Алексей Лоскутов знает…

…как заставить младенцев подавать декларации о доходах, как связана борьба с коррупцией в Латвии с Фондом Сороса, как строить дома, чтобы всем было хорошо, и за что его можно уволить.

— Смещенный гендиректор Латвийской железной дороги Андрис Зоргевиц 11 лет сохранял стратегический пост: прошел огонь, воду, медные трубы и политические интриги, пока его все же не свалили. На вас недавно тоже наезжали — на вас вообще периодически нападают политики — главного антикоррупционера страны обвиняли в коррупции: готовы ли вы к затяжной войне?

— Для моего отстранения нужны ну очень веские обстоятельства, поэтому я за свою должность достаточно спокоен. Меня упрекали в том, что читаю лекции за деньги в рабочее время. В самом деле, на рабочий день выпадали всего 15 минут и не каждый день. Это смешно, особенно учитывая, что зачастую приходится уходить с работы много позже окончания официального рабочего дня.

— Наверняка после раздумий о новом законе, о политической рекламе тоже?

— Работа над законопроектом потрясающе затянулась. Один из первых моих визитов в сейм в новой должности был связан именно с ним, однако он не был плодотворным: депутаты не были готовы говорить об этой инициативе. Время шло, приближались муниципальные выборы, которые я использовал как предлог, когда встречался с председателем сейма, обратив внимание на проделанную работу. Сейчас движение есть, но оно крайне медленное.

— Конечно — новые выборы приближаются.

— Именно! Поэтому до конца этого года закон должен быть принят и вступить в силу, потому что предвыборный период начинается за 9 месяцев до дня голосования.

— До начала которого осталось 3 месяца. Вы считаете, реально успеть протащить эту непопулярную махину через все препоны власти?

— Это очень небольшой срок. Надо использовать слова “нужна политическая воля”. А есть она или нет — вопрос открытый.

— Что же это за закон такой, что мало кто хочет его появления?

— Закон необходим для установления жестких правил игры. Например, он дает определение политической рекламы — что это, кто ее оплачивает и т. д. Если своими словами, ее смысл в том, что в СМИ появляется узнаваемое лицо, название или символика политической партии и/или деятельность должностных лиц, представляющих определенную партию, преподносится не только как профессиональная деятельность, а в значительной мере в контексте с партийной принадлежностью конкретного лица.

— Как можно разграничить политическую деятельность человека — участие в заседаниях, дебаты, поданные предложения и пр. и его “раскрутку”?

— Это серьезная проблема. Но если, например, министр действует в рамках своих полномочий, но при этом не к месту акцентируется не его вклад, а партии в целом — это элемент политической рекламы.

— Кто будет оценивать скользкий контекст?

— Теле- и радиоэфир — собственность государства, и происходящее контролирует Совет по радио и ТВ. С печатными медиа как с частной собственностью сложнее. Идеальная ситуация была бы, существуй общественная организация, объединяющая журналистов.

— Уже имеется Союз журналистов — подойдет?

— Если бы они решились взяться за это дело по собственной инициативе или если бы это было им предписано законом…

— Как вы оцениваете работу общественной организации “Провидус” по отслеживанию скрытой политической рекламы во время последних муниципальных выборов?

— К ним можно относиться с иронией, но сам факт, что некая общественная организация взялась за эту чрезвычайно неблагодарную работу — уже хорошо. Потому что когда “Провидус” заявил о своем желании контролировать предвыборные кампании, нападки были настолько ярыми, что возникло ощущение: что–то там не чисто, раз так испугались. Они играли роль whistle blower — подающих тревогу — и справились с ней. Кроме того, мониторинг был достаточно эффективен для накопления информации о фактах возможных нарушений. Для нас этот мониторинг был сырьем для размышлений. Получая информацию, мы могли запросить информацию от СМИ и партий, имело ли место конкретное выражение политической рекламы.

— Если закон будет принят, каковы шансы “Провидус” продолжить начатое?

— Раз они второй раз взяли на себя эту ношу, полагаю, будут делать это и в будущем.

— Т. е. указывать на возможных коррупционеров в партийных рядах будет структура, напрямую связанная с Фондом Сороса, частным предприятием, к тому же иностранным?

