Латвийский бизнес в разрезе

Большая часть латвийской продукции находит сбыт на европейском рынке за счет низкой себестоимости, которая базируется на сравнительно дешевой рабочей силе. Мы все время хвалились интеллектуальным потенциалом, образованными технарями. Однако сегодня технические факультеты наших вузов ежегодно заканчивают с десяток инженеров. У нас до сих пор идут дискуссии о положении малых и средних предприятий.

Не пора ли наконец провести инвентаризацию и перейти к делу? Надо отметить, что такая работа в Латвии практически завершена. В рамках европейской программы “Региональная инновационная стратегия” проведено первое серьезное исследование, которое воссоздает картину того, как люди, предприятия и ученые относятся к инновациям, готовы ли они к тому, чтобы шаг за шагом выйти из того тупика, в котором все мы находимся.

Зачем и для чего?

Шестая рамочная программа Евросоюза поддерживает различные исследования современных технологий и инноваций. Одна из ее подпрограмм специально предусмотрена для инновационного развития малых и средних предприятий, без чего невозможно развитие регионов (стран ЕС). В этом деле оказались эффективными проекты Региональной инновационной стратегии (РИС). Они помогли создать в Европе сеть инновационных регионов. Латвия тоже должна перейти на рельсы инновационной экономики, чтобы включиться в общую сеть, то есть расти самой и пользоваться общими достижениями.

Проект “РИС-Латвия” подготовили Латвийское агентство инноваций и развития, Латвийский технологический центр, Совет развития Рижского региона совместно с партнерами по программе РИС из Германии (земля Рейналд-Пфальц) и Швеции (Стокгольм).

Общий бюджет проекта составляет 520 тысяч евро. Из которых ЕС финансирует 75%, правительства стран—участников проекта — 25%. Проект начат 1 апреля 2002 года, его продолжительность — 32 месяца.

За это время участники проекта исследовали 300 малых и средних предприятий Латвии из сферы производства товаров и услуг (технический, технологический, информационный и пр. сервис). За исключением торговых предприятий, предприятий общественного питания, парикмахерских и пр., охвачены все индустриальные отрасли и регионы страны. Предусматривается также анализ сильных и слабых сторон, возможностей и препятствий, анализ будущего роста отраслей народного хозяйства. Конечно, предполагается изучение опыта других стран и адаптация его к нашим условиям.

Цель этого проекта — создание инновационной стратегии для Латвии. Кроме главной цели, имеются и такие задачи — способствовать пониманию инновационных терминов, развитию инновационного мышления в обществе и консолидации усилий государственных структур, предприятий, университетов, консультантов, муниципалитетов и местных властей.

ЗАБОРЫ И БАРЬЕРЫ

В процессе исследования нам удалось выявить удивительные вещи, рассказывает Валдис Авотиньш, руководитель проектов Латвийского агентства инвестиций и развития. Оказалось, что практически у всех предпринимателей не хватает базисных знаний по менеджменту. Даже если на предприятии и есть бизнес-план, а он есть у двух третей из 300 опрошенных фирм, то не все понимают, зачем он нужен. Почти у половины фирм отсутствует стратегия маркетинга. Но даже и те, у кого имеется стратегия, не могут ее воплотить в жизнь. Оказывается, что лишь небольшая часть компаний успешны на зарубежных рынках.

Причем большая часть из них считают, что сотрудникам компании требуется интенсивное обучение в сфере маркетинга, и признают, что обучение — это очень важный фактор развития компании. Таким образом, напрашивается общий вывод: качество планирования и руководства в компании не позволяет ей быть успешной и конкурентоспособной на зарубежных рынках. Кроме того, выяснилось, что из опрашиваемых предприятий мало где внедрили или готовятся внедрить стандарты ISO 14000 и 9000. А это значит, что процесс производства в большинстве компаний далек от совершенства. И предприятия не могут обеспечить требуемое на европейском рынке качество продуктов.

