Язык межнационального общения – английский?

В странах Скандинавии и Финляндии традиционно были сильны позиции английского языка, как предпочтительного языка межнационального общения, языка науки и бизнеса. Тем большим контрастом прозвучало недавнее выступление руководителя Хельсинкского университета Кари Райвио, который бьет тревогу: финский и другие северные языки стремительно теряют свои позиции в высшем образовании. Возможно, это начало конца малых языков Европы.


Английский стремительно вытесняет северные языки из высшего образования. Не начало ли это конца малых языков Европы?


Студенты предпочитают English


Программы финской высшей школы на английском языке традиционно были ориентированы на иностранных студентов. Как бы само собой подразумевалось, что финский язык достаточно сложен для иностранца, и поэтому выбирался наиболее оптимальный путь. К слову сказать, в Университете Хельсинки можно учиться и на русском языке: если будешь изучать русский язык и литературу.

Долгое время ситуация не вызывала беспокойства. Однако в последнее время, приводит финская Helsingin Sanomat слова Кари Райвио, картина стала меняться. Все больше учебных заведений Финляндии переходят на английский язык даже в том случае, когда это не является необходимостью, связанной с притоком иностранных студентов. Так, например, у «технарей» уже 30 специальностям обучают на английском, в университетах порядка ста программ подготовки Master of Science (то есть магистров) также читают на английском. В Университете Хельсинки на этом языке можно слушать более 400 курсов.

Однако было бы глубоким заблуждением полагать, что за этой «англизацией» стоят какие-либо внешние злокозненные «англо-саксонские силы». Все больше самих студентов, бакалавров и докторантов в Финляндии выбирают именно английский язык обучения – как признанный язык межнационального общения.

Проблемы финского


Кари Райвио уверяет: «Финский язык не столь сложен, он просто другой, чем и интересен». С его точки зрения, которую сейчас стали разделять многие финские специалисты, нужно уделять больше внимания пропаганде изучения финского языка. Но есть и объективные проблемы.

Финский язык традиционно ищет собственные синонимы английским техническим терминам. Computer, свободно прописавшийся в русском языке, в финском стал «умной машиной» – tietokone. Lentokone обозначает аэроплан, а puhelin – телефон. Все это, так сказать, бытовые терминологические расхождения. Расхождений становится больше, когда дело доходит до сложных бизнес- и научных текстов. А поскольку финская молодежь все чаще связывает свое будущее с работой за пределами Финляндии, то и изначальное владение общепринятой терминологией считает для себя делом выгодным и удобным.

Еще один вопрос – это возможность привлечения иностранного преподавательского состава. Иностранные профессора предпочитают говорить по-английски – знатоков финского в мире не так уж и много. В итоге финны встают перед проблемой, которую решали лет сто назад, когда языком научно-технической и бизнес-элиты был шведский, на втором месте стоял немецкий, а собственно финский был языком простого народа.

Современные языковые тенденции в высшей школе Северных стран начинают пугать местную интеллигенцию: пример Лейденского университета в Голландии, где абсолютное большинство предметов стали преподавать по-английски, она называет неприемлемым.

Уверенность испанского


На другом конце Европы национальный язык чувствует себя вполне уверенно. В Испании есть курсы, которые читаются на английском, однако нет общей тенденции перехода на этот язык. Потому что общемировая языковая тенденция свидетельствует о примерном паритете испанского и английского. Мало того, с учетом демографических тенденций ближайших 15 лет число носителей испанского языка как родного превысит 450 миллионов человек, и испанский станет по этому показателю вторым языком в мире после китайского. В университетах Испании сейчас много студентов, в том числе и из США, которые со своим испанским вполне вольготно чувствуют себя в трети американских штатов. Ну а Латинская Америка – это просто огромный рынок для специалистов, получивших хорошее образование на испанском. Мало того, молодые европейцы из Италии, Румынии, Франции, то есть из стран, где говорят на романских языках, предпочитают учиться также на родине Сервантеса – им выучить испанский сравнительно несложно.

Любопытно, что даже в Китае стремительно растет интерес к испанскому языку как одному из двух основных языков Западного полушария, одному из шести официальных языков ООН (наряду с английским, арабским, китайским, русским и французским) и, вероятно, одному из будущих основных языков объединенной Европы.

Воспоминание о будущем?


Судя по всему, именно древние римляне первыми столкнулись с необходимостью иметь единый язык для всей многонациональной империи. Английская, испанская, российская, китайская империи, Великий арабский халифат – все эти образования выполняли единую функцию в области практической филологии – они распространяли свой язык как язык официальный. И не из ненависти к языкам покоренных народов, а из соображений утилитарного удобства, в первую очередь для себя самих.

Суровые законы государственной логики приводят к тому, что Евросоюз, декларируя равенство всех языков, на деле переходит к практике использования «малого пакета»: английского, немецкого, испанского и французского. Прагматично настроенная молодежь понимает это и стремится получать образование хотя бы на одном из «языковых грандов». Таким образом, возникает достаточно взрывоопасная социальная дифференциация: более успешные общественные группы начинают отрываться от менее успешных, национальные языки становятся языками более бедных слоев общества, менее успешных в условиях Объединенной Европы. Эти люди станут легкой добычей тех, кто «оседлает» националистическую риторику. А это прямая дорога к внутринациональному конфликту.

@$p

Чтобы всем-всем было понятно…


Вчера министр по особым поручениям по делам интеграции общества Айнарс Латковскис побеседовал с представителями общественной организации «Агентство легкого языка» и пообещал помощь министерства в проведении исследования о необходимости т. н. «легкого языка».

«Легкий язык» – это способ предоставления информации людям, которые по какой-то причине не могут воспринимать информацию в обычном порядке – тем, кто имеет проблемы с интеллектуальным развитием, слабовидящим, старикам, а также представителям других групп. Как пояснила пресс-секретарь министра Гунта Кале, цель исследования – выяснить, каким группам в Латвии необходим «легкий язык».

«Агентство легкого языка» существует в Латвии с 2000 года и за это время издало четыре книги.

10.08.2005, 08:16

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий