Моряков с батискафа АС-28 не хотели спасать, опасаясь повредить антенну 1

Моряков с батискафа АС-28 вначале не хотели спасать, опасаясь повредить секретную антенну, в которой запутался батискаф, утверждает "Коммерсант". Возможно, именно то, что инцидент, который на протяжении почти суток скрывали военные, стал достоянием общественности, позволило морякам выжить. Даже правительственная "Российская газета" во вторник пишет о том, что военные скрывали от журналистов все, что только могли.

В понедельник на встрече с главой Минобороны РФ Сергеем Ивановым моряки с батискафа заверили министра, что, находясь на 200-метровой глубине, ни на минуту не переставали верить в спасение, скрыв при этом, что писали прощальные записки со словами “надежды нет”. Записки были написаны после того, как подводники узнали, что с самого начала “была команда из Москвы беречь антенну”, и спасатели батискафа отказались тралить запутавшийся в кабелях гидроакустической системы аппарат.

Разговор с главой Минобороны проходил при участии командующего группировкой Виктора Гаврикова и был довольно странным. Например, когда министр заговорил о том, что в ходе операции батискаф вначале был поднят на глубину 60 метров, потом – 30 метров, один из подводников его перебил: “Это неправда. Нас не поднимали ни на 60, ни на 30. Мы сидели на 200 метрах до самого подъема”. Но моряка перебил Гавриков: “Вы просто не заметили, что вас поднимали. Чтобы это заметить, нужна особая квалификация”.

Другой моряк попытался рассказать министру, что, когда на месте аварии еще не работали англичане, и спасательная операция проходила с участием только российских специалистов, экипаж просил спасателей попытаться потралить батискаф, чтобы приподнять его над гидроакустической установкой. Спасатели ответили, что им “нельзя этого делать”, потому что “была команда из Москвы беречь антенну”. Моряка снова перебил командующий группировкой: “Ты что-то путаешь, этого не могло быть, у спасателей было указание спасать вас, не заботясь о сохранности имущества”.

На вопросы министра о том, как себя чувствовали моряки, находясь под водой, все отвечали, что чувствовали себя хорошо, ни на минуту не переставая верить в то, что будут спасены. Однако на третьи сутки (в ночь на 7 августа) несколько моряков написали своим родным прощальные записки. “Чувствую, что уже не вернусь. Надежды уже нет”, – цитирует источник “Коммерсанта” одну из записок. “Ребят можно понять. В день они съедали по два сухарика, выпивали по глотку воды, спали, ложась друг на друга, потому что было холодно, вместо туалета была пластиковая полуторалитровая бутылка – в такой обстановке несложно пасть духом”, – добавил он.

Сергей Иванов решил подвести итоги операции по спасениюАС-28 в доме офицеров Вилючинска, закрытого городка подводников. Сюда приехало командование группировки сил и войск на северо-востоке России, а затем появился миноброны Иванов в сопровождении начальника главного штаба ВМФ Владимира Масорина, замглавкома ВМФ Михаила Захаренко и командующего группировкой войск и сил на Северо-Востоке Виктора Гаврикова.

Пресс-конференцию по итогам встречи с членами батискафа министр начал, быстро прочитав официальную хронологию подъема батискафа. На вопрос о наградах для участников операции и членов спасенного экипажа министр ответил не задумываясь: “Я наград не раздаю, могу только ходатайствовать перед верховным главнокомандующим о награждении всего экипажа АС-28, а также людей, в том числе иностранцев, которые сделали все, чтобы россияне были спасены”.

“Разбором заплывов и ныряний” в истории с батискафом АС-28, по словам министра, займется созданная им комиссия во главе с адмиралом Владимиром Масориным, который фактически руководил спасательной операцией. Комиссия проанализирует действия всех должностных лиц флота и исследует причины аварии батискафа, пишет “Время новостей”. В частности, каким образом в районе ограниченного плавания мог оказаться рыболовецкий трал, брошенный браконьерами. “Необходимо, прежде всего, наводить порядок на берегу, – сказал министр. – К каждому рыбацкому сейнеру военный корабль не приставишь”.

После встречи с моряками министр улетел в Москву.

Проблемы государственного масштаба

Между тем эксперты уверены, какими бы ни были результаты расследования, а они, как можно предположить, будут неутешительными для флота в целом, экипаж батискафа “Приз” вне подозрений. Министр уже охарактеризовал действия моряков как беспримерно мужественные и профессиональные. Как пишут “Известия”, даже неспециалисту понятно, что им удалось совершить подвиг, сумев не только выжить самим, хотя по всем расчетам воздух внутри батискафа должен был закончиться еще за день до спасения, но и спасти сам уникальный глубоководный аппарат.

Проблемы, которые подняла история с АС-28, скорее всего не личностного, а государственного масштаба. Главная из них в том, что после аварии АПЛ “Курск” Северного флота государство, Минобороны и Военно-морской флот сделали недостаточно для того, чтобы подобные трагедии не повторялись впредь.

Два года назад инициативу взяла в свои руки Морская коллегия. В соответствии с ее решением планировалось в 2005 году преобразовать Управление поисковых и аварийно-спасательных работ (УПАСР) ВМФ в госучреждение при Минобороны, что позволило бы оперативно решать застаревшие и текущие проблемы спасателей. Однако в связи с административной реформой идею реализовать не удалось.

Единственное, чем помогли спасателям, – выделили средства на закупку импортного оборудования. Купили 2 рабочих необитаемых телеуправляемых подводных аппарата Venom (Великобритания), предназначенных для обследования подводных объектов, выполнения подводно-технических работ на глубине до 1000 метров, и 5 малогабаритных необитаемых телеуправляемых подводных аппаратов Tiger (Великобритания) и еще кое-какое оборудование.

Одной из важнейших задач была названа модернизация спасательных аппаратов типа “Приз” и “Бестер”, которые без малого 20 лет служат ВМФ. Однако ни в прошлом, ни в этом году на их оборудование видеокамерами, новой “акустикой” и современными манипуляторами спасательных аппаратов денег не выделили вообще. Модернизация одного аппарата обходится в 150-180 млн рублей.

“Российская газета”: военные скрывали от журналистов все, что только могли

Люди спасены, но как же это было не очевидно вплоть до последней минуты, подводит итоги “Российская газета”. “Официально от военных невозможно было добиться ни слова, но это лишь подкрепляло самые пессимистические прогнозы. Самые страшные опасения полунамеками подтверждали в немногословных беседах различные морские офицеры, с которыми удавалось зацепиться хоть парой фраз”, – свидетельствует обозреватель издания.

Об уровне секретности операции говорит хотя бы тот факт, что местное управление ФСБ получало информацию по батискафу только в первый день спасения. Отдел связей с общественностью ничего не знал о ходе спасательных работ. Их коллеги из особого отдела группировки также наотрез отказались что-либо говорить, даже анонимно.

Однако подтвердили, что уже пресекли несколько попыток различных журналистов попасть в район операции. Например, японцам не помогли даже большие деньги, с помощью которых они пытались зафрахтовать вертолет. Моряки же группировки неофициально сквозь зубы цедили, что максимально ограничить информацию для журналистов распорядился начальник войск Северо-Востока вице-адмирал Гавриков.

Генералы все эти дни были страшно разозлены, что сама информация о катастрофе просочилась в СМИ. Теперь можно говорить со всей определенностью, что мир вполне мог и вообще не узнать об аварии в бухте Березовой, заключает газета.

09.08.2005, 08:54

newsru.com


Написать комментарий

Все вполне правдоподобно.Не понимаю одного:

-что делали в батискафе высокие чины?

компашка была весьма солидная