Черно-белая магия Донцовой

Писательницу творчество избавило от болезни. А что несет оно читателям?

Квинтэссенция уродств
Когда читаешь романы Донцовой, это легко почувствовать. На 40-50% они состоят из вставных новелл о судьбах разных несчастных, ущербных людей, которые становились в разное время жертвами преступников. Не случайно эти новеллы могут вызвать раздражение читателя, быть воспринятыми как что-то лишнее, как пудовые гири, мешающие быстро и споро проскочить все подъемы и спуски незамысловатого сюжета. Донцова стремится таким образом вызвать у своих читательниц чувства жалостливые и сентиментальные по отношению к жертвам. Но ее романы не вызывают катарсиса или хотя бы чувства удовлетворения, что вот, наконец, преступник изобличен и понесет наказание.
Часто герои Донцовой вообще попадают в чудовищные, прямо какие-то бредовые, напоминающие тягостные картины Босха, ситуации. Так, например, в недавно написанном романе “Любимые забавы папы Карло” у нее все повязаны между собой брачными узами или просто сексом, от которого рождаются почему-то одни психологические ублюдки. Те, в свою очередь, начинают между собой спариваться, чтобы производить на Божий свет заведомых преступников…
Получается, что Донцова сочиняет вроде бы увлекательные книжки, мы читаем их в свое удовольствие, а потом, если задумаемся над прочитанным, оторопь берет — какая же квинтэссенция уродств оседает в наших головах! Но мало этого — ведь Донцова позиционирует себя в литературе чуть ли не как наследницу Достоевского, тоже писавшего о страшных вещах.
С другой стороны, Донцовой уже написано столько книг о всех сферах нашей сложной жизни, что не исключен и такой вариант: как мы сегодня по сочинениям Толстого и Достоевского изучаем прошлое России, точно так же наши потомки когда-нибудь по ее романам станут изучать наше время. Хорошенького же они о нас будут мнения!

22.08.2005, 08:10

Телеграф


Написать комментарий