Запад начинает понимать наши проблемы

Так считает банкир Валерий Белоконь, принявший участие в круглом столе в Нью-Йорке

Высокопоставленные представители государственных и частных структур собрались в начале августа в Нью-Йорке за круглым столом, посвященным вопросам безопасности. Около десяти человек представляли США, еще десять — Великобританию. От Восточной Европы был приглашен один — председатель правления Baltic International Bank Валерий БЕЛОКОНЬ.



Чиновники и бизнесмены в одной связке
— Какие проблемы обсуждались за круглым столом?
— Главная тема, которую обсуждали представители американских и британских госструктур и частного бизнеса, — безопасность, включая противодействие попыткам финансировать терроризм. Что касается меня, то вопросы, адресованные мне, касались прохождения и контроля финансовых потоков в так называемых странах новых демократий.
Интересно было посмотреть, как обсуждают свои проблемы англосаксы — американцы и британцы. В частности, они дискутировали о распределении финансирования мероприятий безопасности между частными и государственными структурами. Кто должен платить, в каком объеме? Тут же вопрос перетекал в финансовую сферу: банки — не важно, латвийские, американские или британские — должны собирать информацию о подозрительных сделках. Для этого надо отвлекать людей, вводить специальные мероприятия, программы. Кто за это должен платить? Речь даже не о деньгах, главное — четко распределить обязанности между надзорными госорганами и собственно банками: кто и за что отвечает. Как выяснилось, все эти вопросы актуальны не только в Латвии, но и в США и Великобритании.
— Как же страны развитых демократий решают эти вопросы?
— Больше всего меня поразила коллегиальность чиновников и бизнесменов. Они не враги, не заклятые оппоненты. Там нет отношений “я главный” — “ты подчиненный”. Государство и бизнес пытаются ответить на актуальные вопросы вместе как равноценные партнеры. Они все болеют за интересы своих стран и единым фронтом выступают против угроз, выдвигаемых современностью. Наверное, там госслужащие все-таки понимают, что большая часть жителей их стран все же не чиновники, а люди, работающие в частных структурах — торговле, строительстве, банках, газетах…




Цитата


В итоге сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда КРФК, которая должна в полном составе ринуться защищать интересы банковской системы своей страны, пытается максимально отстраниться от возникающих проблем. Видимо, действуют по принципу: “Меньше банков, меньше нерезидентов — меньше проблем”.


 


Что за комиссия, создатель?
— А у нас не так?

— Не так, к сожалению. Латвийские чиновники вообще, и работники Комиссии рынка финансов и капитала (КРФК), курирующей банковскую систему, в частности, очень часто пытаются претендовать на истину в последней инстанции. При этом мне не понятно, откуда они могут знать, что делать, ведь большинство из них ни дня не проработали в реальном бизнесе?
Сейчас, например, развернулась очередная кампания — по борьбе с нерезидентами. Между тем три четверти акционерного капитала латвийских банков принадлежит тем самым нерезидентам, среди которых шведские, немецкие, российские, украинские и прочие совладельцы…
— А кто знает, как вести себя в нынешней ситуации, когда на недостатки в работе латвийских банков указали американцы?
— Знают профессионалы, которые работают с восточными партнерами с начала 1990-х. Сколько за это время сменилось правительств, чиновников-фаворитов, возглавляющих ключевые ведомства, — и где они сейчас? А люди, которые создавали латвийские банки, работают до сих пор. Наверное, именно они имеют больший опыт, являются специалистами.
Что касается американцев, они хотят ясности, хотят, чтобы в Латвии система работала так же, как везде на Западе. Но они не требуют закрывать все подряд — банки, счета, границы… Наоборот, закрыть счет — это не значит решить проблему, это значит загнать ее вглубь. В Риге же, похоже, вместо усиления контроля усиливают репрессии. Но это не американская инициатива, это местные чиновники.
В итоге сегодня мы сталкиваемся с ситуацией, когда КРФК, которая должна в полном составе ринуться защищать интересы банковской системы своей страны, пытается максимально отстраниться от возникающих проблем. Вместо того чтобы разработать четкие инструкции о том, как работать с нерезидентами, там пытаются избавиться от них. Видимо, действуют по принципу: “Меньше банков, меньше нерезидентов — меньше проблем”.
Ну давайте тогда, чтобы побороть карманных воров, будем закрывать магазины и супермаркеты, а чтобы справиться с кражами автомобилей, запретим использование автотранспорта на территории Латвии.





