Несущий смерть

Сточные воды, которые будет сбрасывать в Даугаву целлюлозный комбинат в Озолсале, полностью очистить невозможно. Даже после всех фильтров из наших кранов польется вызывающая мутации отрава!

Страсти вокруг финского завода, который изо всех сил старается построить компания Baltic Pulp, накалены до предела, даже многие чиновники в Кабинете министров против реализации опасного во всех отношениях проекта. А профессиональные экологи утверждают: целлюлозный комбинат ни в коем случае нельзя строить на берегу реки. Более года назад в стране появилась мощная общественная организация “За чистую Даугаву”, объединившая для борьбы с проектом завода видных деятелей науки — биологов, химиков, физиков, геологов, гидрологов и других специалистов. На днях корреспонденты “Вести Сегодня” встретились с ее председателем, профессором инженерных наук Георгом Багатайсом. Этот человек в прошлом сам руководил проектными разработками крупнейших заводов СССР и прекрасно знает, ЧТО может произойти, если начнет работу целлюлозный комбинат в Екабпилсском районе.

Профессионалы на тропе войны

— Люди, состоящие в организации, не с улицы к нам пришли. Мы специально объединили ученых, которые ценились на вес золота даже в Советском Союзе. Да и меня выбрали председателем неслучайно, — говорит профессор. Сразу после войны Георг Багатайс поступил в Ленинградский индустриальный институт, который вскоре окончил экстерном. Потом работал по всему СССР. Долгие годы он был главным инженером проектов в прибалтийском отделении Института гипростройматериалов, руководил созданием мощнейших объектов. Разрабатывал и проекты, заказы на которые поступали со всего Союза. Под руководством инженера Багатайса создавался, к примеру, завод железобетонных и газобетонных изделий в Вангажи. Профессионал руководил и строительством всего городка вокруг производственного центра.

Самый большой объект, созданный под руководством Георга Багатайса, находится в Нарве — в свое время это был мощнейший газобетонный завод в мире! Инженер много работал в России, Армении, Грузии… Коллеги же Багатайса, кстати, разрабатывали и проект строительства целлюлозного комбината в Слоке.

— Поэтому я прекрасно знаю, как организуется работа и ведется проектирование больших заводов, ведь принципы остались те же, разве что с поправкой на новые строительные материалы, — отмечает ученый.

Себе дороже!

Георг Багатайс выкладывает перед вашим автором на стол внешне одинаковые целлюлозные полуфабрикаты — брикеты, из которых потом делают бумагу. Их отличие лишь в том, что целлюлоза в первом брикете отбеливалась по опаснейшей финской технологии с использованием диоксида хлора — страшнейшего канцерогенного вещества (его намерена использовать в Латвии компания Baltic Pulp), а второй вышел из производственных цехов норвежского комбината, где применяют безвредную технологию: отбеливают целлюлозу перекисью водорода.

— Древесина состоит 50 на 50 из целлюлозы и лигнина. Именно последний и необходимо растворять, чтобы получить целлюлозу белого цвета, — рассказывает профессор. — Если очень агрессивно вытравливать лигнин хлором, то получается, грубо говоря, химическая идеально белая целлюлоза. Когда же происходит отбеливание перекисью водорода, в целлюлозе хоть и остается немного процентов нерастворенного вещества, зато этот способ экологически безопасен. После этого надо лишь добавить каолин, “белую глину” — природное ископаемое вещество (его основные залежи находятся на Украине и Урале), и все — получается продукт белого цвета.

Тогда и бумага получается идеального цвета. Такая технология никак не вредит среде. Да, она немного дороже, но если вести правильную политику, то страна только выиграет.

Мы же вполне можем выпускать не только полуфабрикаты, но и бумагу. Во–первых, рядом с целлюлозным комбинатом надо поставить и бумажное производство. Уже чисто технически мы значительно сэкономим средства на специальной сушке материала, сжигающей 25 процентов от его себестоимости. Конечный продукт будет существенно дешевле, нежели если везти целлюлозу на сушку в Финляндию и там делать бумагу.

Во–вторых, если лигнин не растворять полностью, то понадобится вдвое меньше древесины. Значит, уменьшается вырубка лесов, и стоимость сырья получается на порядок ниже. Тогда мы будем конкурентоспособны с любыми западными компаниями.

