А крыса вовсе не проста…

Близится время осеннее. Скоро с огородов да полей пожалуют незваные гости к теплу человеческого жилья. В городе эта напасть не так сильно распространена, но в районах, а в особенности на хуторах, от крыс спасения нету.

Мышка, она и есть мышка… Маленький грызун – маленький урон. Но вот крыса, серая или черная, быстрая, беспощадная, выносливая и плодовитая. За год она приносит до 3-х пометов, в каждом от 7 до 15 детенышей. Через 3-4 месяца они уже размножаются. Так что от одной лишь крысы в среднем воспроизводится сотня.
Крысы жестоки и ненасытны. Тем самым они наносят непоправимый вред сельскому хозяйству. Например, если в хлеву обоснуются крысиные «легионы», то во время ягнения тех же овец и коз иногда хозяевам приходится дежурить даже ночами. Мокрого и беззащитного новорожденного крысы сжирают на месте, а чаще просто уволакивают… Вкусив свежей кровавой плоти, они становятся неуправляемыми и начинают стеречь домашний скот перед окотом в ожидании очередного пиршества.
Жестоко крысы расправляются и с кроликами. Взрослых особей они не трогают, но молодняк, обросший шерстью, таскают из клеток жутким способом… Если крольчонок целиком не пролезает в ячейку клетки, то крысы вытащат его живого по частям. Крысоловки и яды лишь рекламируемый, но не шибко действенный способ борьбы. Крыса умна: ловушки впоследствии обходит, а к ядам становится невосприимчива. Единственный выход – старый и проверенный способ… Какой? Кошка. Именно кошка, в меру сытая и чуть-чуть голодная. А еще лучше парочка усатых-полосатых охотниц, поселившихся на территории крысиных колоний, они успешно будут вести войну с гадкими грызунами. Способ, скажем, старомодный, но пропадет вероятность того, что в крысоловку вы сами можете случайно засунуть руку, а отрава не по назначению склюется той же курицей.
Мне особенно запомнились три случая «общения» с крысами. Они лишены такого определения, как приятные воспоминания, но в них отражается часть крысиной силы, коварства и не поддающейся описанию… отваги.

Смерть Короля

Именно эту мерзкую, черную и крупную крысу я назвала Королем. При раздаче корма скотине мне часто приходилось стоять и ждать, пока миски с мукой и овощами съедятся моими животными, а не вражескими полками.
Эти вконец обнаглевшие грызуны, потеряв всякий страх, пристраивались рядом к жующим мордам овечек, становились на задние лапки и с завидным аппетитом «помогали» им опустошить мисочки. Но одна из них проявляла особую наглость. Сколько раз я порывалась отловить и прибить мерзокое создание – ничего не выходило. С видом, исполненным величия, демонстративно виляя жирным задом, крыса, презрительно сверкая глазками, уходила.
Складывалось такое ощущение, что в последний момент, когда на нее уже было нацелено увесистое полено, она «парализовывала» мою волю, и удар приходился мимо. В то время у меня был шикарный рыжий кот, для которого истребление крыс было делом техники. И, отчаявшись «покарать» гадину лично, я отправила на тропу войны своего Рыжика. Поймать крысу ему труда не составляло. Рыжик как никто другой умел «сделать вид», что его нет там, где он есть… Дикий, пронзительный визг сразу оповестил меня, что Король попался. Зайдя в хлев, я увидела «живописную» картину: Рыжик, безумно сверкая глазами, сжимал челюстями загривок противной крысы… Но тем не менее, Король абсолютно не собирался «уходить» в мир иной, а его черные, блестящие бусины глаз смотрели в мою сторону с холодным презрением. Видя, что у Рыжика проблемы, я потащила «сладкую парочку» в дом, чтобы при свете лампы (дело было поздним вечером) решить, как разъединить подобное «сцепление», не причинив вреда коту. Минут пятнадцать я ждала, что крыса сдохнет сама, но по прошествии данного времени черный Король «прекрасно» себя чувствовал. Взглянув на кота, судорожно сжимавшего окровавленную шею врага, я увидела, что из его глаз катятся слезы… Он просто «сказал» мне своим взором, что позорно проиграл в этом бою, но его враждебная гордость не позволяла ему отпустить «трофей», который, в свою очередь, с любопытством разглядывал новое и светлое помещение… Конечно, кота было жалко, а Короля даже при желании живым отпустить оказалось невозможно…

Пакостник

Средненький, шустрый серый пасюк окончательно «достал» меня своей наглостью. Он храбро кусал козу за морду и, попав в вожделенную миску с кормом, естественным для него способом делал еду съедобной только для себя. Это обстоятельство вынудило меня дежурить при кормлении животных, чтобы отвадить наглого пакостника. Сообразив, что возможность полакомиться недосягаема, гадкий крыс издавал из своей норы такие звуки и с такой жуткой непрерывностью, что в тот момент появлялось желание «разобрать» стену хлева и задавить эту крысу при первой же возможности.
Я терпела. Но дальше – больше… Видя, что его «вокальное» дарование не способно заставить меня уйти, а вкусное недоступно, пакостник решился на крайние меры… А именно: забравшись на чердак, в отверстие между досками, он начал мочиться, сознательно пытаясь «попасть» в меня. И после того, как «жидкая артиллерия» достигла цели, мне из жалости к «оскверненному» моему достоинству подарили серого полосатого кота. Вороватого и злющего Ковбоя. Рыжика в то время уже не было… Битва в прямом смысле была долгой и изнурительной для обоих, но для пакостника она оказалась последней… Победитель его съел.

Гладиатор

Был и единственный случай, когда крысу мне стало поистине жалко… Крыса – жуткий «чревоугодник», посему она оставляет жертвы после себя и становится жертвой сама… В то время я проживала не у себя дома, а хлев, где «гостили» мои парнокопытные, находился неблизко. Для собственного спокойного сна на страже порядка я определила своего серьезного друга, пса Дракулу. Он просто обожал всю домашнюю скотину, и все это, по его мнению, нужно было добросовестно охранять.
До встречи с крысой «лицом к лицу» пес относился к этим бестиям с равнодушным презрением, но однажды ему пришлось резко изменить свой собачий взгляд… Перекладывая солому, я вдруг увидела стремительно вылетевший из-под вил серый комок. Это была крыса. Но вместо того, чтобы бежать, она стала прыгать с места на место и издавать резкий, воинственный писк. А по звуку, доносившемуся из недр соломы, я догадалась, что потревожила гнездо.
Дракула, мирно дремавший, почуял мое замешательство и пришел разобраться… Но тут крыса сделала такой дикий выпад, что вилы выпали у меня из рук. Она просто вцепилась в губу ошарашенного пса, а тот с возмутительным визгом стал отдирать лапами обезумевшего зверька. Ему это удалось, но крыса снова пошла в атаку. Мне же оставалось лишь смотреть, потому что разъяренный пес с кровоточащей губой потерял равновесие, и вид прыгающей перед его мордой крысы настолько вывел его из себя, что в глазах отразилась лишь жажда мщения…
Выпад — прыжок — и с лязгом клыкастая пасть сомкнулась на вмиг замолчавшей крысе… Но даже в предсмертной агонии она продолжала до последнего вздоха скубать своего врага. А в соломе пищали ее детеныши. Я отставила вилы в сторону, не желая более там рыться, и попыталась отнять у собаки то, что осталось от крысы… Но из намертво сжатых челюстей пса останки пришлось вынимать частями, а победителя окатить холодной водой…
…Эта крыса – Гладиатор, единственная крыса в моей жизни, которую мне было жалко до слез. Да и у многих, кто непосредственно сталкивался с этими грызунами, остался в памяти какой-нибудь особенный случай, но чаще неприятный.
А существует ли на самом деле «крысиный король», упомянутый в небезызвестном «Щелкунчике»? С научной точки зрения – да. Это так называемая форма болезни. Несколько крыс срастаются боками или хвостами и в таком нелепом положении, преобразовавшись в единый организм, живут и не подыхают. Самое большое зарегистрированное количество сросшихся крыс, известное науке, — 27. Их кормят здоровые крысы. Порой у них получается «разъединиться», жертвуя при этом плотью и хвостами.
Полагают, что это странное явление возникает в результате заморозков. Также существует поверье, что тому, кто найдет «крысиного короля», привалит счастье. По крайней мере, в старину «счастливчик» показывал публике диво за деньги… А это уже везение.
Но в Индии в штате Раджостан расположен храм, посвященный богине Коринджи. Он так и называется — Храм крыс. По существующему там поверью души умерших людей переселяются в этих самых грызунов. Крысы, обитающие в этом храме, ручные и совершенно безобидные. А священники общины Коринджи постоянно заботятся об их довольствии. По их вере, наступившего на крысу, ожидают несчастья, и искупить вину можно, лишь преподнеся богине крысу, отлитую из золота или серебра.
Ну и, завершая данное повествование, хочу ответить на вопрос: приносит ли крыса хоть какую-то пользу?
Интересно отзывался о крысе известный нам всем Том Сойер. Он спросил Бекки:
- Вы любите крыс?
- Нет, терпеть их не могу.
- Ну да, живых и я тоже. А я говорю про дохлых, чтобы вертеть вокруг головы на веревочке.
Но все-таки практическое значение крыс, наверно, этим не ограничивается. Обработанные должным образом их шкурки вполне годятся для шуб, а лабораторные крысы незаменимы в экспериментах. Также крыса таит в себе еще многое, что нашему разуму пока не доступно.

01.09.2005, 08:49

Надежда ВЯЗМИТИНОВА


Написать комментарий