Мы сами будем решать свою судьбу!

Такие слова можно было прочитать в резолюции вселатвийского молодежного слета активистов движения за отмену школьной реформы, который прошел в эту субботу в гостинице «Латгола». А сам слет начался «забойным» хитом русской протестующей молодежи «Черный Карлис».

Следует сразу отметить, что такое мероприятие проходит в нашем городе впервые. На слет прибыли представители Штабов защиты русских школ (ШЗРШ) не только почти со всех концов Латгалии, но и из разных городов Латвии. В работе слета принимали участие председатель фракции «ЗаПЧЕЛ» в Сейме  Яков Плинер, депутат Рижской думы и председатель Латвийского комитета по правам человека Геннадий Котов, лидер республиканского ШЗРШ Юрий Петропавловский – тот самый Петропавловский, которому Кабинет министров отказал предоставить латвийское гражданство, мотивируя такое решение недостаточной лояльностью претендента. Однако все они ограничились лишь небольшими выступлениями, а всю работу по ведению слета взяла на себя молодежь. И справилась с этим прекрасно: все прошло организованно и четко.
На слет пришли ветераны Великой Отечественной войны, надев свои боевые награды. Г.Котов сказал, что наши предки, наши деды и прадеды, отстояли Отечество в войне 1812 года, в Великой Отечественной войне, а русский язык в Латвии – это тоже наше Отечество, и пришла пора русской молодежи защищать его. Ю.Петропавловский назвал собравшихся молодых людей будущей элитой русской Европы, которая высоко поднимет значение русской общины Латвии.
Как всегда четко и аргументированно выступил Я.Плинер. Многие пытаются умалить достижения протестного движения русских школьников, сказал он, но факты говорят сами за себя. Националы хотели полностью ликвидировать русский язык в школе, потом они отступили, предложив пропорцию 90:10, но и это им не удалось благодаря массовым протестам. Все что они сумели – это ввести пропорцию языков 60:40, но борьба будет продолжаться, пока русские дети не смогут получать образование на родном языке. Удалось также добиться, чтобы и после 2007 года можно было сдавать госэкзамены не только на латышском языке. Большое достижение – решение Конституционного суда, которое обязывает государство также финансировать частные школы, где преподавание идет не на государственном языке. По словам Я.Плинера, реформу не поддерживают 85 процентов учеников, родителей и педагогов. А результаты учебы говорят, что повышение конкурентоспособности при обучении русских детей на латышском языке – это миф. Я.Плинер привел конкретные цифры: число неуспевающих, второгодников среди русских школьников после введения языковой реформы резко увеличилось. Увеличилась даже детская преступность. Иначе говоря, так называемая «Реформа-2004» – это беда не только для русских детей, но и для всего латвийского общества. Она усилила этническое противостояние, ведет к конфронтации, т.е. деструктивна по своей сущности. Было много выступлений молодых ребят: четких, конкретных, деловых. Они говорили о технологии противодействия реформе, об идеологии молодежного движения, о необходимости преобразования ШЗРШ в Штаб защиты Русской общины, о том, как организовать молодежь и какие необходимы новые акции. В рабочих группах эти и другие вопросы детально обсуждались. Лейтмотивом звучал призыв к объединению русской молодежи Латвии, и мы видим, что этот процесс уже интенсивно идет.
Ю.Петропавловский высоко оценивает движение русской молодежи Латвии – оно становится как бы катализатором формирования гражданского общества в стране. «Из стада рабов создается общество людей. Протест начали русские школьники, по их примеру стали выступать полицейские, учителя, врачи. Вы делаете Латвию страной свободных людей», – сказал Ю.Петропавловский.
Александр Ливчак призвал воздерживаться от конфронтации в стенах самой школы – это может разрушить ее, считает он. Но реформу могут остановить школьные советы, которые в основном должны состоять из родителей, а это разрешает закон.
Слет принял резолюцию, в которой реформа расценивается как орудие маргинализации русскоязычной молодежи, и объявил, что борьба за сохранение русского языка в Латвии – это «наша Отечественная борьба». Было принято также обращение к Европейскому сообществу. В нем говорится, что латвийские власти игнорируют законные требования русскоязычного меньшинства Латвии, и поэтому, чтобы улучшить ситуацию в стране, необходима помощь Европейского сообщества.
А заканчивается резолюция такими словами: «Мы не пешки в чужой игре. Мы не «негры» в этой стране. Это – наша страна. Мы сами будем решать свою судьбу».