Исследование показало, что наши предприниматели прекрасно видят отрицательные факторы за пределами своей компании. В числе барьеров лидируют высокая конкуренция на рынке, высокие налоги, недостаток текущих активов. Нашим бизнесменам трудно наладить сбыт продукции, отрегулировать отношения с торговыми сетями, решить проблемы распространения произведенных продуктов, найти оптовых торговцев. Они не могут получить кредит, их инновации не находят поддержки.

НЕЧЕГО НА ЗЕРКАЛО ПЕНЯТЬ

Между тем оказалось, что наши коммерсанты плохо видят недостатки внутри своих предприятий. Это особенно заметно, когда сравниваются задачи, которые ставят перед собой шведские и латвийские предприниматели. Хотя в целом проблемы у тех и других одинаковые. Но разница, причем существенная, состоит в том, что шведские бизнесмены более критичны к положению дел на фирме и готовы предпринимать шаги, чтобы все изменить к лучшему. Шведы значительно больше внимания уделяют уровню компетенции внутри самого предприятия, а также увеличению технологической компетенции. И только потом уже идут такие задачи, как увеличение доли продажи на внутреннем рынке и поиск сбыта на внешнем, а также проблемы развития новых продуктов и снижения затрат на производство. Весьма существенно и то, что шведские бизнесмены больше, чем латвийские, заботятся о кооперации и сотрудничестве с другими компаниями. Они более инициативны и открыты. Так что из всего этого можно сделать вывод о том, что нашим людям пора менять свое отношение к видению проблем, которые сдерживают развитие.

Латвийские предприниматели считают главными задачами увеличение доли продажи, развитие новых продуктов и оптимизацию производства с целью снижения затрат. Особо ощутима разница между шведами и латвийцами в значительно большем внимании наших бизнесменов к увеличению своей доли на других рынках, к приобретению новых продуктов, лицензий и технологий, а также привлечению экспертов. Все эти заботы понятны. Они свойственны развивающемуся рынку. Мы не можем конкурировать станками шестидесятых годов с автоматизированным производством развитых стран.

ХРАНИТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ

А вот готовы ли компании платить рыночную стоимость за услуги, которые способствуют развитию предприятия? Оказалось, что общая черта шведских и латвийских предпринимателей (более 80 процентов опрошенных шведов и более 90 процентов латвийцев) — не платить. Тем не менее шведы, в отличие от наших бизнесменов (12% шведов и только 5% наших), готовы отдать свои денежки за информационные технологии для производства, логистики, продажи. Они согласны оплатить технические тесты и технологические аудиты, которые позволяют “пройтись” по технологическому процессу, чтобы выявить слабые и неэффективные места и устранить их. Они считают нужным оформлять патенты и лицензии для защиты оригинальных идей и моделей.

Латвийские же предприниматели охотнее, чем шведы, отдают деньги за технические консультации по инвестициям и переносу технологий, за технический контроль и мониторинг, а также за участие в современных проектах по исследованию и развитию. Надо отметить, что во многом это следствие ожидания структурных фондов ЕС.

Как отмечает Валдис Авотиньш, предприятия отвечали также на вопрос: хотят ли они пользоваться услугами профессионалов, но не платить за них рыночную стоимость? Оказалось, что наши коммерсанты не очень-то хотят использовать имеющиеся на рынке услуги профессионалов. Они предпочитают многое делать силами своих сотрудников, которые не обладают достаточными на то знаниями. Как следствие — все это плохо сказывается в целом на работе предприятия.

КОНТАКТ! НЕТ КОНТАКТА

Варясь в собственном соку, многого не достигнешь. В конкурентной борьбе выигрывают компании, которые развивают свое производство, производят новые инновационные продукты. Поэтому можно понять, насколько важно найти партнера, который поможет разрабатывать компоненты развития (новые продукты, технологии и т.д.). Практически половина опрошенных компаний (145 из 300) ответили, что у них вообще нет контакта с таким партнером. Все делается своими силами. Надо отметить, что в Евросоюзе и США развита практика (на основании договоров) партнерства с инженерами, научными работниками, профессорами исследовательских институтов и университетов. Это самый прямой путь, если вы хотите получить гарантированный результат. У нас же по этому пути не идут. Кто-то находит партнера по рекомендации, а кто-то получает информацию от другой компании или устанавливает контакт с помощью третьей компании.

