Страны Балтии понизили благосостояние ЕС

Европейский союз теперь не тот. Он уже никогда не будет прежним элитным клубом западноевропейских держав, в который так стремились попасть бедные родственники с Востока и Юга. По одной простой причине: они туда уже попали. Сразу десять. Теперь ЕС – это крупнейший мировой рынок и, в некоторой степени, политический союз с 450-миллионным населением. Однако о его элитарности уже стоит забыть. Так же, как и о сплоченности.

“К сожалению, мы видим сейчас больше трудностей, связанных с расширением Европы, нежели преимуществ от этого”, – жалуется Ришар Бюргсталер, президент Торгово-промышленной палаты Эльзаса. И неудивительно, ведь, по его словам, в восьми странах из десяти ВВП в расчете на жителя не составляет и 40% от среднего показателя по ЕС… Авторитетному французскому промышленнику вторит Eurostat, по данным которого, десять новичков, увеличив на 20% население Евросоюза, понизили уровень его благосостояния на 9%. Эксперты ЕБРР утверждают, что странам-новичкам понадобится 15-30 лет (а Польше, так и все 40), чтобы худо-бедно выровняться со старожилами. А австрийский Институт экономических исследований совместно с британским информационным центром Economist Intelligence Unit пришли к выводу, что и 50 лет тут может не хватить. “Широко распространенное мнение, что новые члены ЕС наверстают отставание в уровне жизни за ближайшее десятилетие, абсурдно”, – считает сотрудник Института экономических исследований Карл Айгнер. Вот, например, в Испании и Португалии, принятых в ЕС еще в 1986 г., к 2002 г. уровень доходов населения поднялся, соответственно, с 75% до 85% и с 57% до 70%. При том, что “отстающих” тогда было сильно меньше, чем “успевающих”. Теперь будет наоборот.
Впрочем, это еще полбеды. Европейские стратеги сознательно пошли на утрату элитарности ЕС, чтобы воплотить свою мечту о большой единой Европе. Но вот тут-то и кроется другая половина беды: единства в расширенном ЕС будет маловато. Во-первых, к традиционным ЕСовским конфликтам между большими и маленькими, северянами и южанами и т.п. – добавится конфликт между старыми и новыми европейцами. Богатые и бедные теперь составят два мощных лагеря внутри ЕС. И во-вторых, проблемы будут возникать из-за политической ориентации новобранцев. За годы, прошедшие с момента распада советского блока, они успели научились поклоняться США и безоговорочно выполнять распоряжения Вашингтона. Прошлогодняя ситуация с Ираком, когда восточноевропейцы с каким-то даже чрезмерным энтузиазмом ринулись в бой под знаменами антисаддамовской коалиции – в пику нудным европейским “старикам”, не сулит Евросоюзу в дальнейшем ничего хорошего. Он получил в лице стран ЦВЕ не просто непослушных и упрямых провинциалов, а настоящего “троянского коня” США в своем стане – особенно характерно в этом качестве выступает Польша.
Мало способствует единению Европы и документ, регламентирующий вступление новичков. Хотя он состоит из… 10000 страниц. Профессор права Сорбонны, юридический консультант ЕС Филипп Манен так оценивает этот образчик евробюрократического творчества: “не знаю, изучили ли его лидеры этих государств, но, даже если они это и сделали, остается немало юридических лакун, которые становятся явными сейчас. И все они связаны с огромной дистанцией, разделяющей степень развития двух Европ”.
К тому же страны ЦВЕ принесли с собой ворох собственных проблем. Помимо экономических, например, этнические: в Латвии и Эстонии – это русские, в Литве – поляки, в благополучной Словении – югославы, в свое время вычеркнутые из списков граждан. Однако самым проблематичным новобранцем является Кипр, несмотря на то, что он, согласно прогнозам, быстрее всех догонит Европу по уровню экономического развития. Дело в том, что он вошел в состав ЕС… частично. Никем, кроме Турции, не признанная Турецкая республика Северного Кипра (ТРСК) так и не смогла воссоединиться с южной, греческой Республикой Кипр. Причем, по вине греков-киприотов, которые на референдуме подали 76% голосов против воссоединения на предложенных им ООН и ЕС условиях. Надо сказать, что международные посредники теперь кусают локти: они слишком уж хотели, чтобы воссоединение Кипра состоялось до его вступления в Евросоюз, и чересчур ублажали турецко-кипрскую сторону, полагая, что именно она может заблокировать процесс. Что ж, турки-то подали большинство голосов “за” – им тоже в ЕС хочется, а вот греки-киприоты посчитали себя обиженными – ведь в наспех скроенном ООНовском плане не предусматривался даже вывод турецких войск с острова. Кстати, накануне референдума на Кипре, Россия, впервые за последние 10 лет воспользовавшись своим правом вето в Совбезе ООН, заблокировала соответствующую резолюцию. Кто-то ведь должен был подумать и о греческой части населения Кипра! Как бы то ни было, теперь в составе Евросоюза есть государство, имеющее территориальные проблемы…
