На скамье подсудимых – журналисты

28 июня в Даугавпилсском суде перед судьей Эрнестом Иокстом в качестве подсудимых, проходящих по уголовному делу, предстали журналист газеты «Сейчас» Игорь Амелька и редактор этой же газеты Анатолий Вавинский


Нет, они обвинялись не в воровстве, мошенничестве или в чем-то подобном, за что обычно возбуждают уголовные дела и сажают за решетку. В вину журналистам вменили умышленное оскорбление чести и клевету в СМИ. Уголовное дело против газетчиков было возбуждено по частной жалобе бывшего депутата городской думы и экс-главы юридической службы думы Дзинтры Николаенко.

Журналист может обидеть всякого – всякий может
обидеть журналиста

Сегодня в делопроизводстве Даугавпилсского суда находится 5(!) уголовных дел по поводу «оскорбления чести и клеветы в СМИ». Читатель, возможно, удивится и спросит: а почему, собственно, такие дела рассматриваются не в гражданском, а уголовном порядке? Вопрос, конечно, интересный. По латвийским законам, жалобщик сам выбирает порядок рассмотрения дела, и суд не может ему в этом помешать. Захочет – подаст гражданский иск о компенсации, а может подать и частную жалобу по статье 158 Уголовного Закона – об умышленном оскорблении и т.д. А обвиняемому это грозит годом лишения свободы или принудительными работами, или денежным штрафом до 30 минимальных месячных зарплат. Так что понятно, у моих коллег есть повод для волнения. Кто знает, чем закончится суд? Не станет ли Даугавпилс первым городом в Латвии, где журналисты будут осуждены как уголовные преступники? Международная организация журналистов считает, что возбуждение уголовных дел против представителей СМИ таит в себе угрозу давления на прессу, и поэтому призвала суды рассматривать дела об оскорбленном достоинстве исключительно в гражданском порядке. Но воз пока и ныне там. В самом деле, журналисту трудно определить, что именно человек, о котором идет речь в статье, может посчитать затрагивающим его честь и достоинство. Скажем, журналист напишет, что этот человек маленького роста, а он может посчитать, что этим журналист его оскорбил. Чем не повод для возбуждения против журналиста уголовного дела

Доверяй, но проверяй

Но вернемся к конкретному делу Амельки-Вавинского». 25 ноября 2004 года в газете «Сейчас» была опубликована статья с претензией на сенсационность. Автор статьи Игорь Амелька. Заголовок крупно: «Против Николаенко возбуждено дело». Автор извещал, что против Дзинтры Николаенко и Юлии Мамай (дочь Дз.Николаенко) финансовая полиция Латгальского регионального учреждения СГД возбудила уголовное дело за уклонение от уплаты налогов. Здесь же автор сообщал, что речь идет о 65 тысячах латов, проигранных главой юридического отдела думы Дз.Николаенко семье Николаенко. Мол, после этого Ю.Мамай должна была перечислить в казну в качестве налога 16-17 тыс. латов, но не перечислила.

Реакция на «сенсацию» И.Амелька последовала 7 декабря 2004 года в виде статьи «За вранье – к ответу» в газете «Динабург – сегодня». В ней говорилось, что финансовая полиция официально сообщила Дз.Николаенко: уголовное дело против нее не возбуждено, что г-жа Николаенко подала на журналиста Амельку в суд. За вранье. Видимо, тогда И.Амелька и А.Вавинский четко осознали, что все это для них может окончиться серьезными неприятностями. И вскоре, а точнее – 23 декабря 2004 года, в газете «Сейчас» появилась еще одна заметка И.Амельки на эту тему. В ней он сообщал, что данная им инфорация о возбуждении уголовного дела против Дз.Николаенко и Ю.Мамай не совсем верна. Мол, уголовное дело по самому факту неуплаты налога в связи с ввыплатами физическим лицам Дз.Николаенко и Ю.Мамай возбуждено, но лично против этих людей уголовного дела в производстве нет. А в конце заметки автор написал, что коль так уж получилось, что информация была неверна, то он, как порядочный человек, должен извиниться перед Дз.Николаенко и Ю.Мамай. «Что собственно и делаю». Дз.Николаенко заявила на суде, что не признает эту заметку извинением. Более того, она считает, что И.Амелька этой публикацией просто хотел поднять «новую волну». Дзинтра Эдгаровна настаивала на том, что И.Амелька опорочил ее умышленно. Из-за этого она, дескать, вынуждена была отказаться баллотироваться в городскую думу. Да и профессиональная ее честь задета: не проигрывала она процесс по этим пресловутым 65 тысячам латов, поскольку вообще в нем не участвовала. Свою уверенность в том, что И.Амелька все сделал умышленно, она мотивировала тем, что, мол, он всегда перепроверяет факты, а в этот раз не стал. И.Амелька, как и А.Вавинский, свою вину на суде отрицали. Игорь заявил, что он просто ошибся, хотя и подчеркнул, что такая ошибка для него, опытного журналиста, непростительна. А его редактор, г-н Вавинский, который должен был перед тем как публиковать материал, убедиться, что информация верна, сказал, что он просто доверился опытному журналисту, который «на хорошем счету». Вот там «просто», тут «просто», а из этих «просто» целое уголовное дело получилось. И.Амелька представил суду некую бумагу, которую ему прислали по факсу из финансовой полиции. В ней, якобы, утверждалось, что против Дз.Николаенко и Ю.Мамай возбуждено уголовное дело. По крайней мере, так понял смысл текста И.Амелька. Суд этот «документ» к рассмотрению не принял: не было на нем ни печати, ни подписи, и по большому счету вообще неясно, как и от кого он попал в руки журналиста. Журналист же информацию не перепроверил и… выдал «сенсацию». Что ж, и на старуху бывает проруха, но в данном случае последствия этой «прорухи» могут быть плачевными.

Судья Э.Иокст напомнил, что оппоненты могут решить дело мировым соглашением. Однако ни во время заседания, ни сразу после него ни истец, ни обвиняемые попытку к примирению не сделали. В связи с тем, что для судебного расследования необходимы дополнительные свидетели, дело отложено до начала октября. Квалифицирует ли суд действия журналистов как ошибку или посчитает их действия умышленными? Примет ли во внимание,что они публично на страницах газеты извинились? Об этом мы узнаем более чем через два месяца.

02.08.2005, 09:26

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий