На «цветочную революцию» в Минске не хватит денег 1

В Риге в книжном магазине Valters un Rapa прошла презентация книги "Лукашенко: политическая биография". Ее автор — белорусский публицист Александр Федута.

Перед выборами 1994 года он работал в штабе Лукашенко и помог ему прийти к власти. В 1995-м, после введения в стране цензуры, покинул администрацию президента. Сегодня Александр Федута гость ДВ.

— Не рано книгу выпустили? Лукашенко еще может остаться на третий срок после выборов в 2006-м. Политическая биография его не закончена…

— Нет, в 2004-м — после референдума о возможности избираться на третий срок — стало понятно, чем должна закончиться книга. Он продемонстрировал, что не собирается уходить. А что будет потом, уже неинтересно, это нюансы — победит, не победит. К его политическому портрету добавить нечего, развитие его как политика завершено.

10 миллионов против 2 миллиардов

— А “цветочная революция” в Белоруссии возможна?

— Мы — пленники слов. Нам понравилось словосочетание “цветочная революция”, но никто не анализирует, что на самом деле оно означает. В Грузии, на Украине, в Киргизии — в каждой из стран были совершенно разные процессы. Даже события развивались по-разному. Почему их начали объединять одним термином?

— Потому что все это происходило на постсоветском пространстве. И понятно, кто заказчик.

— А вы уверены, что таковой был в случае с Украиной или Киргизией? Я вот не уверен. На Украине, например, был колоссальный слой бизнеса, который был бы вытеснен и маргинализован после перехода всей полноты власти к донецкому клану. Донецкие и не скрывали, что их интересует не политическая, а экономическая власть.

За полгода до выборов по кабинетам менеджеров крупных компаний стали ходить люди и говорить: “Готовься передавать дела”. И сколько бы денег ни выделяли США на “оранжевую революцию”, им не сравниться с теми деньгами, которые выложил украинский бизнес, чтобы не пустить донецких к власти. А в Белоруссии нет бизнеса, который мог бы выложить такие деньги.

— Зато Евросоюз заявил, что будет финансировать белорусскую оппозицию. Тоже деньги…

— Белорусский политический режим ежегодно дотируется Россией примерно на миллиард долларов, и еще миллиард Лукашенко получает за счет собственной страны, инвестируя эти деньги в социальную политику. США выделяет 5 миллионов долларов и еще 5 миллионов евро — Евросоюз. И вы считаете, что на эти деньги можно делать революцию? В стране с двухмиллиардным бюджетом избирательной кампании Александра Лукашенко?

— Уж очень непрофессионально, топорно ведется эта избирательная кампания. КПСС в свое время никакие ресурсы не помогли…

— Нет, топорно ведется компрометация оппозиции в СМИ. А избирательная кампания Лукашенко — это открытие новых школ, больниц, проведение газа в негазифицированные местности. Разве это непрофессионально?

— А это избирательная кампания? Не целенаправленная политика?

— Это абсолютная избирательная кампания. Потому что, делая все это, власть говорит: “А вот придет любой другой, и это делаться не будет”. Лукашенко говорит: “Мы достигли среднего уровня заработной платы 200 долларов”. Но такой уровень заработной платы был уже в 1995 году при правительстве Чигиря.

— А пишут, да и сами минчане рассказывали, что тогда люди получали по 20—25 долларов, заводы работали по два-три дня в неделю…

— Этого не было даже при Кебиче. И потом, много работало в России заводов в 1992-1993 годах? Нет? Тогда не будем говорить, что Лукашенко маг и искусник. Существуют объективные экономические обстоятельства. Если взять ту же Россию, а езжу я туда довольно часто, — то за последние полтора года Тверь, например, совершила гигантский экономический прорыв. Это видно даже по количеству новых вывесок.

Псков сегодня производит впечатление хорошо обустроенного города. И чем активнее Россия будет устанавливать контакты с Западом, тем дальше и быстрее она уйдет вперед по сравнению с Белоруссией. Мы уже сейчас не можем ее догнать. А после ее вступления в ВТО… Если мы будем получать газ по латвийским ценам, хотел бы я знать, как долго продержится белорусское экономическое чудо.

Настоящих буйных мало

— Вернемся к “цветочным революциям”. Положим, нет денег. А критическая масса недовольных, та же молодежь? Лидер белорусской “Воли народа” Козулин заявил, что стоит вывести на улицу 50 тысяч человек, и ни один солдат не выполнит приказа стрелять. И тогда…

— А вы пробовали вывести 50 тысяч? Сколько в Риге русскоязычного населения, которое, предположим, недовольно тем, как оно живет?

