Физиология русской жизни 1

Главное оружие молодой писательницы Ирины Денежкиной — матерщина

Герои ее времени
Только что вышла третья книга Денежкиной. Это опять “Герои моего времени, part two”. Состоит из двух текстов. “Децл” — о популярном рэппере, и “Кулик” — о мастере перформанса Олеге Кулике. И снова все о том же — о подростковом интиме, обязательно о гомосексуальности и наркоте.
В названиях книг у Денежкиной не поймешь, где — ирония, где — ухмылка. Можно подумать, девушка начиталась Сорокина и косит под мэтра постмодернистской прозы. Но никаких примет этого найти у нее невозможно. Она искренне кладет на бумагу все, что думает и о чем вслух нормальные люди не говорят. Так Денежкина — умышленно или нет — дегероизирует окружающее ее культурное пространство. Ее интересуют почему-то только маргиналы.
Такая публика сейчас в литературе пользуется успехом. Вот и носятся издатели с Денежкиной — и в России, и в ЕС, как будто все, что она пишет, — новое слово. Но если присмотреться, это сплошной детсад, старшая группа девочек и мальчиков, впервые озаботившихся своими физиологическими особенностями. И язык у нее поэтому соответствующий. И, что уж совсем странно для пишущего человека, приколы у Денежкиной какие-то школьные, совковые. Типа позвонить учительнице домой и спросить серьезно: “Инна Александровна, у вас есть горячая вода?” А на утвердительный ответ фыркнуть: “Тогда помойте, пожалуйста, ноги…”
Эстетические запросы ее литературного альтер-эго тоже ниже пояса. Вот, например, Денежкина — об эстраде: "Почему-то модно говорить, что вся наша эстрада — безголосые придурки. Ну и что? Они же не в опере поют. Едешь в машине, кругом темнота, огни мелькают. А играющая в этот момент песня — любая хороша, было бы слово “любовь” или любое другое нежное. Организм на него откликается, как сигнализация срабатывает. Нежность добирается до горла. Какая разница при этом, кто и как поет".
Вот такая она — проза Денежкиной. Явление это не столько даже литературное, сколько социальное. В своих книгах она изучает феномен лимиты (недаром все ее персонажи, как и сама она, из провинции). А с литературной точки зрения на первый взгляд в ее прозе вроде бы много свежести и эпатажа. И только прочитав любую из ее книг, понимаешь, что никаких художественных особенностей тут нет. Ее тексты не содержат ни малейшего стремления вербально, т.е. с помощью слов, постичь то, что описывается. Денежкина с ремесленной дотошностью, просто как фотограф, фиксирует жизнь. Жизнь эта пока что состоит у нее из элементарных физиологических отправлений и простейших, грубых рефлексий. Для описания ее Денежкина использует хорошо знакомый ей язык подросткового социума. Причем до оскомины однородный. Настолько, что когда читаешь ее прозу, порой кажется — у автора едет крыша.

10.08.2005, 08:41

Телеграф


Написать комментарий

ХУЙНЯ РЕДКАЯ!!!