И грянул гром

Комментарий Льва МАЛИНСКОГО, собкора "Телеграфа" в Израиле

То, что произошло в четверг в мирном арабском городке Израиля Шфарам, последние дни назревало в нервной атмосфере страны, как сгущаются тучи перед грозой. И все-таки все надеялись, что гром не грянет. О реальной возможности еврейского теракта против арабов говорили службы безопасности и политики, журналисты и психологи.



В среде правых экстремистов наиболее отчаянные противники размежевания понимали, что единственная возможность остановить размежевание — это спровоцировать новую интифаду.
В четверг около 5 часов вечера 19-летний дезертир Идан Натан Заде, находясь в рейсовом автобусе, въехавшем в Шфарам, внезапно открыл огонь из своего автомата по пассажирам автобуса. Четыре человека — арабы, граждане Израиля — были убиты, 12 ранены. Автобус остановился, собралась полутысячная толпа, которая насмерть забила террориста. Попытка местной полиции остановить разъяренных людей запоздала. Пятеро полицейских получили ранения в схватке с толпой.
Уже через полчаса после теракта личность убийцы была установлена, а также восстановлена вся его биография до последних часов. Пресса объявила, что Заде был призван в армию в начале этого года, был осужден за неоднократное дезертирство, но полтора месяца назад снова покинул армию с оружием в руках, отказавшись принять участие в строительстве лагеря для войск, которые должны будут выселять поселенцев. Фактически полтора месяца его никто не искал. Оказалось, что Идан скрывался на территориях, в поселении Тапуах, население которого известно своим идеологическим экстремизмом.
В пятницу все арабское население Израиля провело однодневную забастовку протеста. Правительство Израиля, левые и правые политики, лично Ариэль Шарон немедленно резко осудили теракт. Арабские лидеры Израиля тоже приложили немало усилий, чтобы погасить страсти.
Разумеется, политики стали использовать шфарамскую трагедию в своих политических целях. Левые говорили, что виноваты правые, развернувшие истерическую кампанию против размежевания. Правые — что виноват Шарон, который затеял это самое размежевание. Возник и целый ряд вопросов к армии, главный из которых: как получилось, что ушедшего с оружием дезертира никто не искал? На все эти и многие другие вопросы надлежит ответить следствию.
Неожиданные проблемы возникли с похоронами убийцы. Согласно израильским законам, военнослужащий, даже если он погиб по собственной вине — например, утонул в увольнении или убит в пьяной драке, считается погибшим за родину и подлежит погребению с воинскими почестями на военном участке кладбища. В данном случае родственники солдат, похороненных на военном кладбище Ришон ле-Циона, откуда призывался Идан, резко воспротивились его погребению, опасаясь паломничества правых экстремистов на могилу “героя”. Хотели похоронить на гражданском участке, но тут уже запротестовал мэр города.
Пожелание похоронить убийцу у себя изъявили правые экстремисты из другого поселения, Кирьят-Арба. Они хотели похоронить Идана рядом с другим их “святым” — Барухом Гольдштейном, который в 1994 году расстрелял 29 молящихся арабов в Пещере Праотцев в Хевроне. Но тут уже военное командование выдало запрет на похороны Натан Заде за “зеленой чертой”, то есть на контролируемых Израилем арабских территориях. В дело пришлось вмешаться канцелярии Шарона. После долгих переговоров удалось все-таки убедить мэра Ришон ле-Циона разрешить похоронить Идана Натан Заде на гражданском участке городского кладбища.

08.08.2005, 08:45

Телеграф


Написать комментарий