Цифра


<FONT color=#000066 size=4>2,87 млрд. Ls составляют вклады нерезидентов в латвийских банках.



Одни делают вид, другие — дело
— Тем не менее что-то делать надо…

— Надо. Одна из главных задач банка классическая: “Знай своего клиента”. Закрыть банк, чтобы чиновнику в КРФК было спокойнее, — это не решает проблему грязных, террористических денег. На конференции в Нью-Йорке говорили, что, наоборот, латвийские банки, которые возникли и развивались на границе “Запад—Восток”, должны защищать ЕС от проникновения грязных денег на территорию сообщества. Условно говоря, Лондон и Нью-Йорк хотят, чтобы латвийские банки работали, а не закрывались.
Еще один момент. Моей дочке крестная подарила на день рождения кредитную карточку. Карточку выдал один из крупнейших латвийских банков, принадлежащий скандинавскому капиталу. При выдаче карты клерк сказал крестной, чтобы дочь не забыла расписаться на обратной стороне карты. Все бы ничего, но дочке — четыре года, и клерк, заполняя формуляры, записывал ее возраст. Что не помешало ему давать столь странные советы. В свою очередь в моем банке не сотня тысяч, а несколько тысяч клиентов. Логично, что мне и представителям других небольших банков гораздо проще контролировать движение средств, чем крупным банкам. Логично и то, что нас гораздо легче проверить.
Что касается логики КРФК, то там заинтересованы в обратном — оставить несколько крупных банков. Их не волнует, что провести сомнительные капиталы через огромную, во многом формализованную машину гораздо проще, чем через небольшой банк. В этом случае они всегда могут послать недовольных в стокгольмские или хельсинкские офисы и умыть руки. Таким образом покрывается непрофессионализм КРФК в глазах того же Запада.
— Это все интересовало участников круглого стола в Нью-Йорке?
— Да, они подробно расспрашивали меня о работе наших надзорных органов — им надо было знать слабые места в борьбе с отмыванием грязных денег.
— После заявления премьер-министра Айгара Калвитиса госструктуры взялись за работу, засучив рукава. Однако всплеска новых уголовных дел, не говоря уже о делах, переданных в суды, не слышно. Почему?
— Я думаю, если бы КРФК сумела сформулировать конкретные, а не субъективные требования к участникам финансового рынка, то были бы и суды, и осужденные. Другое дело, что соответствующие надзорные органы не хотят выглядеть идиотами, идя в суд с заведомо проигрышными делами. В результате получается, что раз нет внятных требований к банкам — нет и доведенных до конца дел. Почему до сих пор нет требований? Потому что у руководства КРФК нет желания или умения работать. Там предпочитают делать вид, а не делать дело.




Справка


В Международном координационном совете безопасности частного сектора, проходившем в Нью-Йорке, принимали участие:
Том Макелл, председатель правления Федерального резервного банка Ричмонда; Тодд Вашкелевич, представитель руководства Федерального резервного банка Нью-Йорка; Валерий Белоконь, председатель правления Baltic International Bank; Майк Бритнел, директор по безопасности Банка Англии; Гарольд Эллетсон, директор The New Security Programme; Ник Проктер, директор по безопасности в Европе British American Tobacco & Co-Chair; Джон Парнелл директор по безопасности Tesco Plc; сэр Дэвид Венесс, секретарь подразделения охраны и безопасности ООН; сэр Филипп Томас, глава Генконсульства Великобритании в Нью-Йорке; Тэд Прайс, директор по общей безопасности Lehman Brothers; Рэнди Форт, директор по общей безопасности Goldman Sachs; Джим Крэйдж, вице-президент American Express; Питер Джесперсен, вице-президент Merrill Lynch; Джо Кантамесса, вице-президент Dow Jones, и другие.

10.08.2005, 08:32

Телеграф


Написать комментарий