— Ну, тысяч двенадцать у нас на митинг выходило, а ведь в Минске народу раз в пять больше, чем русских в Риге.

— А у нас не выходит и 12 тысяч, при том, что в Минске два миллиона жителей. Большая часть народа боится потерять то, что имеет. А что этот гарантированный минимум в сопоставлении с минимумами в Латвии, Литве, Польше и даже России все время опускается — ну так на то и газета “Правда”, чтобы никто не узнал про ваше Ватерлоо. Лукашенко методично, шаг за шагом отключает российские телевизионные каналы.

— Кажется, белорусские гастарбайтеры могли бы рассказать куда больше телеканалов?

— Гастарбайтеры уезжают и не возвращаются. У меня друг здесь, в Риге, депутат Сейма Янис Урбанович. Я ему говорю: “Ты понимаешь, что будет, если Лукашенко останется навсегда? Огромный поток мигрантов из Белоруссии. Как латвийский политик, ты думаешь об этом?” А он говорит, что первый будет лоббировать принятие закона, по которому белорусы получили бы возможность жить в Латвии.

Белорус, который уезжает, думает не о том, как сохранить свою идентичность, а о том, чтобы как можно меньше отличаться от населения страны. Он в первую очередь найдет работу, выучит пару латышских слов, познакомится с местной девушкой и как можно реже будет вспоминать о том, откуда приехал…

— Значит телевизионные репортажи о митингах в Минске — это просто антилукашенковский пиар?

— Как и любые другие телевизионные репортажи. Но я не говорю, что в стране нет недовольных. Существует политический класс, который недоволен больше других и который выплескивает это недовольство. И существуют те, кто недоволен, сидя дома, работая на заводе, на пашне. Они молчат.

— У меня знакомый только что вернулся с курорта в Испании. Был удивлен большим количеством отдыхающих из Белоруссии. Выглядели весьма довольными. Выходит, есть и такие?

— А государственные служащие действительно находятся в привилегированном положении. У них хорошая зарплата, они решают свои бизнес-вопросы. И многие перед уходом в отпуск получают “конверт помощи” — так называемое лечебное пособие.

Подлечи нервы, а заодно успокой свою совесть. От них требуется одно — не высовываться, не демонстрировать, что они живут лучше других. Я недавно спросил у бывшего председателя нацбанка Тамары Винниковой, как отличить сегодня в Минске богатого человека. “Единственное, что могут позволить себе богатые люди в Белоруссии, — хорошо поесть”.

— А что с процессом интеграции России и Белоруссии?

— Власть берут не для того, чтобы ее отдать. И деньги зарабатывают не для того, чтобы поделиться с ближним. Поэтому когда спрашивают об интеграции, встает вопрос: а зачем это Лукашенко?

— Хотя бы чтобы Путин газ не отключил…

— Как же он его отключит, когда на другом конце трубы находится Европейский союз. Каждый раз, когда возникает вопрос об экономических санкциях против Белоруссии, встает кто-нибудь из Рургаза и говорит: “Господа, ну почему несчастные белорусы (а читай — мы) должны страдать зимой только из-за своего президента”. А без отключенной трубы не образуется критическая масса недовольных. “Мы были самой советской республикой”

— Скажите, ведь еще в начале 1990-х политически Белоруссия развивалась на одном уровне с Россией, почему же так по-разному сложилась ситуация в середине 90-х?

— Белоруссия была гораздо более советской республикой, чем Россия. Был миф о благоустроенной Белоруссии, и никто не отдавал себе отчета, за счет чего она так живет.

А фактически у нас был всесоюзный сборочный цех, который не мог работать, если не завозили комплектующие. 70 процентов населения Белоруссии живет в городах. А дальше производство обвалилось, и встал вопрос: кто виноват? Демократия. А еще — коррупция. И человек, который нашел самые простые ответы на самые болезненные вопросы, становится президентом. А дальше он думает не о том, как исправить ситуацию, а как удержать власть.

— Понятно, по крайней мере, почему люди держатся за Лукашенко. Второй раз переживать обвал экономики образца начала 1990-х — кому же хочется? Разве эти 70 процентов горожан в большинстве своем не потеряют работу?

— Я готов поверить, что в Латвии 70 процентов жителей потеряло работу, но даже при этом вовсе не обязательно наступать на те же грабли, что и соседи. Никто не собирается закрывать МАЗ, БеЛАЗ, Минский тракторный завод. Существует другая проблема.

Сегодня та продукция, которую производят, является конкурентоспособной только в условиях дешевых энергоносителей. Как только их поставки на белорусский рынок прекратятся, произойдет катастрофа, соотношение цена/качество резко изменится. А ведь она все равно произойдет — сразу после того, как Россия вступит в ВТО. Мы сидим на газовой игле, но рано или поздно этот наркотик закончится. Что тогда?

— И у оппозиции есть лидер, который может дать ответ на этот вопрос?

— Из нашей оппозиции можно сделать шесть-семь хороших составов правительства. Они в состоянии осуществить реформы и смягчить их негативные аспекты. Но для этого нужно, чтобы наши белые оппозиционные кролики пришли к власти. А они не могут этого сделать, потому что остаются кроликами, а во власти — волк.

Оппозиция и так хорошо устроилась. Зачем ей власть, если Лукашенко для нее — кормилец. Кто из наших оппозиционеров имел бы возможность встречаться с Маргарет Тэтчер или Кондолизой Райз, не будь Лукашенко. Их печатают на Западе ровно до тех пор, пока они пишут о Лукашенко.

Такие харизматические режимы либо умирают вместе с их создателями, либо рушатся в один момент, как произошло с режимом Чаушеску, либо гибнут под давлением сил извне, как произошло в Ираке или Сербии. Но на выборах выиграть у Лукашенко, определяющего правила игры, невозможно.

Как? Если, например, на референдуме мне председатель счетной комиссии, директор местной школы, моя давняя знакомая, сказала: “Александр, я вас очень уважаю, но если вы попробуете подойти к столу, где считаются бюллетени, я вызову милицию”.

“Иракский вариант” здесь не пройдет

— А как лично вы отнеслись бы к варианту “демократизации извне” — по иракскому варианту?

— Когда начались бомбежки Сербии, я написал статью “Хочу бомбить США”. Смысл ее в том, чтобы уважаемые господа определили критерии, по которым они принимают те или иные “воспитательные меры”. Они говорят: “Нам не нравится Милошевич”. Что значит — не нравится? А мне Клинтон не нравится, он фальшивит на саксофоне. Этого достаточно, чтобы бомбить США?

Я сторонник процедуры. Когда будут определены критерии, тогда можно будет сказать: либо вы им соответствуете, либо мы вводим внешнее кризисное управление закрытым акционерным обществом “Республика Беларусь”.

Но если правила не прописаны? На сегодня все еще в силе правила ООН, которые “демократизации извне” не допускают. И если вы, тем не менее, приводите вооруженных людей, чтобы захватить офис ЗАО “Республика Беларусь”, то я буду вынужден взять в руки винтовку. Лукашенко — не Хусейн и не Милошевич. Поэтому я не думаю, что демократизация Беларуси по иракскому варианту возможна. А другую форму демократизации трудно придумать. “Тогда отключим газ!” — не пройдет, как я уже сказал.

— Понятно, почему Россия проводит трубу по дну Балтийского моря…

— Совершенно верно. Вспомните газовую войну 2004 года — Россия проиграла по той причине, что обходных путей для поставок газа в Европу не было. Я думаю, что вопрос о воспитании непослушного белорусского бэби встанет, когда обходные пути будут готовы, а Россия вступит в ВТО. Вот этого боится Лукашенко. Вот поэтому он все время играет в интеграционную игру. Экономическую, а не политическую. Ему нужно обыграть Путина.

— Пока обыгрывает…

— Так ведь такое наследство, как газовая труба, не каждому выпадает. Славный был покойник Советский Союз.

10.08.2005, 12:23

"Деловые вести"


Написать комментарий

Это - не агрументы. Все страны на чем-то "сидят". Россия на сибирских месторождениях, Англия на - острове с хорошей "канавой", США защищена от европейских передряг океаном. У всех есть "спонсоры", Украине для стабилизации финансовой системы подкинули миллиарды тогда еще дойчмарок. Германия в позапрошлом веке ограбила Францию, Англия - Индию и так без конца и края. Во всяком случае, продукция Беларуси имеет спрос и не только в России. И как бы ни стремилась Россия в ВТО, ВАЗ будет по-прежнему производить "кдассику", потому что ездить надо, а 2107, 2104, 2105, "Нива" и "Ода" по деньгам и новая машина есть новая.