Ивар Калныньш: «Родину и друзей не предам!»

«Это я по-домашнему...» - скромно пояснил Ивар Калныньш, указывая на свой костюм. В «Час» знаменитый (и однозначно из латвийских наиболее востребованный) актер, общепризнанный секс-символ и прочая, прочая, прибыл в расшитых китайского стиля штанах и китайской же шапочке с фактурной искусственной косицей. Даром что разговор шел в основном о другом «восточном направлении» - русском. Ведь именно Калныньш стал президентом и «лицом» очередного Фестиваля российского кино, стартующего в Риге в конце августа. Да и вообще у Ивара с Россией прочные связи - его мужественный лик то и дело мелькает в раскрученных российских теле- и кинопроектах...


«Лицо латышского кинематографа» в гостях у «Часа» признавалось в любви к русской культуре


С «проектов» мы и начали: дескать, Ивар, а не рождалась ли у ваших русских киношных визави идея снять что-нибудь масштабное в Латвии с привлечением наших актеров?..

- Пока совместные проекты не очень-то складываются, – пожал плечами Калныньш. – Политика, опять же, мешает… Предубеждения и глупость. Мне очень неприятно, с одной стороны, когда на мою маленькую родину гадят… А с другой – когда моя маленькая родина дает для этого поводы. Вот, скажем, когда хотели дать Ельцину орден… Глупо же. Эти моменты мешают немножко и спортсменам, и деятелям культуры, и бизнесу.

- Ну вот как раз Фестиваль русского кино – полезная штука для преодоления всех барьеров, не так ли? Люди приезжают, общаются, смотрят…

- Еще бы не полезная. Не представляю, как мы без русского кино проживем. Россия – как нация, как потрясающая страна богатейшей культуры – не может не влиять на нашу культуру. Ну а кино – оно по определению развивается в больших странах. Так что никуда не денемся, будем смотреть не только американское кино, но и европейское, и российское. Может, и китайское…

- Ивар, вы активно снимаетесь в России. А в российских не кино-, а театральных проектах тоже участвуете?

- Конечно. У меня несколько театральных проектов было в последнее время. Я сотрудничаю с продюсерским центром «Аметист» при театре Джигарханяна, там спектакль «Жизнь налаживается». Потом – Театр на Юго-Западе, там режиссер Белякович поставил два спектакля, «Мастер и Маргарита» и «Дракула». В «Дракуле» (Скромно улыбается.) я играю Дракулу. А в «Мастере» – сразу несколько ролей. У нас очень мобильная труппа, мы все играем по нескольку ролей. Я бываю и Пилат, и Фагот, и Воланд…

- А мистических историй, связанных с этим спектаклем, не было? Знаете ведь наверняка, сколько всякой как бы мистики вокруг попыток экранизации «Мастер»? И у Алова с Наумовым, и у Кары, и даже у Бортко, который сейчас сериал заканчивает…

- Вся мистика – в голове у людей. Вот вы же читали Булгакова?.. Ну и – с вами что-нибудь случилось? Булгаков, конечно, сложное и загадочное явление, миф советской, российской, мировой даже литературы… Но к мистическим сторонам его главной книги стоит относиться здраво. Мы так и относились – и у нас не было по этому поводу никаких мистических событий.

- Что касается кино и ТВ – вы, сколько я знаю, сейчас снимаетесь в очередном продолжении «Ментов»?

- Да, это новый цикл под названием «Опера». Там есть одна героиня, Настя…

- Не Каменская, видимо…

- Нет, но тоже… «женщина-мент». И вот поскольку у Насти не было никакой «личной истории», сценаристы придумали ей личную жизнь. Это я – ее личная жизнь. Я играю ее поклонника, и ее профессия все время мешает нашей любовной связи. В июле мы сыграли одну серию, будет еще несколько.

- А что еще в планах?

- Буду работать у Михаила Козакова, это будет сентябрь – ноябрь. У него интересный материал. Шесть телесерий, и я буду участвовать в трех. Сюжет – 30-е годы, Франция, съемки в Париже, Праге и Москве… Эмигрантская история.

- В российском кино сейчас ретротема вообще в большом почете – от 20-х до 60-х…

- Ну так ведь эти годы родили множество интересных сюжетов, коллизий… Слава богу, что русские писатели зафиксировали это время и эти коллизии. И нам есть теперь к чему обращаться, откуда черпать… Для меня русская литература вообще – самая важная. Столько сюжетов, столько эмоций, столько прекрасных книг, которые еще не экранизировали! Я просто благодарен судьбе, что мог касаться такой потрясающей литературы… от Пушкина до Евтушенко, скажем.

- Ивар, а у вас нет «советской ностальгии» – ну пускай, конечно, не по стране и не по строю, но хотя бы по единому культурному пространству?

- Я думаю, что всю советскую культуру еще следующее поколение будет разбирать. Мне мои дети задают вопросы: как же вы жили в Советском Союзе? Чего там, в России дети задают вопросы, что такое СССР… Это интереснейший пласт – советская культура, который рос десятилетиями. И эта культура – она не уйдет просто так. Было ведь и очень много хорошего… Поэтому (Улыбается.) еще «разборки» нужны. Следующее поколение разберется – без всех глупостей сегодняшних.

- А на вас – с таким вот взвешенным отношением к «проклятому советскому прошлому», с тем что вы постоянно снимаетесь в России – дома, у нас, не смотрят косо? «Перебежчиком» не считают?

- Наоборот: я получаю, так скажем, ревность от своих коллег. С Россией хотят работать все. И не только латвийцы… да кто угодно – американцы, китайцы, арабы. Это все же великая и интересная страна.

- А в Голливуд вас не звали? Или вы сами – не пытались пробиться в американское кино, как тот же Машков?..

- Был бы я помоложе, наверное, рванул бы в Америку. Американцы, как ни крути, самые серьезные ребята в кинематографе. Но… (Разводит с улыбкой руками.)

- У вас репутация мужского символа латышского кино и российского. Вам не надоедает эта должность?

- Ну все же все эти ярлыки и этикетки наклеивает пресса, я в этом не участвую. Я сам удивляюсь часто, когда про себя читаю. Наверное, кому-то нужно… Это тоже американские штучки, которые пришли в нашу жизнь вместе с конкурсами красоты и прочей… хреновиной. Ну а я это воспринимаю как комплимент… иногда. Когда ты в каком-то рейтинге – это для моей профессии важно, дает какие-то возможности даже. Ну а в остальном меня это наклеивание этикеток не трогает. Мне это все равно.

- А диапазон ролей, которые вам предлагают, это не ограничивает? Смотрят ведь, наверное, режиссеры: так, Калныньш, ну понятно, это у нас прибалтийский мужественный красавец с легким акцентом…

- Ну… Я больше тридцати лет в кинематографе, и где уж я есть, там я и есть. Я дружу с людьми, которые даже в лучшем положении в смысле востребованности находятся… С Абдуловым, с Панкратовым-Черным… Но и у них есть эти ярлыки. И когда мы с ними в Москве встречаемся, мы шутим на эту тему.

- А о чем латышская звезда Калныньш говорит с русскими друзьями-звездами? С тем же Абдуловым. О политике – бывает?

- Ни-ни! Мы шутим, водку пьем. Дурака валяем. Слава богу, что у нас есть такая возможность, потому что люди, в общем, занятые. Когда мы встречаемся, мы стараемся устраивать друг другу праздник.

- Ивар, а вы вообще любите путешествовать? Или по работе столько приходится, что не до того?

- В общем, именно так… Моя профессия такая, все время на колесах. А туризм… Ну вот один раз я занимался туризмом. Под Новый год я со своей девушкой поехал в Египет. Это был чистый туризм, и это было первый раз в жизни. А вообще мне нравится сидеть дома, в тапочках, смотреть какую-нибудь глупую телепрограмму. И чтоб рядом были близкие люди.

- И какой у актера Калныньша дом?

- Я не достроил еще домик-то, полгода это еще займет. У меня сруб. Моя друзья тоже построили все такое… деревянное. Там дышится хорошо.

- В деревне домик?

- В деревне.

- А вот чтобы, например, недвижимость прикупить где-нибудь в Европе?.. Ну или хоть помечтать об этом?.. Нет?

- Знаете, я побывал почти во всех развитых странах – Франция, Англия, Америка, Германия, Голландия… но меня больше тянет на восток, как ни странно. Там много чего не сделано, и люди немножко другие, по душе мне это. Россия, Украина, где мои друзья живут. Хотя и в Америке у меня друзья есть, но там устроенная страна, там нечего делать. Здесь надо еще строить все. А мы все построим, я думаю, через несколько лет.

- В будущее вы с оптимизмом смотрите?

- Когда-то люди убегали отсюда в Америку. Когда я был там в первый раз, на меня один знакомый парень, обосновавшийся там, все смотрел с подначкой: мол, ну, ну?.. Я не понимал: что «ну»? «Ну вот и ты приехал в Америку – ты счастлив?» Да нет, говорю, как-то не лопаюсь, ваша тусовка мне даже не очень интересна. Когда мы построим такие же дороги и такие же города с даун-таунами, по которым ходят дауны, все еще оттуда сюда поедут… А пока… Я люблю свою родину, люблю свою Ригу, люблю своих латышских и русских друзей и всего этого никогда не предам.

06.08.2005, 10:56

chas-daily.com


Написать комментарий