РЕЗОНАНС
«Теряется интерес ко всему латышскому…»

Свое мнение по поводу статьи «Госязык: карьера или потеря национальных корней?» высказали старшеклассники, студент и учитель. Они считают, что перевод русских школ на латышский язык обучения принес дополнительные проблемы учащимся, а сама школьная реформа вредна и научно не обоснована.
АЛЕКСЕЙ, УЧЕНИК 11 КЛАССА: «П
осле того как большую часть предметов стали преподавать на латышском языке, сильно возросла нагрузка. Дома на подготовку приходится тратить времени в два раза больше. На уроках смысл слов учителя не всегда понятен, просто не успеваешь все сказанное для себя переводить, информация не воспринимается, начинаешь слушать механически. И еще заметил: выученное на латышском языке быстро забывается. Просто теряется интерес к предметам, которые ведут на латышском».
ЮЛИЯ, ОДНОКЛАССНИЦА АЛЕКСЕЯ: «Многое на уроке не понимаем, а просить переводить через каждые пять минут – тоже не дело. Дома уходит много времени, чтобы разобрать то, что не понял во время урока. Из-за перегрузки, стресса ухудшается здоровье. И еще: от такого навязывания латышского языка теряется интерес ко всему латышскому».
АЛЕКСАНДР, ВЫПУСКНИК 16 СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ, СТУДЕНТ БРИ: «В школе часть урока уходила на перевод, а после урока в голове была каша. Я пошел в БРИ, чтобы получить высшее образование на родном языке. Я убежден, что латышский язык надо учить отдельно, а образование получать только на родном языке».
АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВ, УЧИТЕЛЬ 15 СРЕДНЕЙ ШКОЛЫ: «Выпускники 3-й средней школы в вузы поступают не лучше, чем выпускники других русских школ, где пока еще детей с 1-го класса не учат по-латышски. Спрашивается – зачем тогда мучить русских детей? Зачем учить их так, чтобы они забыли свой родной язык и культуру? В.Азаревич говорит, что и пяти уроков латышского языка в неделю не хватит, если учитель будет так себе. Так готовьте хороших учителей! Почему из-за этого русских детей принуждают учиться только на латышском, а нет просто достаточного количества качественных уроков латышского? Без развития родной речи нет полноценного развития мышления, не создается семантическое поле. Когда учитель читает предмет на латышском языке, то нет обратной связи с учеником, которая по законам педагогики должна обязательно быть. Иначе это зря потраченное время. О вреде реформы уже сказано немало. Она началась без какого-либо научного обоснования, это было просто политическое решение. Государство создает маргиналов, вырывая детей из привычной русской среды. Но в латышскую они не вольются. А маргиналами легче манипулировать. Те,кто поддерживает реформу, либо глупы, либо национально озабочены, либо не хотят терять свое чиновничье кресло. За 15 последних лет МОН провел аж три реформы в школе, и все они принесли существенный вред. Последняя в этом году – существенное сокращение (почти в два раза) часов преподавания русского языка в начальной школе. Очень показательно решение Конституционного суда по жалобе «ЗаПЧЕЛ». Суд, во-первых, обязал учителей разъяснять ребенку материал на родном языке, если на латышском ему непонятно. Во-вторых, разрешил сдавать экзамены на родном языке. В-третьих, признал полное отсутствие мониторинга реформы. Т.е. суд, по сути дела, не разрешил преподавать только на латышском и тем самым вольно или невольно показал несостоятельность школьной реформы.

20.09.2005, 09:46

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий