К 60-летию Победы над Японией

3 сентября в странах бывшей антигитлеровской коалиции и России отмечается День Победы над милитаристской Японией, правители которой многие годы вынашивали планы захвата советского Дальнего Востока. В соответствии с союзническими обязательствами, принятыми на Ялтинской конференции в феврале 1945 года, ровно через три месяца после разгрома фашистской Германии, Советский Союз 8 августа объявил войну Японии.

В это же время, 6 и 9 августа, американцы сбросили атомные бомбы на города Хиросима и Нагасаки, в чем не было никакой военной необходимости. Советские войска в короткий срок – за 24 дня – разгромили почти миллионную Квантунскую армию японцев, чем приблизили окончание второй мировой войны. 2 сентября представители Японии подписали акт о безоговорочной капитуляции. Именно это событие подвело черту под самой кровавой в истории человечества второй мировой войной, и поэтому нельзя недооценивать его значение для судеб народов мира.
Все участники боевых действий на Дальнем Востоке были награждены специально учрежденной медалью «За победу над Японией». В нашем городе проживает несколько участников тех исторических событий. Вот что рассказывают ветераны.

Вячеслва ЯСТРЕБОВ, офицер штаба воинской части
Уроженец Ярославской области, Вячеслав осенью 1941 года в 18-летнем возрасте побегал под обстрелом немецких самолетов во время рытья окопов в Подмосковье. Затем были известные Гороховецкие лагеря, откуда молодой солдат попадает служить на Дальний Восток. К 45-му году он закончил первый курс пулеметного училища в Комсомольске-на-Амуре. Как раз в это время ожидание неминуемой войны с Японией стало реальностью. Послушаем его рассказ.
«За две недели до начала военных действий нас, курсантов, полностью экипировали, и мы заняли исходные позиции в составе стрелковых батальонов. Запомнилась ночь на 9 августа: лил проливной дождь, бушевала гроза. Мы поспали не более часа, когда последовал сигнал тревоги. Пополнив боезапас, нас построили в каре, и замполит объявил, что нам выпала честь первыми перейти границу, поскольку страна находится в состоянии войны с Японией. Прозвучало троекратное «ура», и промокшие до нитки, несмотря на плащ-накидки, бойцы двинулись вперед. Наш энтузиазм объяснялся просто: большинство младших командиров были призваны в армию еще до войны из западных областей, многие годы не имели связи с родными в занятых немцами районах и хотели побыстрее вернуться домой.
Первыми траншеями противника мы овладели с ходу и без потерь, так как японцы были застигнуты врасплох. Не было ни артиллерийской, ни авиационной подготовки. Но на рассвете противник пришел в себя и огнем прижал нас к земле. Появились первые убитые и раненые. У нас были заранее созданы штурмовые группы для подавления дотов и дзотов. Первая группа сразу же погибла, а нашу группу опытные командиры направили чуть правее, в непростреливаемый для врага сектор. Прямой наводкой ударила по амбразурам артиллерия. С ящиками тола по-пластунски, под прикрытием ружейно-пулеметного огня своих мы атаковали следующую траншею. Ползли на виду у японцев, над нами пчелиным роем свистели пули. Огонь противника буквально вдавливал нас в землю. Но группа благополучно достигла хода сообщения, забросав его гранатами и подорвала дот. В это же время штурмовая группа соседней роты уничтожила еще один дот, а третий подавили артиллеристы. Полк, поддерживаемый соседями огнем, броском преодолел неприкрытое пространство и блокировал позиции самураев с тыла.
Стоит ли говорить, насколько была укреплена оборона японцами! Боевые действия наших войск затруднялись еще тем, что они велись в глухой тайге, в условиях полного бездорожья, где тяжелые танки валили лес, а саперы и пехотинцы убирали поваленные деревья, прокладывая путь наступающим войскам. Многие доты и дзоты были укомплектованы солдатами-смертниками, прикованными к пулеметам, и они сражались до конца. В одном из укрепрайонов японцы отвергли наше предложение о капитуляции, а парламентера из числа пленных офицер зарубил шашкой. В результате этот узел сопротивления после мощной артиллерийской и авиационной подготовки пришлось полностью уничтожить. Противник широко применял солдат-камикадзе, которые обвязывались взрывчаткой и бросались под наши танки, охотились за офицерами и генералами. Даже после объявления капитуляции продолжались бои с отдельными отрядами смертников, укрывшимися в тайге.
Так что эта война тоже не была легкой прогулкой.. А нас, курсантов, еще до окончания военных действий сняли с фронта и вернули в свое училище».
Такой запомнилась ветерану война с Японией 1945 года. Впереди были долгие годы армейской службы, но это уже другая тема.

