Скандинавская обочина

Проехав 15 000 километров по суше - почти по всему «располневшему» Евросоюзу, невольно приходишь к выводу, что замкнутая на самой себе Скандинавия в условиях современной Европы может превратиться в «домик на обочине». И то, что когда-то сделало ее одним из самых обеспеченных регионов Земли, сегодня толкает ее в туристический тупик.


Если Латвия пойдет по «скандинавскому пути», то она рискует оказаться на задворках туристической Европы. Чтобы не оказаться в тупике, стране было бы неплохо пересмотреть ориентиры развития в области туризма.


Баденвейлер – Линчепинг

Электронная логика дороги


В эпоху интернета прокладывать маршрут одно удовольствие. Зашел на специализированный сайт, ввел расход топлива своей машины, цены на бензин по странам, город отправления и пункт прибытия – и электронная система рассчитает тебе кратчайший или оптимальный маршрут.

Так вот, если вы едете из Хельсинки, то самый быстрый путь в большую Европу лежит через Стокгольм, до которого компьютер рекомендует добраться паромом, и далее – по дорогам Швеции и Дании. Если презреть визы и границы, то кратчайший путь из Питера, например, в Берлин идет через Псков, Ригу, Шяуляй, Калининград, Гданьск. Но если вы выберете опцию «оптимальный путь», то умная машина предложит вам добраться до Германии паромом с отправлением из Хельсинки, Ханко или Питера. Так удобнее и быстрее.

Смысл ехать на машине по одному или по другому берегу появляется только в том случае, если там есть что посмотреть… И тут начинаются проблемы. Шведские и датские путеводители забиты перечнем исторических мест, но у всех одна беда – в них полно фамилий, которые мало что говорят иностранцу. Конечно, есть Нобель, Линдгрен, Андерсен… Но…

А вот, например, в одном из курортных городков Южной Германии при наличии своих имен сделали ставку на инородца. И не проиграли.

Знаковые имена


Как известно, Антон Павлович Чехов, великий русский писатель и драматург, скончался в маленьком южногерманском курорте Баденвейлере. Тогда, 100 лет назад, это было тихое место, куда ехали умирать обеспеченные чахоточные со всей Европы. Было и много знаменитостей. Но именно на балконе номера Чехова висит мемориальная доска, на стене отеля – барельеф и памятник Чайке.

В маленьком магазинчике продавщица, радушно улыбнувшись, стала рекомендовать приобрести замечательные шнапсы кустарного производства, которые почему-то называются «водой» – яблочной, вишневой… Совершенно автоматически она добавила: «Эти шнапсы пробовал и сам Чехофф». Конечно, можно Чехова любить или не любить. Но в мире театра Шекспир, Мольер и Чехов – три столпа, которые просто внедрены в массовое сознание обывателя.

А теперь вспомните, много ли известных имен вам назовут в Юрмале, о которой Осип Мандельштам писал: «Рижское взморье – это целая страна. Дачный размах Рижского взморья не сравнится ни с какими курортами».

В Юрмале отдыхал, кстати, Михаил Чехов, известный в элитарных кругах пресловутого Запада не меньше своего дяди, Антон Палыча. Кто сейчас знает об этом? Можно, конечно же, вспомнить, что в Кемери отдыхало семейство Кеннеди, но это все не то. Учитель Мерилин Монро и Керка Дугласа Михаил Чехов круче и скандальнее… А где скандал – там интерес публики. В Юрмале проводил лето Сергей Эйзенштейн. Этот «мальчик из Риги», как он себя называл, в 1940 году был назван четвертым по значению после Чаплина, Гриффита и Мэри Пикфорд человеком мирового кино. Где играл «мальчик из Риги»? Под какой сосной в Майоренгофе? Какую ветку сирени он запомнил на всю жизнь? Зато точно известно, под какими померанцами сидел Чехов в Баденвейлере.

Валютная связь


Когда немец или француз приезжает в Финляндию после автопутешествия через Скандинавию, он облегченно вздыхает, убирает скандинавские деньги подальше и достает свои евро. Пусть цены выше (хотя не на все), зато все понятно, что есть что…

Непосредственно за мостом, связывающим Данию со Швецией, в придорожном кафе гордо высился картонный знак евро, означавший, что здесь можно расплатиться евровалютой и не мучиться с расчетами. За полчаса ни один из многочисленных посетителей, включая тех же датчан, не платил национальной валютой – либо «пластиком», либо евро.

Через пару сотен километров ситуация изменилась. Девушка – продавец шведских сувениров и легких закусок чуть не плакала, когда увидела в наших руках евро: «А крон, крон нет?» Мы предложили расплатиться с ней евроденьгами по курсу, а она уж потом обменяет их на кроны. Но продавщица затряслась от ужаса перед лицом валютной операции и… осталась без клиентов.

Ранее в Дании, в придорожном кафе, бармен взял евро без всяких колебаний, а вот шведские кроны вызвали у него настоящий рвотный рефлекс. Да и датские кроны он брал без энтузиазма и все время бегал их куда-то менять.

На пароме, который ходит из Путтгардена в Германии до Дании, евро царствовало вовсю – в кассах другие деньги сиротливо жались в боковых коробочках. Уже в Стокгольме словоохотливый официант пояснил: «Евро просто счастье для туристов и для всех, кто работает в сфере обслуживания. Оно как бы зовет: потрать меня! У туриста нет стресса от пользования непривычной валютой, ему все понятно. А когда турист спокоен и уверен в себе, он начинает сорить деньгами».

Разумеется, в Скандинавии есть много интересного, она привлекательна сама по себе. Но она и больше своих соседей на восточном берегу Балтики. А потому нам в Латвии лучше бы перетряхнуть всю свою историю, относясь к ней не как к священной, а как к дойной корове, которая может прокормить не одно поколение. В конце концов главное ведь быть на магистральной дороге, а не остаться в тупике.

31.08.2005, 08:07

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий