Беспамятство — бездонная пропасть

В Латвии катастрофически не хватает центров по уходу за людьми, страдающими деменцией — потерей памяти. Более того, в стране даже не ведется статистика, сколько человек поражено этим страшнейшим недугом, когда человек может легко заблудиться в собственной квартире или просто забыть зажечь спичку над включенной газовой горелкой…

Сейчас в Риге работает лишь один Центр дневной помощи для больных деменцией — “Озолайне” на улице Патверсмес, 30/2, открывшийся два года назад. Центр курирует и финансирует департамент благосостояния Рижской думы, а контролирует социальная служба Зиемельского района. В “Озолайне” людей направляют со всей Риги семейные врачи и сотрудники соцслужб, которые хоть отчасти знают картину в столице.

— Потерей памяти страдают в основном пожилые люди, но могут заболеть и подростки после серьезной травмы головы, — рассказывает заведующая “Озолайне” Айя Семенова. — Деменция — это не склероз, а намного серьезнее! Больных опасно оставлять одних дома. К примеру, человек может включить газ, но забыть поднести к нему спичку. Люди могут заблудиться даже в двухкомнатной квартире, они боятся теней на полу, поскольку им кажется, что там ямы.

Несчастные забывают слова и буквы, не могут вспомнить свое имя. При всем этом люди выглядят вполне нормально. За такими людьми необходим постоянный уход. Но как быть, если родственники больного работают? За несчастными просто некому присматривать. Поэтому очень многие искренне благодарны за то, что в городе работает наш центр, — подчеркивает собеседница.

В “Озолайне” за пенсионерами все время следят, их кормят. И еще, что немаловажно, с несчастными занимаются, например, устраивают “игры для ума” (ведь мозг не должен расслабляться!) — лото, карты, люди собирают простейшие пазлы, правда, некоторые постояльцы центра не в состоянии сложить даже десяток карточек… Социальные работники, их в “Озолайне” двое, недавно ездили в Швецию, где прошли специальные курсы по уходу за людьми, потерявшими память.

Пенсионеры находятся в “Озолайне” бесплатно, за них платит самоуправление, в месяц на одного человека выходит примерно 150 латов… В центре несколько комнат, где люди едят, занимаются спортом, участвуют со своими работами в выставках, например, гербариев из осенних листьев или аппликаций из кусочков цветной бумаги, иногда пациенты приходят почитать в библиотеку, где одна больная, в прошлом школьная учительница, специально расставила книги, как в библиотеке, в алфавитном порядке. В прихожей у стены — пианино, раньше на нем играла одна пенсионерка, а теперь она этого уже не помнит…

Сейчас в центре числится 24 человека, но в среднем в день бывает в два раза меньше, особенно летом, когда родственники увозят пенсионеров на дачи, за город и сами там за ними присматривают.

Несчастные находятся в “Озолайне” с 8.30 до 16.30. Рано утром больных привозят либо их дети, либо работники социальной службы. На самом деле, как призналась Айя Семенова, сотрудники “Озолайне” хотели бы продлить время работы центра если не круглосуточно, то, может, до позднего вечера, но поняли: слишком дорого это выйдет.

Вообще отношение власть имущих к больным деменцией в лучшем случае никакое, хотя они вполне в состоянии улучшить ситуацию не только в столице, но в целом по Латвии. Например, г–жа Семенова написала проект, каким образом можно выяснить, болен человек деменцией или нет, где перечислены все явные признаки и определены все критерии.

Только вот пока эта работа пылится на полке в библиотеке центра. Другой проект специалиста — создание общежития для больных, где они могли бы находиться и днем, и ночью. Понятно, и это зависло в воздухе. А ведь больных деменцией простые пансионаты брать не хотят, боятся огромной нагрузки и большой ответственности. Хотя в “Гайльэзерсе” и есть специальное отделение на 28 мест, но этого, разумеется, не хватает.

— Обидно, “Озолайне” — один центр деменционных больных в Риге, а этого катастрофически мало, ведь несчастных, потерявших память, очень много, — замечает Айя Семенова. — Проблема и в том, что до сих пор отсутствует статистика по больным деменцией, а значит, сложно делать точные выводы, сколько центров помощи необходимо. По моим примерным подсчетам, для начала нужно открыть хотя бы по одному в каждом районе столицы. К примеру, в Швеции специальных заведений для “людей без памяти” по нескольку в каждом районе каждого крупного города.

Социальный работник “Озолайне” Скайдрите Зупане рассказала “Вести Сегодня”, что сотрудники центра специально ходят по поликлиникам и просят направлять больных к ним. Но с врачами до сих пор не налажена четкая связь, больше приходится просить, нежели получать помощь. “Видимо, врачи столь сильно загружены, что даже не заинтересованы в сотрудничестве”, — говорит г–жа Зупане.

Пока сотрудники “Озолайне” делились с нами своими проблемами, постояльцы центра обедали — тихо сидели за столами, почти не общались, смотрели вокруг пустыми глазами… Через несколько часов пенсионеров должны забрать родственники, отвезти домой, где для несчастных все всегда выглядит по–новому, как–то иначе. Просто “так, как было”, они уже никогда не вспомнят…

12.08.2005, 12:30

"Вести сегодня"


Написать комментарий