В бизнесе определяющим бывает время а не деньги

А/о "Прейлю сиерс" этим летом открыло новую производственную линию. Интересно, что самое крупное предприятие по переработке молока в Латгалии в развитие вложило свои собственные средства - 4,5 миллионf евро, а не пыталось добраться до денег Европейского Союза, как это сегодня принято. С председателем правления "Прейлю сиерс" Язепом Шнепстом хотели переговорить и о ситуации в молочном хозяйстве Латгалии, ведь у поставщиков молока -- крестьян -- в этом году было много обидчиков: и дожди, и мошкара.



- Что вас подтолкнуло к расширению производства?


- Жизнь продиктовала. Только предприятия с серьезными производственными
объемами могут удержаться на рынке. Нам не оставалось ничего другого,
как установить совершенно новую линию, начиная с первичной обработки
молока и заканчивая расфасовкой. Можно сказать, что у нас теперь на
заводе два завода. Линии работают автономно, они не зависят друг от
друга.


В Латвии очень существенно различается объем молока зимой и летом -
1:2. У нас эта разница достигает даже 1:3 и летом молоко закупаем и из
других молкомбинатов. Наша предыдущие мощности были полностью
задействованы и больше производить не было возможно. Чтобы можно было
купить все молоко, надо было установить вторую линию. Думаю, что в
следующем году летом крестьяне в Латвии смогут произвести и продать
около 60 тысяч тонн молока в месяц.


- Предприниматели Латвии сегодня пишут проекты и стараются привлечь
деньги фондов ЕС. Почему вы в развитие вложили свои деньги?


- В Латвии отсутствует дефиниция стратегических целей сельского
хозяйства. Непонятно, что будем развивать -
экспорт или местный рынок,
молочную промышленность или рыбную. Заявки на средства структуральных
фондов могли подавать абсолютно все. Могу с уверенностью утверждать,
что поддержку получили и некоторые несерьезные проекты. Со времени их
реализации прошло уже определенное время, но я не вижу отдачи. Закупки
молока в первом полугодии свидетельствуют, что некоторые
предприниматели, несмотря на пособие в несколько тысяч латов, не
только не увеличили производство, но даже уменьшили.


Мы к этим делам подходим серьезно, проект нельзя написать за месяц.
Пока мы это делали, деньги закончились. Нам пришлось обойтись своими
средствами и брать кредит. Беднее, однако, не стали, ведь мы избежали
всех этих процедур — оценка и переоценка. От идеи до готовой продукции
у нас прошел меньше чем год. В современном бизнесе в отдельных случаях
определяющим является время, а не деньги. Рынок - вещь изменчивая,
через год ситуация может стать совсем иной и окажется, что ожидаемое
далеко от реальности.


- Появились ли новые рабочие места после расширения производства?


- Несмотря на то, что все автоматизировано, нам были необходимы новые
инженерно-технические работники и другие специалисты. “Передвинули”
внутренние резервы, на менее квалифицированную работу приняли новых
работников. Нет квалифицированной рабочей силы, не хватает
инженерно-технических работников среднего звена, которые могли бы
обслуживать установки, хотя зарплата здесь высокая. Система
образования не реагирует на ситуацию на рынке труда.


- Внес ли прошедший год в составе ЕС изменения в ваш бизнес?


- В ЕС экспортировали и раньше, поэтому изменилось одно - Латвия не
должна соблюдать квоты экспорта, которые государство раньше не имело
право превысить. Если продукция конкурентоспособна, экспортировать
могут все. Хотя жизнь опять все раскладывает по полочкам… Мой вывод
простой - кто занимался экспортом молочной продукции раньше, тот это
делает и теперь. Кто раньше оправдывался малыми квотами, тот и теперь
не занимается экспортом. Не следует кормить общество иллюзиями, что
возможность экспорта зависит от вступления или невступления в ЕС, ведь
критерии совсем другие.


- Вырос ли за год объем экспорта предприятия “Прейлю сиерс”?


- Вырос. В этом году наш экспорт обязательно превысит 6000 тонн. Можем
чувствовать удовлетворение и стабильность, так как с нами в ЕС
начинают считаться. Договоры мы заключаем каждые три месяца, ведь рынок
очень изменчив. На сегодня больше всего сыра отправляется в Германию,
Данию, Нидерланды и Великобританию. Теоретически мощность
сыропроизводства у нас больше, чем у всех остальных
молокоперерабатывающих предприятий вместе, если бы только хватило
молока.


- Другие ведь тоже расширяются. В Риге собираются строить новый завод
по производству сыра.


- Пусть строят. Возможности не появляются от того, что построено. Более
важно знать, где будет рынок сбыта, а так же -
объем. Сегодня 3-4
тонны сыра для рынка ЕС - это ничто. В прошлом году в Латвии
произведено 18000 тонн сыра, а в этом году будет тонн 20. И для рынка
Латвии это не очень много.


- Так значит, что в Латвии сыр едят все больше? Но этот продукт не из
дешевых.


- Не думаю, что это один из самых дорогих продуктов. Но один из самых
полезных -
точно. Вкусовые качества не зависят от вида сыра, а от срока
созревания. Ни в одном домашнем сыре вы не найдете ни консервантов, ни
стабилизаторов, но на полках импортированной продукции будет трудно
найти продукт без всего этого. Весь мир уже испробовал, что значит
модифицированная продукция, поэтому наше преимущество в том, что можем
есть сыр с идеальным химическим составом. Из Прейльского сыра даже
сахар выполаскивается вместе с сывороткой. Да, употребление сыра в
Латвии возросло.


“Лишнее молоко” надо вывезти из Латвии. Надо производить так называемые
индустриальные продукты, которые предназначены для дальнейшей
переработки, которые можно хранить, перевозить — в основном это масло,
порошки, сыр и порошок сыворотки. Это создаст вакуум на внешнем рынке,
что уменьшит конкуренцию между предприятиями, которые работают для
местного рынка, и позволит удержать цены. Можно кричать об инфляции, но
надо посмотреть и сравнить, сколько крестьянам платили за молоко и
какие цены были в магазинах два года назад и сегодня. В магазине цены
растут медленнее, чем оплата прямым производителям.


Чтобы крестьяне могли выжить и развиваться, закупочные цены все же
приходится повышать наряду с общим подорожанием.


В некоторых хозяйствах крестьяне продают молоко за более высокую цену,
чем в Германии. Объем молока в Латвии никогда не сможет повлиять на
цены в Европе и они везде будут примерно одинаковые. Крестьянин должен
думать не о том, как получить высокую цену, а о том, как
уменьшить производственные затраты и таким образом получить прибыль.
За гектарную оплату кое-кто покупает бытовые товары, а не
вкладывает деньги в модернизацию. Конечно, потеря коров, погибших от
нападений мошкары в самом начале лета, когда можно было получить самое
большое количество молока, не пройдет без следа, и крестьянам
потребуется время, чтобы это компенсировать. Мы хотим, чтобы молока
было больше. Но каждый год в природе случается что-то такое, что будет
мешать сельскохозяйственному производству. Похоже, что люди не готовы
максимально предотвратить негативные последствия и все становится
катастрофой. Но Латгалия — подходящее место для производства молока.
Сельский туризм не может существовать в неухоженной среде, в свою
очередь, большие территории нельзя привести в порядок искусственным
способом. Все превратиться в джунгли, если не заниматься
целенаправленным сельским хозяйством.

09.08.2005, 08:38

Латгалес Лайкс


Написать комментарий