Еще хуже дело обстоит с источниками инноваций. Одна треть из опрошенных предприятий считает, что имеет его в своей компании. Часть задумывается об изменениях, когда на это нацеливает владелец предприятия. Другой источник — клиент, который, к примеру, отказывается покупать продукты компании, если в них не внесут соответствующие изменения. Оказывается, что наши предприниматели больше сотрудничают с зарубежными университетами и институтами, чем с латвийскими (7 против 2 респондентов).

НАУКА И ЖИЗНЬ

Факт, что создание новых продуктов невозможно без научных исследований, не нов. Однако латвийская наука предпочитает заниматься фундаментальными исследованиями. Следует также заметить, что в развитых странах в финансировании прикладных исследований принимают участие частные предприятия, потому что заинтересованы в их проведении для своих нужд. Но в нашей стране предприятия не готовы платить за такие исследования. “В процессе обследования мы обнаружили, что частный бизнес и латвийские институты и университеты — это два изолированных мира, — посетовал Валдис Авотиньш. — Конечно, надо как-то инициировать диалог между ними”. Следует отметить и низкую активность самих коммерсантов, которые не пользуются предоставляемыми им возможностями повысить свою компетентность. Так, оказалось, что предприятия знают о многих организациях и консультантах, работающих в Латвии. Однако пользовались их услугами меньше половины. Причем планируют обратиться в эти организации еще меньшее число респондентов. Печально, но самыми востребованными оказались налоговые консультанты. За ними следует Латвийская торгово-промышленная палата, Латвийское агентство инноваций и развития и отраслевые ассоциации. Примечательно, что предприниматели консультируются с иностранными клиентами и партнерами. Из латвийских институтов бизнесмены отметили только Рижский технический университет. При конкретном опросе о пользовании сервисом институтов лучше выглядят Рижский технический университет и Латвийский университет сельского хозяйства.

Исследования наших ученых активно используются в совместных европейских проектах. Однако продать свою компетенцию в своей стране они не могут. Проблема, конечно, и в том, что многие малые предприятия не могут оплатить научные исследования. Правда, согласно обследованию, они хорошо осведомлены об источниках финансирования. Более половины из них не прочь воспользоваться для развития своего предприятия структурными фондами, немного менее половины собираются взять кредит в банках. Знают они и о частных фондах, и о венчурном капитале.

ДУХ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

Чуть ли не главной причиной, сдерживающей создание новых предприятий, ориентированных на производство, все опрошенные Kb представители государственных и общественных институций считают отсутствие знаний и предпринимательского духа у нашей молодежи.

Начинающие предприниматели предпочитают заниматься торговлей и посредничеством. Конечно, и в этой сфере можно использовать новые технологические решения и инновационный подход. Но у нас мало кто решается заняться производством. Это минусы наших школ и институтов, которые не обучают основам предпринимательской деятельности, финансовому маркетингу и основам экономики. Молодой человек с техническими наклонностями может стать отличным инженером, но не решится создать свою фирму, чтобы довести свою техническую идею до коммерческого продукта. Есть и другой аспект — страх, что если у него ничего не получится, фирма обанкротится. В Америке люди пытаются коммерциализировать любую идею и не боятся банкротства, которое считается позитивным опытом. Не поддерживает дух предпринимательства и государство. Оно это делает больше на словах, в области благих намерений в разных документах. Стоит только посмотреть на финансовую и налоговую отчетность, сертификаты, контроль муниципального и государственного порядка (множество различных инспекций), то видно, что все это является препятствием для развития бизнеса. Если предприятие большое и крепкое, оно может бороться с бюрократией. А у начинающего предпринимателя или у производителя, пробивающего какую-то инновацию, опускаются руки. Поэтому следует перейти от деклараций к упрощению предпринимательской среды. “Я боюсь, — сказал Kb Янис Лея, генеральный директор Латвийской торгово-промышленной палаты, — что у нас вырос бюрократический аппарат, который работает сам на себя. Чуть ли не каждый день рождаются какие-то дополнительные требования, которые чиновники трактуют как европейские. На деле оказывается, что Евросоюз ничего не требует”.

Языком цифр

Почти 99 процентов всех предприятий составляют малые и средние фирмы (до 250 работников). Из них 76 процентов предприятий — это фирмы, в которых работают до 9 человек.

Инновационных предприятий в Латвии — 19 процентов от их общего числа. В то же время в Евросоюзе (15 стран — старых членов) — 45 процентов.

Удельный вес продуктов высоких технологий в общей структуре производства Латвии составляет 3,5 процента, а в Евросоюзе (15 стран — старых членов) — 19 процентов.

Еще один показатель, который характеризует уровень развития предпринимательства, — число предприятий на 1000 жителей страны. У нас этот показатель — 19, в Евросоюзе — 40—60 предприятий.


Доля инвестиций в исследования и развитие в Латвии составляет 0,46 процента от ВВП. Мы планируем, что к 2010 году эта цифра вырастет до 1,5 процента. Согласно Лиссабонской стратегии, Евросоюз (старые члены) планирует до 2010 года довести долю исследований и развития в ВВП до 3 процентов.

Доля инвестиций частных предпринимателей в исследования и развитие составляет 18,28 процента от общих инвестиций на эти цели. В Евросоюзе доля частных предпринимателей составляет 53—55 процентов.

(Данные Министерства экономики Латвии)

НАУКА НА ТАРЕЛОЧКЕ

Янис Стабулниекс, президент Латвийского технологического центра:

— Самым поразительным открытием для меня стало то, что наши научные учреждения и исследовательские организации, в том числе университеты, мало интересуются нуждами латвийской промышленности. Однако хуже, мне кажется, то, что 80 процентов опрошенных нами малых предприятий вообще не знают, чем занимаются в латвийских институтах и университетах. Как переломить эту ситуацию?

Наши немецкие партнеры считают, что только государство способно свести обе стороны. Так, например, в земле Рейналд-Пфальц (партнеры по программе РИС. Кстати, это не самый богатый район Германии) существует около десяти различных организаций, финансируемых государством, которые способствуют передаче новых технологий. Они в курсе всех исследований (имеется база данных) и информируют о них предприятия. Или приглашают на предприятия профессоров из университетов, которые рассказывают о новых технологиях. Таким образом малые предприятия получают знания “на тарелочке”.

Конечно, в Латвии есть и успешные малые предприятия. Но не надо забывать, что их инновационные продукты являются результатом исследований 5—10-летней давности. Обследование показало, что почти 90 процентов опрошенных предприятий не имеют специалистов, которые могут заниматься исследованиями. И это катастрофа! Мы доложили в Министерство экономики, что Латвийский технологический центр готов заниматься переносом технологий. Для этого надо сначала провести инвентаризацию исследований в науке, чтобы “вытащить” из нее максимум полезного для предприятий. На эту работу может уйти год-два. Но если болезнь запущена, то времени и средств на ее лечение потребуется больше.

ГЛАВНОЕ — РЫНКИ СБЫТА

Янис Лея, генеральный директор Латвийской торгово-промышленной палаты (ЛТПП):

— Да, наши производители продают свои товары на западном рынке. Но конкурируют они за счет того, что производят материало- и ресурсоемкие и трудоемкие продукты. Конечно, они не столь прибыльны, как инновационные. И вряд ли мы сможем долго конкурировать за счет дешевой рабочей силы. Поэтому нам необходимо позаботиться о разработке и производстве инновационных продуктов, о внедрении инноваций в виде новых технологий и процессов производства, а также об упорядочении организационной структуры предприятий, изменении маркетинговой стратегии и других изменениях.

