Осталась только выправка. А честь?

В канун пятой годовщины гибели «Курска» (атомный крейсер погиб 12 августа 2000 года) ВМФ России с трудом удалось избежать очередной трагедии. К счастью, подводников с батискафа «Приз» удалось спасти - выручили британцы (то есть тот самый «вероятный противник»). Но, как показали последние дни, когда шла спасательная операция, никаких уроков из трагедии «Курска» за минувшие годы сделано не было.


А ведь всего неделю назад на всех четырех флотах гремели салюты в честь Дня ВМФ, газеты пестрели заголовками «Российский флот – не подведет», а министр обороны Сергей Иванов и главком ВМФ адмирал флота Владимир Куроедов рассказывали о блестящих перспективах флота, о боевых кораблях, которые в недалеком будущем сойдут со стапелей и начнут бороздить просторы Мирового океана. Какой океан, когда дальше сорока миль от берега без ЧП отойти не можем!

Владимир Куроедов, помнится, даже пообещал построить через десяток лет новый авианосец. Что делать с единственным ныне в стране авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», который за четверть века своего нахождения «в боевом строю» лет 15 провел у стенки судоремонтного завода, адмирал не сообщил.

Правда, в дни, когда шла операция по спасению батискафа подводников «Приз», Куроедов ничего не обещал. Говорят, он лежит в госпитале. Предпочел первые трое суток не появляться на публике и обычно говорливый министр обороны: только в субботу днем, как сообщили информагентства, по указанию президента он вылетел на Камчатку. Успел аккурат к подъему батискафа, так что будет о чем рапортовать. Не случайно же вместо того, чтобы разместить спасенных в отлично оборудованном лазарете на судне «Алагез», Сергей Иванов посадил их на свой катер. Получается, вроде бы как и он стал причастен к успешному исходу операции.

Надо полагать, разбор полетов впереди. Но главный вывод виден даже «сухопутной штафирке» – после трагедии «Курска» командование ВМФ наступило на те же военно-морские грабли. Опять, как и пять лет назад, командование ТОФ сутки отказывалось от помощи МЧС и иностранных спасателей. Опять, как выяснилось, людей послали на задание без подготовки и без детального обследования местности. Помнится, и в 2000 году многие удивлялись, кто же это умудрился загнать лодку длиной полторы сотни метров на стометровую глубину.

Видимо, денег на спасательные суда и на подготовку водолазов-глубоководников как не было, так и нет. У нас так всегда. Деньги есть только на парады и прочие пиар-акции. В канун Дня Военно-морского флота в Санкт-Петербурге торжественно перезахоронили останки последнего морского министра России адмирала Ивана Григоровича. Ради такого дела во Францию погнали целых два боевых корабля – ракетный крейсер «Москва» и сторожевой корабль «Пытливый» Черноморского флота.

Сожрав годовой лимит солярки всего Черноморского флота, корабли доставили на Родину гроб с телом адмирала. Шуму в этой связи было много. Как же, прах человека, поднявшего флот России после поражения в русско-японской войне, наконец-то похоронили дома, в фамильном склепе. Да адмирал Григорович, наверное, в гробу перевернулся, когда узнал, до чего довели российский флот за десяток лет безо всякой Цусимы!

Когда на Тихоокеанском флоте в очередной раз взорвались склады с боеприпасами, один из моих бывших начальников, человек старой закалки, заметил: «При Сталине за халатность расстреливали, поэтому арсеналы на воздух не взлетали». Слава богу, сейчас не времена отца всех времен и народов, но сколько должно случиться ЧП, чтобы главком Куроедов, который в своей жизни ни разу даже деревянным базовым тральщиком не командовал, наконец вспомнил об офицерской чести и подал в отставку. Хотя должен был это сделать уже после гибели «Курска» и К-159, неудачных стартов баллистических ракет с подводных атомных субмарин.

