Спасатели под ударом. Финансовым

Громом среди ясного неба прокатилась информация о том, что Пожарно-спасательная служба (ПСС) намерена резко сократить объем помощи населению. Не хватает денег на бензин. Пожарные задолжали за горючее уже 140 тысяч латов. Причина банальна: бензин дорожает, а бюджет ПСС не менялся уже несколько лет


Так стоит ли звонить по “112”? Этот и многие другие вопросы “Деловые” задали главе Пожарно-спасательной службы Айвару Страуме.

— Ограничения на оказание помощи населению уже действуют?

— Да, вот уже несколько дней. Это крайняя мера, на которую мы пошли из-за отсутствия финансирования. Но сразу хочу успокоить, поскольку вижу, какой ажиотаж поднялся вокруг нашего заявления. Мы прекратили оказание технической помощи: в случае заклинивших дверей, застрявших на дереве животных. Подобная помощь составляет лишь мизерную часть нашей работы, но и это позволит нам сэкономить на бензине. Что касается спасательных работ… Есть разные спасательные работы, и каждый вызов надо рассматривать в отдельности. Могу лишь заверить, что ни один человек без помощи с нашей стороны не останется. Разумеется, как и прежде, будем выезжать на пожары. Просто в случае пожара мы, например, подумаем, направлять на его тушение несколько машин или хватит одной? Но без помощи люди не останутся.

— Однако появилась информация о том, что спасатели будут выезжать лишь в том случае, если есть угроза жизни человека…

— А как это определить?!

— Я о том же хотел спросить вас.

— Такая информация действительно уже “проскакивала” в прессе. Но ее нужно воспринимать в контексте нашей работы. Ну, звонит нам, например, человек: помогите вытащить кошечку из трубы, а то у меня сердце разорвется. Как в этом случае реагировать? Конечно, мы поедем и достанем эту кошечку. Я вообще заметил, что слухи о нашем плачевном положении несколько преувеличены. Это временные трудности, которые, надеемся, правительство поможет нам преодолеть. И я не согласен с определением “банкрот”, которое использовали в своих интервью представители нашей службы. Просто получилось так, что мы надеялись на распределение дополнительных доходов бюджета в июле, а его перенесли на октябрь — вот у нас и образовался дефицит средств. Из-за роста цен на бензин нам пришлось использовать деньги, выделенные на август. Но мы выйдем из ситуации, как только будут утверждены изменения в госбюджете на этот год.

— Как же вы выживали в последние месяцы, когда бензин дорожал особенно стремительно?

— Только благодаря тем фирмам, которые отпускают нам бензин в долг под гарантийные письма. Хоть и напоминают частенько о долге, но бензин все равно отпускают. Тем более что свои задолженности мы всегда погашали.

— Так подобная ситуация у вас впервые?

— Ситуация — нет, а сумма долга в 140 тыс. латов — да, впервые. У нас были моменты, когда долг составлял 10 тысяч латов, а то и вдвое больше. И то это было связано с увеличением числа пожаров, особенно летом. В долговую яму нас загнало только небывалое подорожание горючего. И нам еще повезло, что этот год для нас был более или менее спокойным. А если бы старник поджигали этим летом так же часто, как в прошлом году, сумма долга была бы еще больше.

— Какие-то меры по экономии средств вы уже предпринимаете?

— Приходится, к сожалению. Уже несколько месяцев назад я издал указ об отмене тактических учений. Да, из-за этого снижается наш профессиональный уровень, а что делать? Впрочем, нашим ребятам хватает практики и непосредственно на службе. Но если мы по-прежнему сможем закупать бензин в долг, то до октябрьских поправок в бюджете мы протянем.

— А если теперь в долг бензина не дадут?

— Еще не было таких случаев. Тем более что мы бюджетная организация, и это является своего рода гарантией выплаты денег. У нас хорошая репутация — мы всегда рассчитываемся с долгами. Знаете, из-за этих денежных проблем я уже даже не расстраиваюсь — привык.

— Что же вас больше всего беспокоит?

— Текучесть кадров. Ежегодно мы расстаемся с десятками хорошо обученных офицеров, пожарников и спасателей, которые уходят в частные структуры. Вот это для меня настоящая трагедия! Остается-то ведь кто — люди, которые вот-вот уйдут на пенсию. Уйдут — и что я тогда буду делать?! По-моему, дальнейшее существование Пожарно-спасательной службы сегодня находится под угрозой как раз из-за нехватки рабочей силы, точнее — профессиональной рабочей силы. В прошлом году от нас ушло 90 человек, в этом — уже 66 отличных специалистов. А ведь чтобы вырастить профессионала, надо потратить 5—6 лет минимум. ПСС сейчас — это не только тушение пожаров. Наша служба стала гораздо сложнее.

— Проблема в зарплате?

— В основном. Я давно твержу о том, что условия работы в государственном секторе должны быть сбалансированы с условиями труда в частном. Но это, конечно, больше забота государства. Оно должно дать уверенность госслужащему в том, что его работа поможет прокормить семью. А у нас что получается? Пришел на работу и сразу начинаешь соображать: надо же будет успеть и на вторую работу, а может, и третью подыскать? У меня очень много сотрудников имеют по два-три места работы. Это же кошмар! Хочу поставить какого-нибудь пожарного начальником, а он ни в какую! Говорит: назначите — уйду сразу. Потому что как простой пожарный он отработал сутки, и еще трое суток, положенных ему на отдых, работает в других местах. Неудивительно — пожарный у нас получает 150 латов на руки. Он приходит домой и говорит жене, сколько людей сегодня спас, а в ответ слышит: “Ты семью сначала от голода спаси!”

— Митинговать не пробовали?

— Во-первых, по закону нам запрещено. Во-вторых, я не сторонник таких методов борьбы. До сих пор мы обращались за помощью к правительству, и оно нам помогало по мере возможности. Но вообще… Знаете, мы близки к такому шагу. Я хочу получить от правительства ответ: мы нужны государству? Если да, тогда есть о чем говорить. А на нет, как говорится, и суда нет. У меня складывается такое ощущение, что государство порой не понимает, насколько мы важны для него. Проследите за всеми последними терактами. Кто приходит первым на помощь? Пожарные и спасатели!

— А как дела с экипировкой?

— Уже лучше. В последние годы мы приобрели фактически все, что нам нужно. Сейчас потихоньку закупаем новые машины — 11 в прошлом году, 9 — в этом. Каждая, кстати, стоит 80—90 тыс. латов. Спасение жизни людей — очень дорогое удовольствие. Конечно, у нас остается немало старых, еще советских времен машин. Кстати, примерно 60 процентов нашего автопарка технически и морально устарело! Но мы держимся: там чего-то подкрутим, что-то заменим, приварим — так и живем. Простая математика: на 92 депо дают 100 тыс. латов. Получается, по тысяче латов на депо. Что на эти деньги можно сделать?! Ни-че-го! Спасибо нашим ребятам, которые сами ремонтируют машины в свободное время. Но главная проблема, повторяю, — это люди. Мы можем покупать хоть золотые машины, но если у нас не будет профессионалов, которые умеют с ними обращаться, то что из этого выйдет, если не считать поломок техники?!

— Сколько денег вам нужно, чтобы работать в полном объеме?

— Наш бюджет — почти 15 млн. латов. А по моим подсчетам, нужно 27 млн. латов. А то сколько лет уже говорится о внешней безопасности и ни во что не ставится внутренняя! Это же смешно — какой поднимается шум, если вдруг выясняется, что откуда-то из Азии к нам летит какой-то большой, нажравшийся отравленной крови комар, который долетит до нас лет через 15—20, а то и через столетие! Всех на ноги поднимут! А о внутренней безопасности за-бы-ва-ют! То же самое — россказни о какой-нибудь войне. Я не понимаю такой психологии. Внутренняя и внешняя безопасность должны быть сбалансированы.

Например, мы в ПСС никогда не смотрим на национальность — главное, чтобы профессионал был хороший! Кроме того, претенденты на нашу службу должны знать как минимум латышский и русский языки. Такого же отношения к своей работе я хотел бы пожелать и некоторым политикам.

Гром грянул — Калвитис перекрестился

Премьер-министр Айгар Калвитис поручил министру финансов Оскару Спурдзиньшу до сегодняшнего дня подготовить предложения по решению финансовых проблем ПСС. “Недопустима даже возможность того, чтобы ПСС не смогла в полной мере осуществлять свои обязанности”,— заявил глава правительства.

“Скорая” тоже просит помощи

Если не будут выделены дополнительные средства на приобретение горючего, может сократиться и число выездов бригад “скорой помощи”, сказал агентству LЕТА директор Рижской станции скорой медицинской помощи Семен Штрих. Штрих подчеркнул, что рост цен на бензин пока не отражался на числе обслуженных вызовов, но уже сейчас фирмы, обеспечивающие станцию автотранспортом, жалуются на нехватку средств для обеспечения вызовов, так как цены на горючее продолжают расти. Директор станции уже обратился к Государственному агентству обязательного страхования здоровья с просьбой о предоставлении дополнительных средств на приобретение горючего, но получил ответ, что в настоящее время это невозможно.

01.08.2005, 11:49

Вести сегодня


Написать комментарий