Право есть, квартир нет

Проблема не сильно афишируется, но с ней сталкиваются многие, кто после отбытия наказания в местах лишения свободы пытается начать нормальную жизнь и вернуться на путь истинный. Но возвращаться подчас некуда.

Лиепайчанин Андрей Блоха вместе с мамой был выселен из своей квартиры. Никто им никакого другого жилья не предоставил. Затем Андрей был осужден на 2 года и 8 месяцев лишения свободы и за ворота Парлиелупской тюрьмы вышел осенью прошлого года. Его мать умерла.

По возвращении в Лиепаю Андрея поставили на очередь для тех, кто вне очереди на получение социального жилья. И поместили в приют при думе, где по думскому же решению нельзя находиться дольше двух месяцев. Однако в приюте г–н Блоха находится уже более семи месяцев, так как очередь на жилье, начавшись с номера 186, к середине лета сократилась, но незначительно. При этом Андрей числится малоимущим, то есть получает минимальное гарантированное пособие в 21 лат.

Это весьма существенный момент, так как Лиепайская дума на вопрос, как ускорить очередь, ответила, что Андрею могут вне очереди предоставить квартиру, нуждающуюся в капитальном ремонте, если г–н Блоха подрядится ее сам и за свои деньги капитально отремонтировать. Это–то на доходы в 21 лат в месяц?

На середину июля в очереди, которая без очереди, вместе с Андреем стояло еще 62 семьи малообеспеченных, сироты, репрессированные, многодетные, выселенные и освободившиеся. За четыре последних месяца очередь продвинулась на 10 человек. По всему, находиться Андрею в ночлежке предстоит дольше, чем пришлось быть в заключении.

В столице дело обстоит не лучше: в очереди на жилье стоят 397 бывших заключенных. По словам пресс–секретаря коммунального комитета столицы, освободившимся из мест лишения свободы не стоит надеяться на получение особо эксклюзивного жилья. Максимум, что им могут предоставить: комнату с частичными удобствами, а то и вообще без удобств. Или, по желанию, опять–таки аварийное жилье под честное слово самим провести там капитальный ремонт. Откуда у бывших заключенных деньги на ремонт, осталось неясным. Но на столь непривлекательные условия очередь продвигается весьма медленно.

Если отвлечься от моралей солидных чиновников типа: мужик сам может себе на квартиру заработать, то выход у бывших постояльцев казенных домов один — совершить очередное преступление и вернуться под надежную крышу в места не столь отдаленные на полное гособеспечение.

По состоянию на 1 января в заключении находилось 7646 человек, из них 4984 осужденных и 2662 арестованных в ожидании суда. Говорят: от тюрьмы да от сумы не зарекайся, но если второе почти автоматически влечет за собой первое по законам Мерфи, то выхода из этого замкнутого круга у отбывших наказание нет. Конечно, если они не подпольные миллионеры, но последние за решетку попадают редко.

В конечном итоге, проблема обеспечения жильем бывших заключенных — общегосударственная. Что для общества целесообразнее: строить для оступившихся новое жилье или строить для них новые тюрьмы?..

05.08.2005, 11:53

"Вести сегодня"


Написать комментарий