Георгий КОЗЫРЕВ, председатель секции участников войны с Японией городского отделения ЛАБАК
Георгий Андреевич участвовал в войне с Японией в 1945 году, будучи комсоргом бомбардировочного авиаполка. Он добровольно поступил в 1942 году в военное училище в городе Куйбышеве, даже не закончив среднюю школу. В то время быстро готовили лейтенантов; 4 месяца учебы – и командиром взвода на фронт! Однако еще до выпуска училище переформировали в стрелковую бригаду и срочно перебазировали под город Хабаровск. Там была поставлена задача – создать долговременную оборону, так как японцы готовились выступить против Советского Союза, как только немцы овладеют Сталинградом. Как с юмором вспоминает ветеран, он рвался на фронт, а остался караулить японцев на Дальнем Востоке!
В те годы многие юноши мечтали о боевых подвигах именно в борьбе с японскими самураями, поэтому к японцам у советских людей было особое отношение. И когда полку был отдан боевой приказ – подвесить бомбы и взлететь для бомбардировки укрепрайона на Сахалине, летчики и техники поздравляли друг друга: «Наконец-то враг получит по заслугам!» Полк успешно взаимодействовал с наземными частями, и к 25 августа Южный Сахалин был полностью освобожден от японцев. Боевые действия были перенесены на Курильские острова, которые тоже отошли к Советскому Союзу и за которые до сих пор идет спор, в связи с чем так и не подписан мирный договор между Россией и Японией. Дивизия, в которой воевал Георгий Андреевич, получила наименование «Сахалинской», а полк был награжден орденом Красной Звезды.
После войны майор Козырев служил на острове Итуруп и в других отдаленных районах, закончил службу в 1965 году в нашем авиационно-техническом училище, уволившись по болезни.

Владимир ОСИПОВ, штурман первого класса, старший преподаватель военного училища
Случилось так, что Владимир Николаевич после окончания спецшколы ВВС поступил в Чкаловское военное авиационное училище штурманов в городе Оренбурге, которое закончил в июне 1945 года, когда фашистская Германия уже капитулировала. Все выпускники из его отделения, а это 18 юных младших лейтенантов, получили назначение на Дальний Восток, и ребята понимали, что они едут на войну с Японией.
В середине августа в составе летного экипажа начались для молодого штурмана боевые полеты с целью ведения воздушной разведки в интересах танковой армии генерала А.Г.Кравченко. Летчики эскадрильи в основном были участниками боевых действий с японцами 1939 года на реке Халхин-Гол, хорошо знали местность и имели высокую летную подготовку. К этому времени противодействие средств ПВО противника было подавлено, авиаторы без потерь облетали заданный район и доставляли для наземных войск необходимые материалы визуальной разведки и аэрофотосъемки. Летчики наблюдали, как войска преодолевают труднопроходимую местность в горах Большого Хингана Форсирование танкистами Хинганского хребта являлось подвигом, не имевшим себе равных в современной войне.
После перебазирования эскадрильи на один из аэродромов Маньчжурии авиаторы имели возможность общаться с местным населением. Запомнилась им ужасная нищета китайцев, являющаяся следствием японской оккупации. Наш народ тоже жил бедно после войны, но бедствия китайского населения не шли ни в какое сравнение. И поэтому народы Китая, Маньчжурии, Кореи воспринимали приход советских войск как подлинное освобождение от японского гнета и рабства.
«Знаю по побственному опыту из общения с сослуживцами и запомнил на всю оставшуюся жизнь те чувства гордости за Родину, готовности к самопожертвованию, осознание справедливости войны с Японией, которые овладевали нами тогда. Среди технического состава было немало участников еще финской кампании 1939 года, ребята служили по 7-8 лет, и все считали это нормальным, жизненно необходимым для страны. Это чувство патриотизма владеет нами и поныне», – считает Владимир Николаевич.

01.09.2005, 08:46

Алексей ГАРТОВАНОВ


Написать комментарий