Если верить словам главных отечественных военморов, скоро в России будет много «железа» (так моряки называют те гробы, на которых еще умудряются выходить в море). О том, что будет с теми, кто на этом самом «железе» служит, военачальники не говорят.

Цена жизни


К счастью, спасательная операция по подъему батискафа «Приз» закончилась успешно. Главная ценность при любой подобной операции, конечно же, человеческая жизнь. И все-таки у любой операции есть финансовая основа. О ней и поговорим.

Попавший у берегов Камчатки в аварийную ситуацию глубоководный аппарат АС-28 (проект 1855 «Приз») построен еще в советское время, в 1989 году. Основная часть его стоимости – а это несколько десятков миллионов советских рублей – пришлась на изготовление титанового корпуса и его специальную сварку. Модернизация аппарата проведена в 2002 году. Поставлена новая гидроакустическая и телевизионная аппаратура общей стоимостью 5 млн. российских рублей.

Командир АС-28 капитан-лейтенант Вячеслав Милошевский. На этой должности он может получить воинское звание капитана 3-го ранга. Должностной тарифный разряд должности в минобороны – 16-й. Со всеми надбавками за секретность, особые условия боевой подготовки, сложность, напряженность и специальный режим в месяц офицер получает 11 100 рублей – приблизительно 400 долларов.

Управлявший глубоководным аппаратом английский моряк, который и спас экипаж капитан-лейтенанта Милошевского, получает на порядок больше. Кроме того, он имеет ежедневные доплаты за сложность работ, отрыв от семьи, нахождение в море и за рубежом. Ему предоставляются значительные скидки при оплате жилья (25%), высокая пенсия после окончания службы, бесплатное медицинское обслуживание всей семьи, а при необходимости и оплата обучения детей в высших учебных заведениях.

Американские водолазы-глубоководники, трое из которых опускались под воду, обеспечивая работу «Скорпио», являются самыми высокооплачиваемыми специалистами ВМС США. Премии за погружение и подводные работы у них исчисляются тысячами долларов в час. Обеспечивали водолазные работы почти 30 американских специалистов со своим оборудованием.

В ходе операции были задействованы военно-транспортные самолеты С-130 Великобритании и США грузоподъемностью 16 тонн, совершившие три полета. По коммерческой стоимости выполненная работа с учетом погрузочно-разгрузочных операций и навигационного обеспечения может быть оценена в сумму порядка 750 тыс. долларов.

Беспилотный глубоководный аппарат «Скорпио», предназначенный в первую очередь для обнаружения подводных мин и перерезания удерживающих их якорных тросов, стоит около 7 млн. долларов. Час работы такого аппарата с учетом зарплаты обслуживающего персонала в зависимости от сложности работ и ряда иных условий обходится от 5 до 15 тыс. долларов. Поскольку спасательная операция в бухте Березовой продолжалась довольно короткое время, стоимость эксплуатации «Скорпио» и работы трех американских водолазов может уложиться в сумму около 150- 200 тыс. долларов.

К месту аварии также были направлены четыре японских корабля-спасателя. Размер окладов японских моряков не уступает американским. С учетом расхода топлива час работы каждого такого корабля оценивается в 15 тыс. долларов. Всего же этот выход в море японской эскадры обошелся в полмиллиона долларов.

Что касается общей стоимости аварийно-спасательных работ в бухте Березовая (с учетом командировки министра обороны Сергея Иванова с окружением), то она составила более 2 млн. долларов.

Однако ущерб этим далеко не ограничивается. Предстоит отремонтировать станцию глубоководного наблюдения, в тросах которой запутался батискаф. Оценить стоимость ремонтных работ достаточно сложно, но, по данным экспертов, речь может идти о сотнях миллионов рублей.

Впрочем, по данным СМИ, иностранные специалисты не будут требовать оплаты за участие в спасательной операции.

Андрей НИКОЛАЕВ, Москва.

08.08.2005, 08:42

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий