Латвия на пороховой бочке

К августу этого года саперы нашли и уничтожили 7554 боеприпаса — снаряды, бомбы, гранаты, мины и пр. Но это капля в море. Ведь чтобы "обезвредить", например, всего лишь один район Цекуле, профессионалам потребуется работать ежедневно в течение трех лет!

Больше года в НВС ЛР при инженерно–техническом батальоне действуют четыре роты Земессардзе и две профессиональные. Ранее были похожие роты при Адажском батальоне мобильных стрелков, но позже их основательно реформировали и базу перевели в Огре (хотя отдельные подразделения имеются в Салдусе и Резекне). Руководит ротой по подрыву боеприпасов капитан Андрис Риекстс — профессионал, за плечами которого не только тысячи обезвреженных мин “взрывоопасной” Латвии, но и горячие точки — Косово и Ирак.

Без права на “вторую ошибку”

— Вы знаете, сапер ошибается лишь дважды: первый раз — когда выбирает профессию, — шутит капитан Риекстс и вспоминает, как дошел до жизни такой. — Я вырос в Салдусском районе, где в годы Второй мировой проходила линия Курляндского котла и в земле осталось полно боеприпасов. Понятно, в детстве я, как и все мальчишки, собирал по лесам патроны… После школы сперва учился на техника в Латвийском сельскохозяйственном университете, потом поступил в Академию обороны. Моя карьера сапера началась лет восемь назад со службы в Салдусском 43–м батальоне, где, помимо всего прочего, отвечал за проверку территории и разминирование.

Под началом капитана Риекстса сейчас 84 профессионала, окончивших специальную школу при базе в Адажи, где уже во время первых занятий обучают поиску опасных объектов. Подготовка в школе, понятно, особо серьезная, чтобы не совершить “вторую ошибку”. Снаряды, мины, авиационные бомбы и прочее нейтрализуют саперы группами из трех человек, но непосредственно с каждым объектом на месте обнаружения работает лишь один человек — этого требуют спецправила. И не дай бог сапер сделает неверный шаг — ведь когда разрывается 50–килограммовая бомба (а их в земле латвийской как грибов в лесу!), человека не спасут ни бронежилет, ни каска.

Со следующего года наших специалистов начнут обучать обезвреживанию не только изготовленных производственным способом боеприпасов, но и террористических “игрушек”. Это все делается в рамках международных программ НАТО для проведения миротворческих миссий в горячих точках, поскольку латвийские саперы участвуют в спецоперациях в Ираке, Боснии, Косово, Афганистане.

Труп кошки, начиненный взрывчаткой

Андрис Риекстс был в миротворческих миссиях дважды — в Косово и в Ираке, где солдат, если ошибется, просто взлетит на воздух!

— Например, в Боснии полно минных полей. Есть ряд признаков, как определить, заминировано поле или нет. Первый: на поле нельзя ступать, если на нем не скошена трава. Другой признак — не пасутся домашние животные. Хотя здесь надо смотреть на каждое конкретное животное. К примеру, когда на поле корова, идти по нему можно — оно чистое, но если коза, сперва надо проверить территорию. Дело в том, что козы, как и собаки, прекрасно чувствуют мины и на них не ступают. И к трупам людей на Балканах подходить надо аккуратно, поскольку под них тоже подкладывают мины, срабатывающие, когда меняется вес — снимают тело.

Кроме того, в Боснии многие люди, бежавшие во время войны, минировали свои дома. Дернешь за ручку — и все… И свои огороды люди минировали, чтобы они никому не достались… Сейчас за разминирование этих объектов отвечают частные фирмы: если хочешь, чтобы место очистили, — плати. Армия же занимается разминированием лишь в том случае, если опасные объекты мешают перемещению и размещению военных на конкретной местности. Замечу, наши саперные роты не ходили по минным полям, ими занимались профессионалы из Норвегии и Дании, а мы отвечали за обезвреживание находок и проверку складов оружия.

Зато в Ираке минных полей практически нет, разве что возле иранской границы. Но там другая проблема… В Ираке начиняют взрывчаткой не только машины и дома, но даже трупы животных. Например, едешь ты по дороге, на которой лежит вонючий полуразложившийся труп кошки или собаки, и вдруг раздается взрыв… — рассказывает сапер.

Бауский мост мог разлететься на 300 метров!

Одно дело горячие точки, другое — вполне мирная Латвия. Вот только и по нашей земле ходить далеко не безопасно. Нередко взрывоопасные “подарки из прошлого” находят в самых неожиданных местах. Допустим, недавно начали менять опоры моста на дороге Рига — Бауска, 25–й километр, но стоило строителям немного копнуть под старыми железобетонными столбами, как из земли посыпались… мины!

