Украсть дом? Нет проблем!

Бывший председатель комитета Рижской думы по жилищным и коммунальным вопросам Янис Карпович утверждал, что не менее 700 столичных домов денационализированы путем банального мошенничества. Эти здания отданы в собственность не законным наследникам бывших хозяев, а жуликам, предъявившим поддельные документы и показания лжесвидетелей.


Три шестиэтажных дома в Риге отдали человеку, который не смог предъявить ни одного документа, доказывающего его права


Однако выяснилось, что умыкнуть домовладение в историческом центре города можно и не утруждая себя изготовлением фальшивых документов. Ловкачу порой достаточно просто обратиться в суд с просьбой о признании его наследником бывшего собственника. Об одном таком случае «Час» первым среди латвийских средств массовой информации сообщил еще два года назад (№ 245 от 20.10.2003 – «Как Елгавский суд распорядился жилым домом в Риге»).

Как это было


Напомним содержание той публикации. Некто Михаил Бухбиндер обратился в Елгавский городской суд с ходатайством о признании его наследником Марии Трусковской, которой во времена Первой латвийской республики принадлежало домовладение в Риге на ул. Матиса, 45, состоящее из трех шестиэтажных корпусов. Заявитель не предъявил суду ни одного (!) документа, подтверждающего его родство с бывшей владелицей. Двое представленных М. Бухбиндером свидетелей не могли быть признанными таковыми, поскольку один излагал «факты» со слов (?!) самого заявителя, а второй – якобы по воспоминаниям покойного отца М. Бухбиндера.

Тем не менее 4 мая 1995 года елгавская Фемида удовлетворила притязания г-на Бухбиндера, а руководство Латгальского предместья Риги оперативно приняло решение суда к исполнению и 24 августа того же года сняло указанные выше дома по ул. Матиса, 45, с баланса самоуправления и передало в собственность «законному наследнику». А тот быстренько продал три шестиэтажных дома в центре Риги за 23 630 латов, т. е. по цене средненькой трехкомнатной квартиры где-нибудь в Плявниеках.

Жильцы злосчастных домов, разом лишившиеся возможности приватизировать свои квартиры, поставили под сомнение законность денационализации. Один из них, Григорий Шлов, оказался не только умным аналитиком, но и несгибаемым борцом. Он сделал то, что должно было сделать руководство Латгальского предместья, – добыл в Госархиве документы, неопровержимо свидетельствующие об абсурдности притязаний М. Бухбиндера на родство с М. Трусковской и на ее наследство.

Тогдашний генпрокурор ЛР Янис Скрастиньш опротестовал вердикт Елгавского суда в сенате Верховного суда, указав на полную судебную бесперспективность притязаний М. Бухбиндера. Сенат ВС 30 июня 1999 года отменил елгавский вердикт и передал дело на повторное рассмотрение суда в новом составе. Однако выяснилось, что елгавской Фемиде ни генпрокурор, ни сенат Верховного суда не указ: 14 сентября того же года М. Бухбиндер вновь был признан законным наследником М. Трусковской, а его подельники – те, кому он якобы продал дома на ул. Матиса, 45, – продолжили распродажу квартир с удвоенной энергией.

Правосудие замедленного действия


В сентябре 2003 года Генпрокуратура опротестовала и второй вердикт Елгавского суда, но лишь 24 сентября 2004 года Земгальский окружной суд признал беспочвенными претензии М. Бухбиндера на родство с М. Трусковской и, естественно, на ее наследство.

Мы не спешили предавать этот факт огласке, поскольку г-н Бухбиндер тут же подал апелляцию. Зная, насколько тернистым и долгим бывает у нас путь к торжеству справедливости, «Час» решил проследить, как будут развиваться события. И – как в воду глядел.

Чего только не предпринимал лже-наследник, чтобы оттянуть неминуемую развязку! Предъявлял суду бумаги, не имевшие никакого отношения к сути дела, не побрезговал даже обвинить собственную бабушку (!) в легкомысленном поведении, чтобы обосновать свое родство с М. Трусковской, а главное – под любыми предлогами не являлся на судебные заседания.

Но вот вроде бы настал момент истины: 4 июля М. Бухбиндер осчастливил суд своим присутствием. Но не явился на судебное заседание… прокурор!

По настоянию г-на Шлова суд все-таки приступил к рассмотрению дела по существу, однако вскоре объявил перерыв до 16 августа.

Неугомонный Григорий Шлов обратился с заявлением к генпрокурору Янису Майзитису, высказав недоумение по поводу неявки на судебное заседание представителя прокуратуры. В ответе, подписанном обер-прокурором отдела по судебному рассмотрению гражданских дел г-жой М. Кучинской, говорится: «Сообщаю, что обстоятельства неявки прокурора на судебное заседание будут выяснены и в дальнейшем будут проведены мероприятия, чтобы такие случаи не повторялись».

Дай-то бог! А то складывается впечатление, что самостийным елгавским прокурорам начхать на позицию Генеральной прокуратуры. В 1999 году, несмотря на протест генпрокурора, елгавский прокурор Захаева, участвуя в судебном заседании, рассматривавшем «дело Бухбиндера», и не подумала отстаивать позицию своего «главнокомандующего». А 4 июля нынешнего года представитель елгавской прокуратуры не счел необходимым хотя бы посетить судебное заседание. И это после повторного протеста генпрокурора!

Вызывает удивление и полное равнодушие исполнительной дирекции Латгальского предместья Риги к судьбе трех принадлежавших городу шестиэтажных домов и их обитателей. Никто из ее представителей в сентябре 1999 года не удосужился принять участие в судебном заседании, рассматривавшем законность денационализации домовладения на Матиса, 5.

Любой здравомыслящий человек при знакомстве со всей этой историей непременно должен задаться вопросом: как мог М. Бухбиндер осмелиться обратиться в суд, не имея на руках хотя бы правдоподобных документов и формально отвечающих требованиям закона свидетелей? Ответ напрашивается сам собой: только в том случае, если загодя знал, что ни прокурор, ни судья, ни руководство Латгальского предместья НЕ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ в установлении истины! Почему? Тайна сия велика есть…

А может быть, на судебном заседании 16 августа кое-что прояснится?

12.08.2005, 08:10

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий