Портрет по-французски

Не так давно из славного города Страсбурга (Франция) в наши края с фотоаппаратом в руках пожаловал мсье Димитрий. И неспроста — Димитрий планирует провести ряд фотосессий и организовать выставку своих работ. Это стало это возможным благодаря совместному проекту муниципалитетов Даугавпилса и Страсбурга. Минувшей сной были подведены итоги конкурса среди фотохудожников. В результате во Францию отправился известный многим даугавпилчанам Анатолий Киврин, а к нам приехал импозантный молодой человек.

Личное дело Димитрия Штауба
Возраст: по паспорту 30 лет, а всем говорит, что 28.
Знак зодиака: Водолей.
Любимое времяпрепровождение: посещение выставок, кинотеатров и различных мероприятий.
Любимое животное: кошка.
Любимый напиток: пиво.
Любимое блюдо: квашеная капуста.
Самое яркое впечатление детства: не помнит, но думает, что это поездка в Нью-Йорк.

— Димитрий, ваши предки случайно не были связаны с Россией?
— Не знаю, огорчу вас или обрадую, но русских корней у меня нет. Я истинный француз, хотя многие по этому поводу смеются. Ведь фамилия у меня немецкая, а имя русское, хотя этому есть объяснение. Родители хотели назвать меня Николя. Но двоюродный брат умудрился появиться на свет раньше, и поскольку его назвали Николя, родителям ничего не оставалось, как наречь своего сына другим именем. Как-то раз они плавали в бассейне в компании с незнакомым ребенком. Позже оказалось, что малыша звали Дмитрий.
Как ни странно, в детстве был очень тихим и робким ребенком. Прислуживал в церкви и был скаутом. Практически родителям хлопот не доставлял. И если бы не мои детские походы в пивнушки, они были бы совсем счастливы. Дело в том, что пиво я начал пить с самого раннего детства. Частенько ошивался в пивбарах, благо в Страсбурге их очень много. Наверно, поэтому свое детство вспоминаю с трудом (шутка). Кстати, первые три дня пребывания в Риге я тусовался в театральном пивбарчике. Так что латвийское пиво успел оценить по достоинству.
— С чего начался ваш путь в мир фотографии?
— До 20 лет я вообще не брал фотоаппарат в руки. Все произошло спонтанно. После окончания лицея вдруг понял, что работать инженером мне абсолютно не хочется. Родители, как ни странно, меня поддержали, и в том же году я поступил в самую престижную во Франции школу фотографии. И поверьте, еще ни разу об этом не пожалел.
— Не знаю, как во Франции, но в Латвии работа фотохудожников, за исключением некоторых, является далеко не высокооплачиваемой, и обеспечивать семью без каких-либо подработок им крайне тяжело. Знакома ли вам эта ситуация?
— Во Франции ситуация похожая. У нас фотограф также не может обеспечить себе достойное существование, занимаясь только своим любимым делом. Поэтому часто приходится подрабатывать. Я, например, занимаюсь репетиторством (Димитрий преподает математику неуспевающим школьникам. — Л.К.), пишу рекламные тексты для TВ. Однажды работал статистом во время съемок художественного фильма и даже был обнаженной моделью в школе искусств. На данный момент у меня заключен договор с одним из французских журналов мод. Каждые три месяца я посылаю им свои работы, и сентябрь не станет исключением. Правда, на сей раз на страницах глянцевого журнала появятся лица даугавпилчан.
Так что я ни о чем не жалею. Сегодняшний мой образ жизни меня вполне устраивает. Я практически ни от кого не завишу. На данный момент у меня нет никаких обязательств. Я свободный художник и живу настоящим, не оглядываясь назад.
— Говорят, что художник чаще всего создает свои шедевры, будучи несчастным. Согласны ли вы с этим мнением?
— На все сто процентов. На досуге я думал о том, как назвать свои фотографии, сделанные в вашей стране, но ничего лучшего, на мой взгляд, чем «Счастье в печали», не придумал. Ведь даже когда ты счастлив, все равно грусть нет-нет да и напомнит о себе. Для меня вообще очень важно осознавать, что человек умеет радоваться каждому мгновению, даже если в его жизни наступила черная полоса.
— Но глядя на вас, даже и не подумаешь, что на такого веселого и компанейского молодого человека находит хандра…
— Как говорят у нас во Франции, внешность обманчива.
— Это относится и к значку с надписью «Киллер» у вас на кармане?
— Этот значок мне привез друг, и он мне дорог как память. А эта надпись и правда не очень веселенькая, но в какой-то степени в моем творчестве слово «убийца» присутствует.
— Обычно творческим людям очень редко нравятся созданные ими работы. Во всем они видят изъяны. Вы из их числа?
— Ни да, ни нет. Любимых фотографий у меня не так уж и много, но самая дорогая моему сердцу — первая работа. Во время летних каникул мне почему-то очень захотелось запечатлеть свои ботинки в песке на пляже. Уже и тех ботинок нет, и подаренный мне отцом первый фотоаппарат стал ветераном, а его корпус склеен скотчем, но по сей день эта фотография является моим талисманом.
— Кто чаще всего становится героем ваших работ?
— Это зависит от настроения. Но в последнее время заметил, что мне нравится фотографировать грустных людей, которые не улыбаются, выглядят сурово и холодно. Существуют и исключения. Не хочу никого обидеть, но мне очень нравятся ваши старушки. Они очень красивые, неугомонные и очень активные. Некоторых я уже запечатлел на пленку, вот только еще не сделал фотографии.
— Сейчас на каждом углу говорят о том, что Латвия с обретением независимости стала свободной и демократической страной. В то же время, как только зашла речь о проведении в Риге парада сексуальных меньшинств, наши чиновники, борцы за права человека занервничали и чуть было не сорвали это мероприятие. Правильно ли это?
— Во Франции очень много писали о прошедшем недавно в Риге параде сексуальных меньшинств. И мне не совсем понятна реакция ваших политиков. Одно дело, когда люди между собой выясняют отношения, но когда политики, боясь «замараться», ведут себя подобным образом… Ведь в демократической стране должно царить равноправие, и не важно, какой ты сексуальной ориентации. Я вообще всегда и везде выступаю за разнообразие во всем мире.
Во Франции сексуальные меньшинства тоже будоражат общественность. Например, недавно принятый закон о совместном проживании геев и лесбиянок выпил много крови у политиков и жителей страны. А сейчас ведутся баталии не на жизнь, а на смерть из-за разработки закона об адоптации детей этими семьями. Но я считаю, что любая пара имеет право на полноценную семью.
— Если мы заговорили о демократии и о правах человека, не могу не спросить, что вы думаете о стране, жители которой делятся на граждан и неграждан.
— С подобной ситуацией я не сталкивался, и с этой проблемой не совсем знаком. Но это ужасно, когда человек, называя эту страну своей родиной, не имеет права автоматически стать ее гражданином. Это ненормально.
— Не будем о грустном. Как вам кажется, смогли вы найти общий язык с даугавпилчанами?
— Думаю, что да. Правда, языковой барьер дает о себе знать. Французский язык здесь не очень популярен, да и общаясь на английском, не всегда понимаем друг друга. Но это не страшно. Я не унываю и уже понемножку осваиваю латышский и русский языки. Поэтому если вы вдруг услышите на ломаном русском языке у вас за спиной вопросы: как вас зовут, сколько вам лет, знайте, что это поблизости нарисовался любознательный и общительный француз.
— После окончания этого проекта наверняка придется рассказать о результатах вашего пребывания в Даугавпилсе его организаторам?
— Конечно. После моего пребывания в Даугавпилсе во многих городах Франции, в том числе в Париже, Лионе и Бордо, пройдет выставка моих работ «Удивительная Латвия».

18.08.2005, 12:16

Л.КИРИЛОВА


Написать комментарий