Понятно, рабочие срочно вызвали саперов, которые, приехав, ахнули: под мостом покоилось до поры до времени 50 немецких противотанковых мин, причем в отличном боевом состоянии, разве что общий шнур прогнил. Фашисты сложили мины так, чтобы достаточно было взорвать верхний ряд, а остальные грохнули бы по цепочке. Осколки моста в Бауске разлетелись бы метров на 300…

Не самая радостная картина, по словам капитана Риекстса, и на бывшем полигоне в Звартской волости, откуда в советские годы всех выселили, а теперь этот край активно застраивают дорогими домами. А ведь там на полях, которые, к слову, сейчас активно обрабатываются, до сих пор лежат противотанковые мины, огромные авиа- и кассетные бомбы! Чаще всего военные сбрасывали на этот полигон противопехотные бомбы, разлетающиеся на сотни мелких “кассет”. Их зона поражения огромна! Нередко эти бомбы, не разорвавшись, застревали в земле… Но и это еще не все.

В годы Второй мировой в тех местах проходила линия фронта Курляндского котла, соответственно, теперь саперы там обнаруживают даже 500–килограммовые авиабомбы. Случалось, их находили в лесах грибники–ягодники. Представляете себе — случайно найти среди кустов такую “сыроежку”! А самый большой “улов” саперов — 8 полутонных авиабомб в день!

Не ходите, дети, в Цекуле гулять!

Но больше всего мин, как рассказал профессионал, в Цекуле — неподалеку от черты Риги. Недавно во время учений по подготовке наших саперов для миссии в Афганистане военные собирали в Цекуле боеприпасы, потом вывозили их на полигон в Адажи, где тренировались в поиске и уничтожении мин (чтобы новые и дорогие зря не переводить)… Саперы тогда привезли с 40 гектаров 2024 единицы боеприпасов, сохранившихся на месте бывших складов со времен Первой и Второй мировых войн, а также недавнего прошлого, когда в начале 90–х территорию покинула российская армия.

Самое страшное — территория в Цекуле полностью открыта, там всегда можно встретить людей: детей из поселка, расположенного неподалеку, бомжей, снимающих медные кольца с боеприпасов, “черных поисковиков”, собирающих боеприпасы для коллекций и на продажу. И несчастные случаи в Цекуле не редкость.

— Во время последней операции мы нашли возле бывших складов еще теплый костер, вокруг которого валялись целые, с детонаторами, ручные гранаты, 60–миллиметровые и 105–миллиметровые снаряды! — говорит сапер. — Сейчас у нас в планах полностью очистить старые склады. Но только… На данный момент мы можем с нынешней аппаратурой полностью очистить территорию в Цекуле до глубины на метр, правда, работать всему составу батальона придется в течение 2–3 лет ежедневно!

Однако снаряды в Цекуле лежат глубже, чем на метр, порой они закопаны до 3–4–х. Именно закопаны! Это делали и солдаты во время двух войн (склады с завидной периодичностью доставались то одной стороне, то другой), чтобы не оставлять все неприятелю, и люди, служившие в Советской армии, которые не все могли увезти с собой в начале 90–х.

Увидел снаряд — не трожь!

Андрис Риекстс назвал опасные точки Латвии. В первую очередь это район в Цекуле, весь Звартский край, места близ Тукумса, Мадоны и Цесиса. Хотя на самом деле вся Латвия сидит “на пороховой бочке”. В промежуток с января по август саперы получили 601 вызов от гражданских лиц, которые случайно находили мины, бомбы, гранаты. Нередко раздавалось по 5–6 вызовов в день и чаще всего — из Курземе.

— Попадаются и не самые умные люди: найдут огромную бомбу, положат себе в машину, привезут к дому и только потом нам звонят. Они почему–то не думают, что такая бомба может в любую секунду сдетонировать! — подчеркивает Андрис Риекстс. — Между прочим, лучше всего снаряды сохранились в болотах. И они наиболее опасны, поскольку уже прошли через ствол, но не разорвались. Порой гибли люди именно из–за собственной глупости, вот недавно одного мужчину разорвало на куски…

Запомните: если вы нашли подозрительный объект, в первую очередь звоните по телефону 112, мы информацию получим и оперативно направим группу саперов. Нередко лучше вообще действовать заранее. Например, хотите построить дом или обработать поле в местах, где раньше проходили сражения, — вызовите нас. Мы все проверим. Так, одна фирма решила вырыть песчаный карьер и пригласила сперва саперов проверить место. Мы нашли там четыре 100–килограммовые авиационные бомбы! Иначе начали бы рыть карьер без предварительной работы специалистов, задели бы бомбу ковшом экскаватора, и последствия могли быть самые плачевные… Будьте осторожны, берегите себя!

06.09.2005, 11:42

"Вести сегодня"


Написать комментарий