Межциемс вчера, сегодня. А завтра?

Историческая справка. "... Сразу после войны Управление санаториями и курортами ВЦСПС приступило к восстановлению Погулянской здравницы, и уже в феврале 1947 года был открыт всесоюзный санаторий "Межциемс" на 80 коек для лечения туберкулеза. Санаторий работал круглый год.

Со временем санаторий расширился — были построены пищеблок, второй спальный корпус, водолечебница, два летних павильона, пробурены две скважины питьевой воды и одна — с минеральной водой, заново устроена система канализации, водопровода, было проведено паровое отопление. Кроме того, были проделаны значительные работы по благоустройству санаторного парка, который занимает 7 гектаров. На берегу Даугавы благоустроили пляж, установили спасательный пункт.

С 1 апреля 1959 года “Межциемс” стал санаторием для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями. В его стационаре было 180 мест. В санатории работало 120 человек — врачи, медсестры и обслуживающий персонал…"

( Из книги З. Якуба “Даугавпилс в прошлом”)

Как видим Погулянка, еще до войны переименованная в Межциемс, была популярной здравницей, которую в 1883 году начал создавать знаменитый род Плятеров. Сегодня от знаменитого курорта, к великому сожалению, остались только пустующие здания, огражденные и охраняемые, так как у них есть хозяин. Бывший санаторий и его территория принадлежит теперь АО “Диттон”, а владельцем профилактория является Даугавпилсская гордума.

По словам заведующего отделом экономического развития гордумы И. Подколзина, профилакторий и прилегающие к нему строения были приобретены предыдущей думой за 5 тыс. латов в 2001 году. Для такого комплекса — это чисто символическая цена с учетом того, что, по документам, на его территории находится источник минеральной воды. Однако вся фишка в том, что скважина как раз-таки и не стала собственностью думы. Оказывается, она уже была продана администратором “до того как”. А опытный юрист думы Дзинтра Николаенко во время оформления сделки, увы, это проглядела. Ну что тут сказать? Всякое бывает. Правда, по словам И. Подколзина, в число документов, скрываемых руководством предыдущей думы, почему-то попали и документы на профилакторий. Даже перепродать этот комплекс теперь нельзя.

Пока затишье и с диттоновским санаторием. На его территории есть только охранник, который следит, чтобы не разворовывались стройматериалы. А еще — не пускает за ворота журналистов и не позволяет ничего фотографировать.

Мы довольно долго говорили с господином Подколзиным о возможном использовании профилактория и микрорайона Межциемс, как курортной зоны. И местные жители были бы с работой, и шли бы денежки в городской бюджет. Только вот, оказывается, заниматься этим желающих пока нет.

Впрочем, Межциемс — это не только зеленый массив, чистый воздух и живописная Даугава, по которой когда-то было налажено пароходное сообщение между Динабургом и Погулянкой. Это район, в котором сегодня проживает более тысячи человек. В основном, пожилых, с уймой проблем. Например, большинство из них вынуждены пользоваться услугами городской бани. Но чтобы добраться до нее — еще сколько сантимов нужно отдать на транспорт. А ведь была здесь раньше баня. И почта была, которой тоже уже давно нет в Межциемсе.

Но чаще всего, опрашиваемые мною межциемцы, жаловались на отсутствие аптеки. Бронислава, бывший повар санатория, поведавшая, кстати говоря, что за смену приходилось кормить более 500 человек, наивно полагает, что аптечный киоск мог бы расположиться в фирменном магазине “Триалс”, где собственно, в основном, и закупаются местные жители. Она говорит, что в в город порой приходится ехать за одной таблеткой. “А что нужно для того, чтобы здесь появился аптечный киоск?”, — спросила я Брониславу. “Наверное, в думу нужно писать и собирать подписи. Что толку с того, что мы пенсионеры тут между собой горюем?” — ответила та.

О чем только не говорили люди. Вспоминали, как весело жилось в Погулянке, когда работали санаторий и профилакторий. С работой были, и даже на танцы могли сходить в санаторный парк. 80-летняя бабушка Феона (на снимке) пожаловалась не только на отсутствие бани, аптеки, но и на судьбу: дескать, после смерти сына ответственность за воспитание единственного внука легла на нее. Матери он не нужен — та в “веселую” жизнь подалась. А каково его прокормить, одеть и обуть на 30 латов с небольшим! Такую пенсию по потере кормильца определило государство внуку шесть лет назад. Пенсия самой бабушки Феоны, к сожаленью, тоже невелика. От нее, и от многих других собеседников, я узнала, что и в Межциемсе пьют неслабо. Почему? Причина известная — потому что нет работы.

И снова невольно возвращаюсь к разговору с И. Подколзиным. Рассуждая о перспективах развития Межциемса, он, к сожаленью, все время говорил в сослагательном наклонении — “если бы”. И довольно часто использовал глагол “предположим”. На мой взгляд, это говорит о том, что никаких реальных перспектив у Межциемса пока нет. Вряд ли появятся они и к тому моменту, когда будет утверждаться план развития города. Ведь столь ожидаемые нами иностранные предприниматели, готовые вложить средства в развитие курортного бизнеса, могут так никогда и не узнать о существовании Межциемса. Занимаются ли этим вопросом в думе — из разговора с господином Подколзиным было непонятно. Скудный бюджет города уже давно стал притчей во языцех. Но разве нужны очень большие деньги для того, чтобы оборудовать в Межциемсе хотя бы места отдыха? Для даугавпилчан, которые приезжают сюда, чтобы отдохнуть в выходные на природе, просто подышать свежим воздухом. Таковых немало. Установить хотя бы скамейки и мусорники.

23.07.2004, 11:56

"Латгалес Лайкс"


Написать комментарий