Убийство в Погулянке

Продолжается рассмотрение дела по обвинению 53-летнего Агафия в убийстве сожительницы – Жанны.

В доме Агафия, которого все называли Сашей или Тарасом, произошла трагедия. Утром 3 февраля этого года по его адресу в Погулянке вызвали полицию. На диване лежал труп сожительницы Агафия – Жанны. Даже при беглом взгляде на тело становилось ясно, что кто-то «помог» ей умереть. Диван был залит кровью, а на груди и животе женщины зияли раны.
Агафий жил с погибшей в небольшом доме на две квартиры. Дружбу водили с соседями, вместе с которыми любили «заложить за воротник». Тем более, в большинстве они перебивались случайными заработками, каждое утро не нужно было рано просыпаться, чтобы идти на работу. Потерпевшим по делу признан бывший муж Жанны. На судебном заседании он высказал недоумение по этому поводу – ведь уже больше пяти лет они не жили вместе. Гражданский иск от его имени был предъявлен подсудимому, поскольку хоронила Жанну ее бывшая свекровь. Она и деньги платила. Агафия он знал – пришлось вместе сидеть «у хозяина». Но толком по делу ничего сказать так и не смог.
В роли главной свидетельницы выступала соседка Лена. Некоторые шероховатости ее речи были связаны, опять же, с излишним пристрастием к горячительным напиткам. Трудно вспомнить подробности вечера накануне трагедии, произошедшей в феврале, тем более если была нетрезва. Агафия она характеризовала самым лестным образом. И работящий-то он, и пьет мало. Если же и мог ударить Жанну, то за дело. Как заявила Лена: «Пока он не стал жить с Жанкой, все было хорошо. А потом она его так довела, что он еле на ногах держался. Агафий уйдет в лес работать, а она сразу же попойку устраивает. Как выпьет – скандалит. Ее все называли пропащей».
В ночь со 2 на 3 февраля в дверь квартиры Агафия постучался приятель Леня и попросился переночевать. Утро решили начать с потребления самогона. Сказано – сделано. Жанна попросила сбегать на «точку» Лену и дала ей деньги. Та согласилась. Вскоре в кухне на столе стояла литровая бутыль самогона и тушеная картошка, которую Елена принесла в качестве закуски. Посидели, выпили, закусили. Потом Жанна попросила Елену ее постричь. Тут-то впервые и объявились злосчастные ножницы. Когда стрижка закончилась, соседка вернула ножницы хозяйке. Та отнесла их в комнату и положила на привычное место – в вазу, которая стояла на столике возле дивана. Ближе к вечеру оказалось, что самогона маловато. Лена еще раз сбегала за самогоном, как она объяснила: «Жанне все время не хватало». Однако от спиртного никто не отказался. Вскоре Агафию стало плохо. Пришлось даже вызвать «скорую помощь». После отъезда врачей он лег спать, хотя время было еще «детское» – часов шесть вечера. Соседка с Леней ушли продолжать выпивку в квартиру Лены. Через некоторое время в дверь постучалась Жанна. Зная ее вздорный характер, собутыльники не открыли дверь. Как объясняла Елена, она собиралась переезжать, все вещи были связаны в узлы. Поэтому она решила «сходить к бабе Кате посмотреть телевизор». Возвращаясь около девяти часов вечера, услышала голоса из квартиры Агафия. Там явно кто-то скандалил. Утром ее разбудила соседка, пришедшая с жутким известием: «Жанна умерла». Елена посчитала, что у той из-за пьянок не выдержало сердце. Зашли они к соседу, тот сидел понурясь и толком ничего не объяснил. Только через пару часов она узнала, что Жанну зарезали. Потом к дому подъехали полицейские, и Агафия, Елену и Леню отвезли в Управление. Вскоре ее с Леней отпустили, а Агафий с той поры находится под стражей.
Подсудимый частично признает себя виновным. Он даже согласен, что, возможно, именно из-за ран, которые нанес он, скончалась Жанна. Единственное, что он отрицает категорически – орудие убийства. По заключению экспертизы, убили Жанну большим кухонным ножом, принадлежащим Агафию. По его рассказу, после приступа, из-за которого пришлось к нему вызывать «скорую помощь», он залег спать и участия в дальнейшей пьянке не принимал. Так, поднесли ему от щедрот рюмочку, а сам он на кухню не выходил. Во сколько времени залегла спать Жанна, он не знает. Но подвыпившая женщина стала толкать его под бок, якобы требуя, чтобы он сбегал на «точку». Под ухом орало радио. Он решил его выключить. Лежа на диване, потянулся к тумблеру и нащупал лежащие рядом ножницы. Схватил их и несколько раз саданул Жанну. Потом, как он объясняет, понял, что нанес ей увечья, и предложил вызвать «скорую помощь». Та, якобы, заявила, что поскольку они пьяные, можно подождать до утра. Рано утром Агафий проснулся, Жанна лежала рядом и вроде бы спала. Но когда он дотронулся до ее ноги, которая виднелась из-под одеяла, то словно коснулся мрамора, такой холодной она была. Агафий понял, что ночевал рядом с трупом. Побежал к соседям, чтобы те вызвали полицию. Пока полиция не приехала, вместе с соседом зашел в комнату, откинул одеяло и увидел, что диван в крови, а на груди у сожительницы рана. Тут же сердобольные дружки сгоняли на «точку» и, пока не приехала полиция, выпили горячительного прямо из горлышка.
Когда Агафию заявили, что эксперты орудием убийства признали нож, он очень удивился. Решил, что здесь что-то нечисто. Тем более, еще до своего ареста он слышал от знакомого, что уже поздно вечером Жанну видели возвращавшейся с «точки» с какими-то мужиками. Да и по некоторым признакам – опрокинутое ведро с водой, пропавшие деньги – чувствовалось, что в доме побывали посторонние. Хотя представить, что в несчастную Жанну в ту ночь тыкали и ножом, и ножницами, весьма затруднительно. Может быть, Агафий плоховато помнит обстоятельства происходившего. Все-таки он был нетрезв.
Исходя из того, что он и прежде был судим, его образ никак не получается светлым. Да и бивал он сожительницу очень часто. Так что обвинения в адрес Агафия весьма обоснованны. Судебные слушания продолжаются.

13.09.2005, 09:15

"Миллион"


Написать комментарий