Чудо Плисецкой в Риге 1

Есть хорошее русское слово - торжество. Это было торжество балерины Майи Плисецкой. Был неистовый восторг в адрес участников гала-концерта. И исступленное, счастливое благоговение, которое Плисецкая пробуждала в зрителях самим фактом своего присутствия, своими улыбками и поклонами - и своим танцем.


Написать, что это был фурор, – значит, обидеть холодным иностранным словом то горячее праздничное чувство, которое оставил в сердце вечер «Ave Майя!», состоявшийся в Национальной опере

<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="LEFT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26/n198_pliseckaja_afterparty_mn-12.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">

Фото Майи Николаевой.
С мужем Родионом Щедриным после концерта.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


А еще это был нескончаемый поток любви, которую рижская публика изливала на своего кумира. Потому что ей, публике, больше ничего не оставалось делать. Потому что она для этого и собралась. Кажется, в этот вечер в Опере образовалась какая-то другая, параллельная вселенная – со своими законами, своим особым, восхитительным центром притяжения. Описать это невозможно – надо было быть там и чувствовать это вместе со всеми. Но написать, как все происходило, можно.

Вечер начался со стоячей овации и окончился еще двумя. Потому что Плисецкая – какой царский подарок любящей публике! – станцевала свой номер с веерами «Ave, Майя» ДВА РАЗА ПОДРЯД…

Но сначала… Когда прозвенел третий звонок (в честь нее он «звенел» в это вечер мелодиями из «Кармен») и зрители приготовились смотреть на сцену – в зал вошла Майя Плисецкая. Посол России в первом ряду бельэтажа, и президент Латвии в своей президентской ложе, и все до единого в зале приветствовали ее стоя. Боже, с какой неподдельной искренностью она посылала улыбки и взмахи рук всей этой влюбленной в нее вселенной!

Вечер открылся гала-концертом, продолжился документальным фильмом о Плисецкой и завершился ее собственным выходом на сцену. Пусть меня покарает муза танца, если я ошибаюсь, но мне кажется, что присутствие Плисецкой в зале давало какие-то электрические разряды вдохновения артистам. Уж на что всегда бесподобен Андрей Баталов из Мариинки, но так летать над сценой, так пренебрегать законами земного притяжения, как это ему удавалось на сей раз в па-де-де из «Дон-Кихота»! Без ворожбы Плисецкой такого не бывает.

Владимир Деревянко (Большой театр – Дрезденская опера) вызывал восторженный рев зрителей исполнением «Жар-птицы» Стравинского. Странная, чуть изломанная пластика, невероятный артистизм, выразительность в каждой мышце тела… Плисецкая сказала накануне: «Вы даже не представляете себе, как мало танцоров, которые понимают, для чего они выходят на сцену». Деревянко из этих немногих. Потому что блестящие танцоры есть, и много. Но такая бездна смысла в каждом движении, как у Деревянко, это большая редкость.

Возвышенная и вдохновенная Екатерина Мечетина, лауреат премии «Триумф», играла фортепианные «Частушки» Щедрина. Ирма Неорадзе из Мариинского театра замечательно станцевала коронный номер Плисецкой – «Ледебя», а Эгле Шпокайте и Ауримас Паулаускас с «фирменной» литовской воздушностью и нежностью – столько же коронный дуэт из «Кармен-сюиты» Бизе – Щедрина.

Но нечто большее, чем прекрасно исполненный танец, присутствовало в стареньких, поврежденных временем кадрах, которые запечатлели Плисецкую в зените славы и силы. Вторую часть вечера занял документальный фильм Николая Тихова «Ave Майя!», состоявший из нескольких мини-интервью, где о ней рассказывают ее партнеры, ученики, коллеги и почитатели, и отрывков архивных кино- и телезаписей Плисецкой.
<TABLE WIDTH=220 CELLSPACING=0 CELLPADDING=0 BORDER=0 ALIGN="RIGHT"><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>
<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=20 HEIGHT=1 BORDER=0><IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26/n198_pliseckaja_afterparty_mn-04.jpg” WIDTH=200 BORDER=1 ALT="Photo">
Фото Майи Николаевой.
Поклонники таланта великой балерины Виктор Калюжный и Вия Артмане.<IMG SRC=“http://www.chas-daily.com/win/2005/08/26//ppic/.gif” WIDTH=1 HEIGHT=20 BORDER=0>


Почти каждый архивный отрывок публика сопровождала аплодисментами. Какая беспредельная легкость в Плисецкой, когда она танцует «Дон-Кихота», сколько страсти в ее Кармен! А лебедь, которого она танцует, – он не умирает, а просто погружается в вечность, потому что красота, совершенство и гармония бессмертны, неистребимы… При всех немыслимых дефектах изображения гениальная суть ее танца оставалась на этих кадрах по-прежнему ощутимой. Нечто немыслимое, неповторимое, непревзойденное…

И это немыслимое, чудесно-нематериальное по-прежнему существует в ней, когда она, живая, сегодняшняя, выходит на сцену. Годы отняли у нее только то, что смогли отнять. Все остальное – магнетизм, совершенную точность жеста, способность быть на сцене живым воплощением духа музыки – отнять не смогли. И поэтому когда маленькая, хрупкая, вся в черном Майя Плисецкая танцует бежаровский номер с красно-белыми веерами, то весь огромный зал погружается в счастье. Ладно, чего уж стесняться: мы плакали. Кто-то только глубоко в сердце, а кто-то настоящими слезами. ОНА ТАНЦЕВАЛА ДВА РАЗА ПОДРЯД. И публика дважды вставала, аплодируя и просто крича от любви.

Музыку из «Кармен» в финале включили как фон для поклонов. Плисецкая повела бровями от неожиданности, улыбнулась и пошла, закружила по сцене. Это был какой-то волшебный сон… Разумеется, она не повторяла ТО, что делала раньше. Но, двигаясь по сцене, прожила эту музыку ТАК ЖЕ необыкновенно, полно и ярко, как прежде. Это танцевала Майя Плисецкая. Это был гений танца, который всегда невидимо присутствует в истинном балете помимо безупречной техники. Теперь этот гений был видим и ощутим в его чистом виде. Чудо, которому нет объяснения.

P.S. Afterparty свелся к тому, что гости и участники концерта, уставшие – одни от выступлений, другие от переживаний, – выпивали, закусывали и делились впечатлениями. А Плисецкая – работала. Не сделав ни единого глотка, не дав никому шанса произнести парадную речь, она больше часа только подписывала на память альбомы, давала автографы, дарила улыбки и выслушивала блаженно-восторженный лепет очумевших от счастья людей с искренней непосредственностью. «Вы действительно так счастливы, правда? Какая радость для меня!»…

26.08.2005, 07:38

chas-daily.com


Написать комментарий

Спасибо автору за неравнодушный рассказ!
Читал и вспоминал, - те же самые эмоции испытывали зрители
в московской Новой Опере, где"Ave Maya" проходила осенью 2005 г.
Как мы всё-таки похожи, когда сталкиваемся с прекрасным!