Нам вовсе не нужно в год 600 000 тонн целлюлозы. В противном случае, идя на поводу у компании Baltic Pulp, придется вырубать в год 3 000 000 кубических метров леса, которые нужны для жуткого комбината в Екабпилсском районе. Латвия, заключив договор с финнами, будет обязана еще и поставлять им древесину! Для более экономически выгодного латвийского комбината (без участия в проекте финнов!) достаточно производить 150 000 тонн целлюлозы в год, которой хватит на 180 000 тонн готового продукта, к примеру, типографской бумаги. Эти цифры получаются исходя из того, что в год мы будем перерабатывать не 3 000 000 “кубиков” древесины, а максимум 400 000. Есть разница?!

Решится и проблема огромной экономии средств. Теперь Латвия ежегодно тратит 80 000 000 латов на закупку 140 000 тонн разной бумаги. Но, имея местное производство, мы полностью обеспечим внутренний рынок и сможем заниматься экспортом. Финны же станут увозить целлюлозу к себе, там делать бумагу, а Латвия как закупала продукт, так и будет это делать дальше. Только с экономической точки зрения от проекта компании Baltic Pulp — сплошной вред! Причем при использовании грамотной технологии, выгодной Латвии, а не Финляндии, стоимость комбината резко снижается: не 950 000 000 евро, а 330 000 000 (причем вместе с бумажным производством).

Да, все упирается в нехватку средств, но надо пытаться искать инвестиции (только не у финнов!), и наши предприниматели должны иметь контрольный пакет акций предприятия. Разумеется, для этого необходимо приложить немало усилий, но у нас же теперь в стране переизбыток юристов, экономистов, менеджеров всяких. Пора уже пристроить их к делу! — подчеркивает г–н Багатайс.

Финны–отравители

— Я ездил по целлюлозным фабрикам Финляндии, и, доложу вам, там полнейший беспредел. Все заводы используют химическую технологию отбеливания целлюлозы диоксидом хлора, случаются сбои, зачастую неочищенная вода сбрасывается в водоемы. Например, год назад произошла страшная трагедия на озере Сайма: туда попали неочищенные сточные воды, — рассказывает Георг Багатайс.

Трагедия в том, что диоксины в хлорсодержащих веществах попадают в пищевую цепочку: вода — растения — рыбы — животные — человек. Диоксины накапливаются в организме, а потом вызывают мутации. Причем полностью очистить воду от химических соединений невозможно, сколько бы фильтров ни поставили!

Лосось в водоемах Финляндии и море близ страны уже настолько мутировал, что в последние годы из икринок появляются только самки. Эта рыба не пригодна к пище. В Европе, кстати, теперь строжайший запрет на торговлю рыбой из Финляндии. Один знакомый Багатайса, капитан судна, который ходит по Финскому заливу, рассказывал профессору: “Я уже лет десять как не видел, чтобы в этом районе велся промышленный лов рыбы…”

— Сам общался с множеством специалистов–экологов Финляндии, которые теперь уже однозначно говорят: “Из–за всех этих заводов мы обречены!” К примеру, в городе Лаппенранта началась настоящая экологическая катастрофа — на порядок увеличилось количество больных раком!

Компания Baltic Pulp опускается до вранья! — возмущается ученый. — Ее люди говорят: мол, при отбеливании диоксидом хлора в среду не выделяются фураны и диоксины. Это опровергают профессиональные химики, а не бог весть откуда набранные эксперты, выдающие лживые и липовые заключения. Я, кстати, набрал “очищенной” водицы, которая сбрасывалась в Финский залив заводом концерна M–Real Corporation Joutseno (по его подобию хотят построить комбинат в Екабпилсском районе). Сейчас принесу…

Георг Багатайс достал из холодильника баночку с мутно–желтой водой, открыл, и в квартире завоняло хуже, чем от канализационного стока! Специалисты уже давно проверили эту воду: в ней страшнейшее превышение норм по содержанию хлорорганических соединений!

— А теперь представьте, что в год в Даугаву будут сбрасывать 144 тонны таких соединений! И из наших кранов потечет отрава, которую невозможно “облагородить”, так как в мире просто не существует соответствующей технологии. Единственный вариант: полностью разрушать молекулы воды. Вот только останется ли что–то собственно от воды?

Если в Озолсале построят целлюлозный комбинат, то мы с вами будем пить диоксины из кранов, причем кипяти воду, не кипяти — не поможет! Наша организация, равно как и очень многие специалисты, предлагает поставить завод на курземском побережье. Причем трубу, хотя из нее и не будет течь отрава (ведь при отбеливании должна использоваться именно перекись водорода!), надо провести в море минимум на 9 километров, чтобы окончательно обезопасить людей даже от минимальных химических соединений, причем не хлора. Если Baltic Pulp построит завод, то совершит преступление! — подытожил Георг Багатайс.

22.07.2004, 12:27

"Вести сегодня"


Написать комментарий