не работают. Оказалось, что Lauku piens – это «посредник внутри посредника», внутри крупного лиепайского кооператива Dzesз, который и имеет договор с Бауским комбинатом.

Тогда «Час» связался с председателем Dzesз Марисом Петкевичем и выяснил, что Dzesз перечислил Lauku piens за отвезенное в Бауску молоко все до единого сантима. И сделал это из собственных средств, поскольку Бауский молочный комбинат в долгу перед Dzesз – не заплатил за поставленное в течение двух месяцев молоко. Хотели мы было позвонить некой Байбе, хозяйке Lauku piens, узнать, куда деньги Натальи и ее соседей на самом деле пошли, да председатель Dzesз сам обещал с ней разобраться…

Ясно, что комбинат Bauskas piens на каждый хутор машину посылать не будет – при нынешних ценах на топливо ехать к «малым», сдающим одну канну молока, накладно. Хотя, по словам Анны Сакиной, молока им не хватает и все же придется собирать его у фермеров самим. Потому что малые фермеры свои канны в Бауску тоже не повезут, разорятся…

Посредник, если он порядочен и обязателен, фермеров удовлетворяет. Недовольны они теми, кто, плодясь между городом и деревней и зарабатывая на посредничестве, раздают фермерам вместо денег красивые обещания.

Но экономика работает однозначно: чем больше посредников между фермером и покупателем молока, тем меньше в итоге достается самому фермеру. Или вообще ничего не достанется, как в случае с Натальей, живущей в двух километрах от Литвы. Где, как рассказывают ей соседи, фермеры хозяйничают совсем по-другому…

21.09.2005, 08:05

chas-daily.com


Написать комментарий