Говорить, а не давить

Мирослав Митрофанов - один из наших в Брюсселе. Работает в Европарламенте, в аппарате фракции Зеленые - Европейский свободный альянс. Той фракции, в которую входит единственный русский депутат Европарламента - Татьяна Жданок.


Чем Европарламент отличается от нашего Сейма?


Сейчас время отпусков. Мирослав вернулся в Латвию. Мы воспользовались этой возможностью, с тем чтобы побеседовать о наших делах и о том, как они выглядят «оттуда».

Свежим взглядом


- Как Рига после Брюсселя? Можешь взглянуть на родную страну глазами иностранца?

- Рига выглядит свежо. Причем во всех смыслах. Погода нежаркая, свежая зелень в парках… Возвращаясь даже после короткого отсутствия, в лице города замечаешь перемены. Много строек. Все обновляется. К сожалению, и цены… как бы сказать помягче, тоже обновляются.

- Ты успел поработать и в латвийском Сейме, и в Европейском парламенте. В чем разница?

- В Сейме ситуация черно-белая. Граница между позицией и оппозицией жесткая, отношения между политиками балансируют на грани корректности. Меньшинство в Латвии всегда не право и виновато только потому, что оно меньшинство.

В Европарламенте не так. Отношения принято строить на основе равенства и доброжелательности. Конечно, за внешней любезностью часто нет ничего, кроме любезности, однако такие правила игры позволяют освободить площадку от мусора личных обид для соревнования общественных идей.

Латышские депутаты не сразу уловили этот нюанс, они пытались перенести на европейскую площадку апробированные в Латвии подходы – личную травлю, навешивание ярлыков. Однако то, что публика «хавает» здесь, вызывает обратную реакцию там.

Когда латышские евродепутаты пытались открыть европейцам глаза на неправильного соотечественника Татьяну Жданок – типа она же русская, бывшая коммунистка, а теперь еще и против государства бунтует, митинги организует, – это вызывало у европейских коллег недоуменную реакцию: «Ну и что? Не видали мы разных депутатов? Да у нас в парламенте и коммунисты, и турки, и индусы есть! А что бунтует – так и правильно. Мы и сами на митинги ходим. На то и оппозиция, чтобы государство не зарывалось. В чем криминал-то? Ах, выполняет задание Москвы? А в чем это задание? Если в том, чтобы вести себя коллегиально и работать на благо своих избирателей, то пусть себе выполняет!»

Вслед за недоумением возникало и любопытство: «А что она сама скажет?»

Свой среди своих

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/31//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/31/n202_mitrofanov_afi-er_baza.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото Элмарса Рудзитиса (A.F.I.).
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/31//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/31//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


- Удалось ли Татьяне Аркадьевне воспользоваться этой подачей латышских депутатов?

- В целом да. Взвешенные выступления Жданок и ее контакты с коллегами укрепили их во мнении, что она нормальный европейский парламентарий. Свой среди своих. То есть главное, что за первый год удалось Татьяне Аркадьевне, – прописаться в европейской политике.

Впервые в истории русские Латвии оказались не в оппозиции, а закрепились в активнейшей фракции Зеленых – Европейского свободного альянса, которая регулярно задает тон всему парламенту.

Впрочем, отношения большинства и меньшинства в Сейме и Европарламенте различаются кардинально. В Сейме нормой считается не только из принципа топить любое предложение меньшинства, но при том еще и высокомерно поучать авторов этого предложения.

Часто, наслушавшись педагогических нотаций и прокурорских откровений депутатов от латышских правящих партий, хочется спросить их: «Как вы можете сидеть в одном зале с людьми, которых вы считаете врагами государства, пятой колонной, террористами и черт знает еще кем? И почему ваши русские коллеги до сих пор еще не в тюрьме, если они виноваты во всех преступлениях ХХ века?»

В Европейском парламенте задавливать коллег голосованием и тем более систематически их поучать считается дурным тоном. Да, голосования по типу «большинство против меньшинства» бывают, но в серьезных вопросах их принято избегать. Вместо этого проводятся бесконечные раунды переговоров, согласований, ищутся компромиссы, приемлемые для как можно более широкого круга депутатов.

Классический пример – наш спор с правыми относительно предложений по негражданам в докладе Мораеса. Мы предлагали рекомендовать правительствам Латвии и Эстонии максимально уравнять в правах неграждан с гражданами, в том числе предоставить негражданам право голосовать на местных выборах. Правые вообще хотели исключить из документа упоминание о негражданах. Перевес голосов в этот момент был чуть на стороне правых. В латвийском случае судьба нашего предложения была бы очевидной – удавили бы и вдогонку обозвали бы «пособниками оккупантов».

В Европарламенте же авторы доклада в результате долгих переговоров нашли среднее решение, которое не могут считать полным поражением обе стороны – было рекомендовано ускорить и упростить натурализацию неграждан.

Никаких «пятых колонн»


- Мирослав, ты постоянно переходишь от вопроса о меньшинстве в политике к вопросу о русском меньшинстве Латвии. Ты это делаешь осознанно?

- Для Латвии эти вопросы неразрывно связаны. Русское лингвистическое меньшинство именно потому не может реализовать свои интересы, что искусственно удерживается в роли бесправного политического меньшинства. Кое-кто в Латвии уже начинает говорить о целесообразности такого положения – мол, это позволило без сопротивления провести болезненные экономические реформы, укрепить госязык.

Взглянув на ситуацию из Европы, я должен засвидетельствовать, что никаких уважительных оправданий для нашего бесправия нет и быть не может. Это просто эгоизм и бескультурье правящей элиты Латвии.

В нашей фракции в Европарламенте есть депутаты от Шотландской национальной партии. Зная, что партия выступает за независимость Шотландии, мы аккуратно поинтересовались у коллег, как на это реагируют политики правящих в Великобритании партий. Поскольку вопрос о территориальной целостности страны еще более чувствителен, чем права национальных меньшинств, мы готовы были выслушать скорбный перечень конфликтов и обид. Но наши шотландские коллеги ответили, что правящие партии… с пониманием относятся к идее независимости Шотландии и в процессе постоянного диалога способствуют ее постепенному осуществлению.

Почему? Элементарно! Они считают, что шотландцы лучше знают, как им жить. И никакой «пятой колонны», и никаких «внутренних врагов государства». Так решаются проблемы при наличии политической культуры.

Другой пример политической культуры. Год назад во время выборов в Европарламент мы заявили, что языки крупных меньшинств и регионов в Европе должны получить официальный статус на европейском уровне. Тогда над нами насмехались: «Национальные государства этого никогда не позволят!» И вот этим летом четыре языка получили официальный статус. Среди них галисийский, баскский, каталонский языки, за чей статус боролись наши друзья из партии Европейский свободный альянс.

Как это получилось? Новое левое правительство Испании окончательно сделало выбор в пользу партнерства со своими национальными меньшинствами и вступилось за их языки.

Значит, национальное государство может не только давить, может и помогать! Надеюсь, что эта альтернатива не останется незамеченной и для латышских депутатов.
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/31//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=15 BORDER=0>
Чем Европарламент отличается от нашего Сейма?. Другие материалы >>

31.08.2005, 08:07

chas-daily.com


Написать комментарий