Право на частное инфицирование

В Латвии донору с выявленным вирусом гепатита или СПИДа не обязаны сообщать о его болезни

Две недели назад в статье “Марш энтузиастов” мы затронули проблему инфицированной донорской крови. Как рассказала тогда Телеграфу директор Государственного донорского центра (ГДЦ) Гита Немцева, в случае, если кровь оказывается зараженной, она уничтожается, а вот человек, ставший донором, узнает о том, что инфицирован, только если сам поинтересуется результатами анализов.



Не навреди?
Напомним, что когда потенциальный донор приходит в ГДЦ, он сдает только предварительные анализы — для определения группы крови и уровня гемоглобина. Тестирование всей взятой порции происходит позже. Если обнаруживается, что кровь заражена вирусом гепатита, СПИДа или другими опасными вирусами, она уничтожается. Но вот сам донор может узнать о том, что болен, только в случае, если лично наведается в ГДЦ и поинтересуется результатами тестов. Кстати, перед кровесдачей он подписывает с центром договор о том, что обязательно это сделает, а ГДЦ, со своей стороны, обязуется хранить врачебную тайну. В результате, если донор инфицирован, но не поинтересуется результатами тестов, то он так и не узнает, что сам болен и может нанести ущерб здоровью других людей. Разыскивать его и сообщать о болезни никто не станет.
Ну, хорошо, врачебная тайна действительно должна соблюдаться. С другой стороны, инфицированный человек представляет реальную угрозу для общества. Разве не долг государства контролировать данную ситуацию? С таким вопросом Телеграф обратился прежде всего к директору Центра профилактики СПИДа Андрису Фердатсу.
“Безусловно, в ГДЦ поступают правильно, — удивил нас доктор. — На ВИЧ-инфекцию тест сдается добровольно, и зависит только от вашей доброй воли — знать ответ или нет. Конечно, донор должен сам прийти поинтересоваться насчет гепатита и ВИЧ-инфекции — с ним об этом подписывают договор, а бегать и искать его никто не будет, это бесполезно. Если отправить ему сообщение об инфицировании в письменном виде по почте, то неизвестно, кто это письмо получит. Если позвонить — как можно быть уверенным в том, кто именно подошел к телефону? Это врачебная тайна, и, нарушив ее, можно нанести человеку огромный вред. А что касается остального общества, то какой смысл гоняться за одним человеком, если у нас нет поголовного тестирования? Это остается проблемой, мы и так всех не знаем, так одним больше, одним меньше — это ничего не меняет. Такая практика существует во всем мире. Я знаю, что некоторые люди, узнав, наконец, что у них гепатит, жаловались на то, что им не сообщили. А почему сам не поинтересовался? Должен был поинтересоваться!”


Здравоохранение абсурда
Заместитель директора Государственного агентства заботы о здоровье Ивета Блука с доктором Фердатсом не согласна. “Ситуация абсурдная! — утверждает она. — Я думаю, что обязательно должны сообщать о таких случаях. Вам надо выяснить в Министерстве здравоохранения (МЗ), почему это не делается, возможно, это связано с большими материальными затратами. По крайней мере, с человеческой и врачебной точки зрения я считаю, что обязательно надо сообщать, даже если человек сам не интересуется. И это касается не только СПИДа, я знаю случаи, когда люди только через полгода узнавали, что у них гепатит С, в то время как врачи были в курсе, а пациентам не сообщили. Конечно, когда донор сдает кровь, его просят обязательно поинтересоваться потом результатами тестов, и в какой-то мере он обязан это сделать. Но для этого должна быть шире поставлена информация, нужно как можно больше просвещать людей, хотя бы через прессу, что если ты становишься донором, то обязан потом прийти поинтересоваться результатами анализов. Надо показывать людям слабые места нашей медицины, которые, возможно, связаны с финансированием”.


Иди и смотри
Мы связались, по совету Иветы Блуки, с министерством и выяснили, что оно же и установило существующее положение вещей. “Нет, это не международные нормы, — пояснила нам пресс-секретарь МЗ Гуна Рудзите. — Правила разработаны нашим здравоохранением и оберегают права человека на частную жизнь. Полученную информацию, если донор не пришел за результатами тестирования сам, ему никак по-другому нельзя передать без риска сделать ее достоянием общественности. Послать письмо? А если его распечатает жена или кто-то другой? Человек может узнать, что инфицирован, только при личном контакте с врачом, а для этого он должен прийти в донорский центр. Между ГДЦ и Министерством здравоохранения заключен договор о том, что центр будет просить своих клиентов приходить за результатами тестов. И если человек не интересуется своим здоровьем, то это его личное дело, и ответственность ложится только на него”.
Почему же министерство, заботясь так рьяно о правах человека на частную жизнь и о врачебной тайне, в то же время совершенно равнодушно к здоровью общества в целом, Гуна Рудзите нам ответить не смогла. Поэтому, по просьбе Иветы Блуки, Телеграф обращается к донорам и ко всем, кто сдает кровь для тестирования: приходите, интересуйтесь результатами анализов! Бегать и искать вас никто не будет!




Мнения



  • Андрис ФЕРДАТС, директор Центра профилактики СПИДа:
    — Бегать и искать инфицированного донора никто не будет, это бесполезно. Что же касается угроз для общества, то какой врачам смысл гоняться за одним человеком, если у нас нет поголовного тестирования?

  • Ивета БЛУКА, заместитель директора Государственного агентства заботы о здоровье:
    — Ситуация абсурдная! Я знаю случаи, когда люди только через полгода узнавали, что у них гепатит С, в то время как врачи были в курсе, а пациентам не сообщили.

  • Гуна РУДЗИТЕ, пресс-секретарь МЗ:
    — Донор может узнать, что инфицирован, только при личном контакте с врачом, а для этого он должен прийти в донорский центр. Этот порядок, разработанный Минздравом Латвии, оберегает права человека на частную жизнь.

07.09.2005, 08:08

Телеграф


Написать комментарий