Юристы нынче идут в сантехники

Абитуриенты все больше обращают свои взоры в сторону государственных вузов. У частных же наступают не самые лучшие времена. Программы по юриспруденции и предпринимательской деятельности, которые есть почти в каждом частном высшем учебном заведении, похоже, теряют былую популярность именно из-за высокой конкуренции


О том, как частный образовательный бизнес реагирует на подобные изменения, ДВ рассказал ректор высшей школы бизнес-администрации Tur­ba и экс-министр экономики Янис Аболтиньш

— Не знаю, как в других частных вузах, а у нас в этом году число поступивших увеличилось,— начал разговор Аболтиньш.— Особенно возрос интерес к факультету туризма, где приток студентов удвоился по сравнению с прошлым годом. Но ведь мы и прилагаем усилия, чтобы улучшить качество образования. В частности, учебная программа по туристическому бизнесу не только аккредитована нашим Министерством образования, но и получила дополнительную аккредитацию от Международной организации туризма.

— Ну а что с теми же юристами? Перебора не наблюдается? В то время как работодатели вопиют о нехватке технических специалистов…

— Да, дефицит технических специалистов есть, причем не только в Латвии. Дело доходит до того, что студенты престижных юридических школ идут на курсы сантехников, потому что квалифицированный сантехник на рынке труда в Лондоне получает больше, чем молодой юрист без опыта работы. И студенты, и вузы уже реагируют на изменение спроса со стороны работодателя. К примеру, мы планируем сформировать в факультативном блоке предметов курсы, которые дают определенные представления о современных технологиях.

— А почему “невидимая рука рынка” в данном случае действует столь инертно? Пока вузы и студенты отреагируют…

— Потому что тут действует не только “невидимая рука рынка”, но и государственная система школьного образования. Именно в ней зародилось пренебрежение к инженерным специальностям. Школы совершили ошибку, предоставив старшеклассникам право выбора: изучать им математику, физику, химию или нет.

К тому же государство решило сэкономить на финансировании школ, в результате чего кабинеты физики и химии оборудованы ужасно. Такие несовпадения спроса и предложения случаются довольно часто, но переизбыток предложения регулируется ценой специалистов на рынке труда. С другой стороны, лично я пока не встречал ни одного юриста, работающего кассиром в супермаркете. Вы таких видели?

— Я — нет, потому что нужно быть совсем ненормальным, чтобы идти в кассиры, когда есть возможность отправиться в Ирландию или Англию. И вот юристов, уехавших туда, я знаю сколько угодно.

— Ну, так нужно радоваться тому, что наши специалисты могут уезжать на заработки в Европу и дальше… Ведь квалифицированный специалист — это превосходный экспортный товар….

— Получается, мы готовим квалифицированную рабочую силу для Европы? На государственные деньги.

— Государственные деньги — это мои деньги. Если я заплатил налоги за себя и своих детей, то вправе за эти средства получить необходимую мне услугу. У нас часто говорят о так называемых государственных интересах, при этом забывая, что интересы государства — это мои интересы. И получение моим ребенком конкурентоспособного образования — в их числе.

Другое дело, когда государство начинает оплачивать услуги чисто коммерческие, в частности приобретение профессионального образования, которое по сути является личной собственностью человека. Ведь сегодня бесплатное высшее образование может получить далеко не каждый.

А тот, кто его получает, приобретает собственность не совсем за свой счет. Да, государство должно предоставлять финансирование самым лучшим студентам, но возникает вопрос: как этот лучший студент отработает вложенные в его обучение деньги?

Посчитайте, сколько медиков получает образование за государственные деньги и сколько из них потом работает в частных фармацевтических фирмах. Почему государственные деньги должны вкладываться в чью-то личную собственность?

Другой вопрос — насколько честна конкуренция между частными и государственными вузами. Ведь и те и другие проходят государственную аккредитацию, и те и другие должны отвечать единым требованиям, предъявляемым к научной работе, качеству образования, технической базе… Но одним предоставляется финансирование, а другим — нет…

— Но ведь одни учат студентов бесплатно, а другие — нет.

— Мне кажется, более справедливо было бы, если бы государство выделяло финансирование лучшим выпускникам средних школ по результатам централизованных экзаменов, оставляя при этом выбор вуза за самим студентом.

Не зря же Моисей ходил по пустыне 40 лет, а не двадцать и не тридцать. Для того чтобы поменять мышление, необходимо время. Мы по-прежнему почему-то пугаемся либеральной идеи свободы.

Что такое свобода? Это естественное право человека иметь собственность, возможность ею распоряжаться по своему усмотрению, не ущемляя при этом интересов других людей. Возможность выбора. Последнее предполагает прежде всего рыночные отношения. Но чтобы система рыночных отношений работала, эти принципы должны соблюдаться везде, в том числе в образовании. Конкуренция заставляет нас постоянно улучшать качество продукта и делает это гораздо лучше, чем какой бы то ни было государственный надзирательный орган.

Моя позиция заключается в том, что форма собственности (государственный или частный) для вуза не так уж и важна. Важно, чтобы всем высшим школам дали одинаковую возможность работы на этом рынке.

Доплаты из госбюджета — большое преимущество государственных школ, но у них есть и свои недостатки. Например, любой договор о сдаче помещения в аренду фирме нужно согласовывать чуть ли ни с министром образования, так же как и все дополнительные расходы вуза. В результате получается, что система работает со скрипом и неэффективно.

— Что ожидает частные высшие школы в ближайшем будущем?

— Сегодня можно заметить тенденцию их притеснения. В этом году Министерство образования готовит решение, по которому только вузы университетского типа (читай — государственные) могут участвовать в проектах, финансируемых из фондов ЕС. Дотации на научную деятельность также будут получать только университеты.

— И что вы собираетесь делать?

— И дальше повышать свою конкурентоспособность, то есть качество образования.

23.08.2005, 12:52

Деловые Вести


Написать комментарий