В школах не хватает алхимиков

Хочется верить, вскоре в Латвии перестанет быть актуальной проблема нехватки химиков. Так, в начале 90–х из–за никудышных реформ в сфере образования и обвала промышленности в стране фактически пропали специалисты в области естественных наук, а вузы выдавали даже не смешное количество дипломов.

Однако в нынешнем году только на химфак ЛУ поступили 60 бюджетников и 12 платников, что чуть ли не вдвое превышает предыдущий набор. Тем не менее это лишь первый шаг. А как заинтересовать еще больше молодых людей, знает Янис Тетеровскис, который уже не первый год проводит для русских и латышских школьников уроки занимательной химии.

Химия на понятном языке

Янис Тетеровскис по специальности радиационный химик, в прошлом он занимался изучением сложнейших и особо опасных реакций в Институте физики близ Саласпилсского атомного реактора. Сейчас он по просьбе руководства уникальной Рижской школы естественных наук уже несколько лет подряд ведет кружок юных химиков при соответствующем факультете ЛУ. Аналогичных школ в стране после развала СССР, когда клубы по интересам были в каждом районе, фактически не осталось. Эта школа по сути — набор всевозможных кружков, где дети в свободное от основной учебы время занимаются ботаникой, зоологией, историей, археологией, палеонтологией и, наконец, химией (если хотите записаться, то телефон 9404834). У Тетеровскиса все занятия проводятся в кабинетах и лабораториях химфака ЛУ.

— Ко мне в кружок ходят ученики из всех школ Риги — и из русских, и из латышских, более 30 человек, — рассказывает Тетеровскис. — Почему возникла необходимость в таком кружке? Ведь в каждом классе обязательно найдется несколько человек, очень интересующихся химией. Однако в школах этой науке уделяют мало времени, соответственно, тем, кто хочет узнать побольше, просто тесно, вот для них я и провожу специальные занятия.

Теорию я читаю по–латышски, но, понятно, если кому–то что–то неясно, перехожу на русский. Что же касается практических занятий, когда в лаборатории ставят опыты, я все рассказываю на двух языках. Я же не преследую цель повысить знание латышского (в школах сейчас это делают в ущерб предмету!), для меня главное, чтобы человек хорошо знал химию. Разумеется, благодаря такому двуязычию я и сам не забываю русский, что для специалиста очень важно. Вдобавок говорить на понятном языке во время практики необходимо, и связано это с техникой безопасности: вдруг школьник что–то недопоймет, и тогда может случиться беда, поскольку мы ставим опыты с разными химическими веществами, в том числе, конечно, и опасными.

Ученый должен быть немного фантазером!

По мнению Тетеровскиса, самое главное — заинтересовать человека. Преподаватель должен дать толчок, а потом ученик уже сам начнет всем интересоваться с большим азартом и блеском во взгляде. Именно поэтому занятия начинаются не с сухой теории, а с каких–то зрелищных опытов и вопросов. Например, знаете ли вы, почему все металлы твердые, а ртуть — жидкая, или же из–за чего температура кипения воды меняется глубоко под землей и высоко в горах? А видели бы вы глаза школьников, когда Янис Тетеровскис рассказывает об алхимии!

— В одном толковом словаре сказано: “Алхимия — наука мошенников, желающих делать золото”. Но это крайне узко, ведь алхимиков интересовало Знание: из чего, по сути, устроен мир? В частности, именно алхимики ввели понятие о четырех первоэлементах — огне, воде, воздухе и земле, из которых соткан весь мир. Кстати, в популярном фильме Люка Бессона “Пятый элемент” образы четырех мистических камней — четырех элементов жизни — режиссер не выдумал, но позаимствовал их из старинных книг по алхимии, где были те самые рисунки. Или же возьмем бестселлер “Гарри Поттер и Философский Камень”. В книге ведь тоже очень многое из древних трактатов по алхимии. Даже имена магов, героев романа — это имена реально живших в прошлом ученых–алхимиков. Я специально интересовался!

Философский камень — невесомое вещество, светящееся голубоватым светом и превращающее неблагородные металлы в золото. При помощи камня можно создать и эликсир вечной жизни. Но, опять же, сущность философского камня намного глубже. Можно ли реально создать камень? С точки зрения логики, науки — нет, однако посмотрим на это аллегорично. Если химик не представит себе в фантазиях философский камень и не будет стремиться всей душой к его изобретению, то на нем как на ученом можно ставить крест. В лучшем случае из сухого реалиста получится занудный учитель химии в рядовой школе. Химик обязан быть немного фантазером!

А ведь только творческие в душе люди широко смотрят на вещи. Вдруг человек действительно будет стоять на пороге создания камня, но он, будучи сухим реалистом, просто ничего не заметит, значит — не совершит открытия. Даже в ошибках химик должен уметь разглядеть что–то важное. История знает немало открытий, обязанных именно ошибкам. Например, человек ставил опыт, и он не удался, произошла не та реакция, выделилось непонятное вещество… Но вдруг оказывалось — это вещество удается применить в других областях. За такие случайные “ошибки” люди порой получали Нобелевскую премию! — замечает Янис Тетеровскис.

Определить террориста по глазам

В школе человек должен получать основной блок знаний, а в кружке — именно то, что может его заинтересовать… Уменьшение же часов занятий в школах связано не только с нежеланием молодых людей постигать сложную науку, но и с отсутствием достаточного количества лабораторных работ (реактивы ведь нынче дорогое удовольствие), когда ученики сами ставят опыты, например, со взрывчатыми веществами. А в кружке больше всего времени уделяют именно практическим занятиям.

— Спросите: не опасно ли преподавать всякие “взрывоопасные” знания? Нет. К примеру, рецепт пороха давно известен, другое дело — закрыта технология его производства, поскольку все должны делать лишь специалисты, причем в лабораторных условиях. Но на самом деле большинство взрывчаток не очень сложно изготовить, именно поэтому я принципиально не раскрываю наиболее опасные рецепты. Я всегда стараюсь перевести разговор к теме пиротехники, которая, бесспорно, намного интереснее, нежели производство тротила или пластида.

Если я вижу по глазам, что в ученике “сидит террорист”, особенно стараюсь заинтересовать молодого человека пиротехникой, которая, по сути, не несет ничего плохого, а наоборот — дарит людям праздник… Причем не стоит думать, что в Интернете есть любые рецепты взрывчаток. Нет, многие рецепты с явными ошибками. Нередко такие ошибочные рецепты пишут сами же полицейские, чтобы запутать потенциальных взрывателей, — подчеркивает собеседник. И на прощание. Интерес к химии повышается не только благодаря таким педагогам, как Янис Тетеровскис. Сейчас при многих предприятиях обязаны быть химики, да и в Евросоюзе настоящему асу своего дела легко найти работу. А профессиональный химик может получать по 1000–2000 латов в месяц, удивитесь, но даже в Латвии!

15.09.2005, 12:40

"Вести сегодня"


Написать комментарий