Но то ли еще будет! Евросоюз не собирается останавливаться на достигнутом: в очереди на вступление – Болгария, Румыния, страны Балканского полуострова. Дальше – СНГ и Турция. Но тут отношения особые. Только пережив 1 мая, ЕС подготовил стратегию дальнейшего своего расширения. Программа “Расширенная Европа” предусматривает интеграционный охват всего мусульманского средиземноморского региона от Марокко до Сирии, а также Израиль, Ливан и практически все более или менее европейские страны СНГ, включая Россию. И все это – в течение нескольких десятилетий. Правда, для “новых соседей” это будет не совсем вступление в ЕС. На торжественной церемонии по случаю расширения ЕС председатель Еврокомиссии Романо Проди заявил, что теперь целью ЕС “является создание круга друзей, с которыми у нас есть общие интересы – и политические, и экономические. Это своего рода еще одна концепция расширения – расширения без институтов”. То есть, ездить по Европе и пользоваться всеми благами общего рынка – это пожалуйста, но вот участвовать в выработке его правил – это извините. И не совсем понятно, что это за “расширенная Европа” такая: то ли стартовая площадка для затяжного прыжка в ЕС, то ли отстойник для тех, кого туда никогда не возьмут, но и на волю выпускать не хотят.
С Турцией еще более сложная ситуация: страна обивает пороги Евросоюза, заключив соглашение об ассоциации, то есть, являясь без пяти минут полноправным членом ЕС. Вот только эти пять минут растянулись на 40 лет… Авторитетные европейские политики не раз прозрачно намекали Анкаре, что ее шансы равны нулю, но единства в ЕС по этому поводу нет, и это вселяет в турков надежду. Они изо всех сил стремятся соответствовать Европе. Правда, тут возникает вопрос не экономического развития и даже не уровня развития демократии страны-кандидата. Это вопрос цивилизационного единства Евросоюза, который пока держится за свои “христианско-атеиститческие” корни и с мусульманским миром смешиваться не хочет. По крайней мере, на государственном уровне. Папа Римский продолжает призывать европейских политиков включить в проект евроконституции упоминание о христианских корнях европейской культуры (изначально это упоминание там было). Тогда Турции и прочим мусульманским странам путь в ЕС будет заказан, и европейские политики понимают это. Но они понимают и то, что лет через 10-15 население Турции будет составлять порядка 100 млн. человек. И возьми ее в ЕС – она, находясь в Азии, станет крупнейшим членом Евросоюза, возможно, с наибольшим числом голосов в Совете ЕС. Тогда этот союз просто перестанет быть Европейским… Вообще, демографические проблемы Европы не позволяют ей вступать в слишком тесные отношения с активно размножающимся мусульманским миром без риска утратить свое цивилизационное единство. Впрочем, тут не спасет никакая внешняя политика: беспощадная иммиграция ведет к тому, что в самом ЕС коренные европейские народы скоро станут "нацменами"…
На этом фоне радует тот факт, что хотя бы Россия не стремится в ЕС. Романо Проди, во время своего недавнего визита в Москву, подчеркнул, что со стороны России не поступало никаких предложений относительно перспективы вхождения ее в Евросоюз. Даже в “расширенную Европу” она не стремится и вообще относится к этой идее с недоверием, подозревая, что вокруг нее создают новый “санитарный кордон” (вот делать Евросоюзу больше нечего!)
