«Приз» попал в сети

На Камчатке потерпел бедствие батискаф АС-28 типа «Приз». В четверг в ходе плановых работ в акватории бухты Березовая (75 км от Петропавловска-Камчатского) подводный аппарат задел винтом фрагмент рыболовецкой сети, а при попытке освободиться сеть намоталась на винт. В 2000 году подобный аппарат участвовал в операции по спасению атомохода «Курск». Сегодня, накануне пятой годовщины трагедии («Курск» погиб 12 августа 2000 года), он сам попал в беду.


На борту АС-28 семь подводников. Хотя экипаж батискафа – три человека. Может быть, именно поэтому военные уклончиво говорят о том, чем занималась в бухте субмарина: «Выполняла задачи боевой подготовки». Сведения о запасах воздуха расходятся. Появившуюся днем информацию о том, что воздуха хватит всего на сутки, вечером опроверг командующий Тихоокеанским флотом адмирал  Виктор Федоров: «Кислородной смеси для обеспечения дыхания семи членов экипажа батискафа хватит до 8 августа. Командование ТОФ имеет оперативные данные, которые поступают с борта АС-28».

Аппарат находится на глубине около 190 метров. Действует звукоподводная связь, так что обмен информацией идет. Первоначально командование Тихоокеанского флота заявило, что справится с ЧП самостоятельно, но потом, видимо вспомнив уроки «Курска» (тогда военные отказались от помощи других государств и, как полагают многие эксперты, именно из-за этого не удалось спасти оставшихся живыми после взрыва подводников), командующий ТОФом адмирал Виктор Федоров все же пригласил принять участие в операции иностранных спасателей. Сначала на помощь призвали специальное судно сил морской самообороны Японии «Чиеда» (правда, оно может быть на месте аварии только утром в понедельник).

Потом были проведены переговоры с командованием ВМС США. Как заявил вчера экс- командующий Северным флотом адмирал Вячеслав Попов, «оптимальным вариантом для ликвидации чрезвычайной ситуации было бы участие глубоководных водолазов». По его словам, в России есть специальные гидрокостюмы, рассчитанные даже на большую, чем 190 метров, глубину, – все оборудование было закуплено на флот после трагедии с «Курском». Но, утверждает адмирал, «у нас нет судна, которое бы обеспечило спуски водолазов».

Увы, это действительно так. По состоянию на 1 января 1991 года в ВМС СССР имелось 15 спасательных судов. На каждом по штату находились 12 водолазов, которые могли работать на глубинах свыше ста метров. За минувшие годы все это было распилено, как говорят моряки, «на иголки», загублено, разворовано и распродано. До перестройки, к примеру, в Севастополе базировался спасатель «Эльбрус» водоизмещением 15 тысяч (!) тонн. Он имел на борту оборудование для длительного пребывания водолазов под водой, вертолет, эллинг для четырех (!) глубоководных аппаратов, в том числе и для поиска затонувших субмарин на глубине до двух тысяч метров, и мог работать на волне до пяти баллов (спасательная лодка типа «Поиск»). Где теперь это судно, никто не знает.

Восстанавливать спасательный флот начали только после трагедии «Курска», но, естественно, за пять лет трудно восстановить то, что разрушали весь ельцинский период… Последнее из оставшихся на плаву – спасательно-подъемное судно «Карпаты» стоит на приколе в Кронштадте, превратившись в общагу для бездомных офицеров.

- Конечно, положение сложное, – прокомментировал «Часу» ситуацию бывший командир «Поиска» капитан второго ранга запаса Владимир Муравин. – Если есть другие подводные спасательные лодки, то у них есть манипуляторы и они могут перерезать трос, который держит батискаф. Проблема в том, как подойти к нему, если, к примеру, там сильное течение. Нам в свое время такие операции запрещались, так как суда могут побить друг друга. В свое время мы в Севастополе испытывали для ТОФа аппарат «Поиск», в 1991 году он ушел на этот флот. Но «Поиск» тяжеловат и ему трудно маневрировать, да и смог ли он пережить десятилетие постсоветского бардака, не знаю.

Есть еще на флоте АРСы – автономные рабочие снаряды. Это тот же «Приз», только с глубиной погружения до 500 метров. К сожалению, ни «Поиск», ни АРС, ни какое-либо надводное судно не могут подать на «Приз» воздух – на батискафе нет для этого приспособления. Наилучший способ помощи подводникам – водолазы. В наше время рядом с одним погружающимся под воду судном стояли четыре-пять таких же, а рядом в готовности спасатель, на борту которого были водолазы, способные погружаться на глубины более ста метров. А сегодня посылают людей на глубину, а страховки, как видим, никакой нет.

На момент сдачи номера стало известно о том, что начало активной фазы операции по спасению экипажа батискафа намечено на полночь. Об этом заявил замначальника Главного штаба ВМФ России Владимир Пепеляев.

Факт


Батискаф АС-28 был построен на заводе «Красное Сормово» в 1989 году. Всего в РФ таких аппаратов, разработанных в ЦКБ «Лазурит», четыре. Корпус «Приза» титановый, благодаря чему он может погружаться на глубину до 1000 метров. На борту АС-28 может находиться до 20 человек. Аппарат предназначен для спасения моряков с затонувших подводных лодок.

06.08.2005, 10:55

chas-daily.com


Темы: ,
Написать комментарий