Если предприятие готово к изменениям, то у ЛТПП есть инструменты помощи своим членам. Сотрудничество с европейскими промышленными палатами, а также с сетью подобных организаций в разных странах мира по-зволяет нам найти инвесторов и партнеров по разработке и производству новых продуктов.

Однако прежде чем производить, необходимо подумать, кому продать продукцию. Поэтому мы оказываем помощь в поиске рынка сбыта. Для чего организуем торговые миссии в разных странах мира. Вполне возможна и индивидуальная презентация компании. Мы можем помочь предприятию и консультациями. Палата победила в конкурсе на право проводить семинары (грант государства) для начинающих предпринимателей. Семинары доступны через региональные представительства палаты в Даугавпилсе, Лиепае, Вентспилсе, Валмиере, Цесисе и Елгаве.

ВЫИГРЫВАЮТ ПЕРВЫЕ

Виктор Кулбергс, председатель Совета народного хозяйства:

— Бизнес начинается в ту самую минуту, когда предприниматель находит идею: “Эврика!

Я попал в точку!” Но дух предпринимательства должен поддерживаться всеми: президентом, премьер-министром, министрами, чиновниками, а также учителями и семьей. Мы должны признать, что в этой цепочке порваны звенья. Нужна реформа образования, чтобы, как это было в советское время, сделать обязательными для обучения точные науки (математику, физику, химию). Через два-три года спрос на инженеров и технологов вырастет в Латвии в два-три раза и больше. Не окажется ли, что нам придется импортировать специалистов из Китая и других стран мира?

Мы должны переводить экономику на инновационные рельсы. Если мы этого не сделаем, то можем очутиться на остановке, которая называется “банановая республика”, где все банановые кустарники уже срублены. Манна небесная с небес не падает, все нужно заработать. И не повторять ошибки прошлого. Главное — учиться, получать информацию о рынках, открытиях и технологиях, благо — нам доступен Интернет. При этом надо выбирать то, что позволит попасть в десятку с первого выстрела. Однако мы пассивны и не предприимчивы. Первым быть трудно, легче наблюдать, как другие набивают себе шишки.

Но первые всегда выигрывают, потому что у них нет конкурентов. Сегодня достаточно учреждений, которые призваны оказывать поддержку предпринимателям. Предприятия могут участвовать в международных и европейских тендерах. Мы можем претендовать на поставку товаров или услуг в любую точку мира. Даже в Африку (что финансируют европейские фонды) или в Ирак и Косово.

Латвия — маленькая страна. И нам необходимо сфокусировать свои силы. Ученые уже предложили пять приоритетных направлений развития: информационные технологии, органический синтез и биомедицина, материаловедение, лесная наука и деревообработка (не просто продавать бревна, а производить продукцию с высокой добавочной стоимостью), Letonika (все, что связано с народом, этнографией и фольклором).

НАУКЕ НАДО ПОМОГАТЬ


Майя Бундуле, руководитель отделения науки Министерства образования и науки Латвии:

— Существует неправильное представление, что у исследовательских организаций в Латвии низкий исследовательский потенциал. Скорее всего, в народном хозяйстве Латвии низкие запросы на результаты научных исследований. Проблема и в том, что у нас мало предпринимателей, которые способны воспользоваться достижениями науки.

У нас с 1993 года действует программа ориентированных на рынок исследований, назначение которой способствовать сотрудничеству ученых и предпринимателей. В ее рамках ученый может получить государственное финансирование только в случае сотрудничества с предпринимателем.

При этом коммерсант тоже должен участвовать в финансировании исследований. В течение года по программе “проходит” 80—100 проектов, на каждый уходит два-три года. Денег, конечно, для такой важной программы выделяется явно недостаточно.