— Скорее, они будут задавать вопросы. А госструктурам придется отвечать.

— Сейчас вы находитесь с ними в одном здании. Но для бюро строится новый офис, на Кипсале. “Провидус” и Фонд Сороса и там останутся вашими соседями?

— Однозначно — нет. Здание строится исходя из нужд нашего бюро и Госконтроля. На сегодня решен вопрос собственности земли — она будет закреплена за минфином, разрабатывается архитектурное видение строения. ° — Какие требования к зданию вы выдвигаете?

— Коллеги должны быть обеспечены необходимыми помещениями. Кроме того, должны выполняться определенные условия исходя из режима секретности.

— В борьбе с коррупцией на государственном уровне был декларирован принцип “прозрачности”. Какая, к черту, прозрачность, если СГД планирует убрать из доступа в Интернете декларации доходов чиновников?

— Уже не планирует. Я поставил вопрос о правомерности доступности этой информации, и СГД, за исключением работающих в учреждениях госбезопасности, оставила ее в свободном доступе.

— Всеобщее декларирование доходов — зачем оно нужно?

— Если бы сразу после восстановления независимости была начата вся необходимая деятельность по жесткому контролю за доходами населения, может, сегодня государство контролировало бы доходы и расходы жителей. К сожалению, момент упущен. Почти 10 лет назад была попытка ввести “нулевые” декларации, но частично и без необходимых человеческих и технических ресурсов. В результате собранную информацию сложили в стопочки и снесли в подвал, где она осталась без малейшего движения.

Больше года назад мы в бюро дискутировали о возможности контроля за доходами и расходами должностных лиц и пришли к выводу, что существующая система недостаточна — есть возможность сослаться на помощь родственников, накопления, оставшиеся со времени выращивания цветов, и т. д. Наша задача — исправить эту странную ситуацию. Вывод однозначен: так как все взаимосвязаны, необходимо контролировать всех жителей.

Один из наиболее удивительных выводов, основанный только на статистике: жители Латвии тратят приблизительно на треть больше, чем зарабатывают! А это чуть ли не миллиард латов, о котором государство просто не знает. Если эти деньги обложить налогами, материальный результат был бы порядка 300 млн. латов в год. Я далек от мнения, что все налоги можно получить в кассу, поэтому, если хотя бы треть от этой суммы мы выиграем — уже отличный результат.

— В стране 2,3 млн. населения “минус” дети и безработные…

— Простите, но дети имеют возможность получать доход.

— Тогда с какого возраста нужно будет подавать декларации?

— С нулевого — ведь нередко после рождения ребенка родители открывают в банке счет на него. И до смерти.

— Сколько народу будет проверять эти декларации и сколько времени это займет?

— Подход к проверке деклараций не может быть на уровне позапрошлого столетия. Чтобы система дала отдачу, необходимо использовать современные технологии. Государство знает, какие транспортные средства находятся в нашей собственности, знает о недвижимости, налогах, кредитах, долгах, ценных бумагах и т. д. Но все эти ресурсы разрозненны. Значит, один из первых шагов — создание интегрированной базы данных. Они сводятся в одну точку и на бумаге оформляется “черновик”, который по почте высылается каждому жителю. Если согласен — подписал и вернул в СГД или внеси изменения и тоже верни. Способы схитрить останутся, но это вопрос времени. Если ты соглашаешься с предложенным минимумом, хитри не хитри — он осложняет тебе задачу в дальнейшем. Как только начнешь жить лучше, у тебя спросят: “С таким счастьем и на свободе? Объясни!”

— Как вы оцениваете политическую волю в этом вопросе?

— Со сдержанным оптимизмом. Сначала отношение правительства и руководства СГД было скептическим. Но шаг за шагом мы доказывали свою правоту, и произошел перелом: 2 недели назад на совете по предотвращению преступности, председатель которого — премьер, идея была поддержана в целом. Идея будет рассмотрена 13 сентября на заседании кабмина. Затем СГД разработает необходимые изменения к законам, а потом за них будет голосовать сейм. Если все пойдет без осложнений, система может быть введена уже в 2007 году.

31.08.2005, 13:05

"Вести сегодня"


Написать комментарий