Но и без нас с Турцией элитарный европейский клуб превратился в большую разношерстую тусовку. Ему будет теперь невероятно трудно не только вырабатывать подобие общей внешней политики, но и решать свои внутренние вопросы. Как исправить эту ситуацию? До некоторой степени тут поможет конституция, которую Евросоюз намеревается все-таки принять, не отчаявшись после декабрьского провала. Оптимисты полагают, что ее согласуют уже этим летом, ведь основные возмутители спокойствия – Испания и Польша – пошли на попятную. Правда, возникла еще одна потенциальная проблема: Тони Блэр решил провести в Великобритании референдум по поводу евроконституции. Никакой процессуальной необходимости в этом не было, зато есть большой риск, что консервативные британцы из принципа скажут конституции “нет”. Европейские обозреватели полагают, что именно на это и рассчитывает Блэр, поскольку Великобритания осталась теперь последним оплотом “евроскептиков”. Лондон во что бы то ни стало хочет оставить за собой право вето во внешней, оборонной и налоговой политике, и если добиться этого путем переговоров ему не удастся, он, очевидно, заблокирует весь проект голосами подданных Ее Величества. Тогда у ЕС останутся только два пути: похоронить свою несостоявшуюся конституцию или оставить вредных островитян за бортом континентальной интеграции. Британия, кстати, уже давно рискует оказаться на периферии ЕС – со всеми вытекающими последствиями… Одним словом, конституция остается под вопросом. Возможно, в результате долгих и нудных переговоров, она будет выхолощена настолько, что превратится в пустую декларацию, которая не принесет вожделенного обновления механизму власти ЕС и не упрочит его единство.
Впрочем, если ЕС на наднациональном уровне станет слишком уж неэффективным, то власть постараются прибрать к рукам наиболее влиятельные страны-члены. Это был бы тоже выход: расширившийся и дезорганизованный Евросоюз спасет “сильная рука”. Но увы, ее в Европе сейчас нет. Германия, долгое время бывшая экономическим локомотивом и главным политическим авторитетом ЕС, утратила былые качества. По подсчетам The Economist, ВВП на душу населения в Германии в 2003 г. оказался на 1% ниже, чем в среднем по ЕС (который тогда состоял еще из 15 стран). А политический вес Берлина в разбухшем Евросоюзе будет уже не так ощутим, особенно если не удастся изменить систему голосования в Совете ЕС (сейчас у Польши почти столько же голосов, сколько у ФРГ). Даже ось Берлин-Париж тут не спасет: в ЕС развелось слишком много “средних и мелких”, которые как огня боятся доминирования сильных держав и не дадут им командовать европейским парадом.
Теоретически, чтобы снять внутренние противоречия и напряженность в ЕС, хорошо было бы усилить наднациональную власть. Но это удастся только в том случае, если страны-члены согласятся создать настоящие Соединенные Штаты Европы, где сами они будут на правах субъектов федерации, подчиняющихся Центру. Пока же они далеки от этого. Власть в ЕС реально принадлежит Совету министров стран-членов, который, вопреки всякой логике современной демократии, является законодательным органом, а Европейский парламент – всего лишь консультативным. Есть еще Европейская комиссия – наднациональное правительство ЕС, но она, со своей бюрократией, зарекомендовала себя далеко не с лучшей стороны. “Европейская бюрократия еще не сложилась или уже не сложилась, – убежден директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. – Разумная система принятия решений не оформлена. Механизм взаимного делегирования, наверное, существует, но работает крайне сложно. Некоторые члены ЕС выполняют только треть директив ЕС, среди которых бывают такие, что и не снились Госплану, например, по диаметру помидоров”…
На торжествах 1 мая звучала “Ода к радости” Бетховена-Шиллера – гимн объединенной Европы. Но многие эксперты считают, что на смену радости и эйфории от состоявшегося события в Европу очень скоро придет разочарование. Самые закоренелые скептики даже утверждают, что за расширением последует распад… А энтузиастам остается надеяться лишь на это эфемерное “цивилизационное единство” Европы – “единство в многообразии”, как любят называть его в ЕС. Если оно оправдает себя как политическая система – несмотря на всю разношерстость нынешнего Евросоюза – то это будет действительно новое слово в международных отношениях. Причем, лучшее из всех, что были сказаны в этой сфере за последние полвека. Ведь как бы ни ругали Европу за ее неэффективность и неповоротливость, она сегодня наиболее близка к идеалам демократии, за которые борется Запад.

12.05.2004, 14:02

web.sugardas.lt


Темы: ,
Написать комментарий