Сегодня за счет структурных фондов ЕС решаются наболевшие проблемы науки. Мы покупаем новую аппаратуру (не обновлялась 20 лет), с помощью которой будет легче развивать фундаментальную, а также и прикладную науку. Кроме того, с помощью структурных фондов будут финансироваться (от 50 до 200 тысяч латов на проект) прикладные проекты (по конкурсу министерства).

Надо отметить, что общие инвестиции в исследования и развитие технологий в Латвии составляют всего 0,46 процента от ВВП. Это самый низкий показатель по сравнению с другими странами Евросоюза. А бюджетные средства составляют всего 0,2 процента от ВВП. Мы надеемся на изменения. Правительство поручило разработать план мероприятий, обеспечивающий увеличение этой цифры к 2010 году до 0,8—1,0 процента от ВВП.

СМЫЧКА С ПРОИЗВОДСТВОМ

Андрис Штернбергс, директор Института твердого тела Латвийского университета:

— Из-за низкого финансирования науки, отсутствия современного технологического и исследовательского оборудования и низкой зарплаты наши ученые уходят из институтов, покидают Латвию.

Мы могли бы участвовать во многих проектах, но не хватает людей, нет молодой смены. Мы надеемся, что помощь структурных фондов изменит это положение.

Надо отметить, что Институту физики твердого тела в жесткой конкуренции удалось выиграть грант Европейской комиссии (ЕК) и стать на четыре года (2000—2004) “центром excellence” по материаловедению. ЕК финансирует третью часть нашего бюджета. Все это позволило привлечь в наш институт молодежь — у нас работает 35 студентов.

С вопросом коммерциализации исследований не все так однозначно, как выглядит в обследовании. У нас имеются компании (среди них не только большие), которые не жалеют денег на инновации. Научные разработки нашего института, например, лежат в основе трех high-teh предприятий, выпускающих голографическую продукцию.

В том числе и такого голографического гиганта Балтии, как Dardedze-holografija. Институт сотрудничает также с Valmieras stikla љ°iedra, Sidrabe, Baltic Scientific instruments (BSI), Arcus Elektronika. Биологи Латвийского университета, например, работают в контакте с Biosan и ASLA.

ЗА ОБЩИЙ СТОЛ

Астрида Бурка, заместитель директора промышленного департамента Министерства экономики Латвии:

— Вопрос о том, что у нас доминируют товары с низкой добавленной стоимостью, не новость. Проблему инноваций мы решаем, способствуя реализации Национальной инновационной программы. Кстати, программа РИС тоже частично оплачивается из фонда инновационной программы.

В ближайшее время у предпринимателей появится возможность получить помощь из структурных фондов Евросоюза, в том числе для развития новых продуктов и технологий, то есть для инновационных активностей, инженерно-технологических нужд и технологий. Имеются и специальные программы помощи малым предприятиям.

Конечно, мы не можем работать с каждым предпринимателем отдельно. Но каждый из них может сотрудничать с нами через отраслевые ассоциации. Они представляют и защищают интересы предприятия в диалоге с министерствами и другими государственными структурами, а также в международных ассоциациях. Что очень важно при разработке новых нормативных актов в Европейском сообществе. Кстати, ассоциации помогают и в поиске партнеров и рынков сбыта.

Решен вопрос, как стимулировать предприятия, чтобы они готовили для себя необходимых специалистов. Для этого вводятся налоговые льготы. Из облагаемых налогом доходов работодателя будет исключаться сумма, которую он платить за обучение работника.

Министерство экономики видит проблемы. Одна из них — то, что ученые и предприниматели говорят на разных языках. Наша задача — совместно с Министерством образования свести их вместе за “круглым столом”, чтобы найти общие интересы и наметить приоритеты активности. А затем разработать план мероприятий для их воплощения в жизнь.

Статистические данные предоставлены Латвийским агентством инноваций и развития.

21.07.2004, 10:01

kba.lv


Темы: ,
Написать комментарий