Бабья доля подсиделки

Российские олигархи с удовольствием включились в составление словаря бизнес-элиты В июне Телеграф перепечатал публикацию из Новой газеты, которая называлась "Ежик обкешился", — о том, каким специфическим языком пользуются в своем кругу российские олигархи. Как оказалось, представители бизнес-элиты не только не обиделись на журналистов, но и решили внести свой вклад в создание словарика своих профессиональных терминов. Новая газета не возражала.


Надо сказать, что объект исследования — олигархи — на первую публикацию “Ежик обкешился” отреагировали очень серьезно: сравнивали свой словарный запас с приведенным в статье и отмечали, что наконец-то хоть кто-то занялся тем, чтобы приблизить их к народу. Удивительно, но никто не обиделся: ни никчемные пассажиры, ни карликовые олигархи (может, просто в таких категориях о себе не размышляют), разве что пустые-как-барабаны оскорбились, но им по определению нужно обижаться на всех.

Я своего отправил в Горки-0
Олигархи — даже те, кто не любит светиться публично, — тут же решили поучаствовать в подвижнической деятельности и одарили журналистов новыми выражениями. Началось все спонтанно. В ресторане обсуждался какой-то бизнес-вопрос, один из участвующих в диалоге зачем-то сообщил, что отправил своего вице-президента из Москвы. Объявил он об этом следующим образом: “Я своего отправил в Горки-0”.
Как известно, Горки-1, 2, 3 и далее везде — престижные со времен Сталина дачные места в Подмосковье. Но не ищите нулевые Горки в районе Волоколамского шоссе. Их там нет, поскольку этой цифрой, от величины которой зависит состояние, обозначают Швейцарию — место, как известно, гористое. Это — во-первых, а во-вторых, любая серьезная дача (даже в Подмосковье) начинается с этой милой страны: капитал-то там.
Есть, правда, еще одно место, где скрываются российские деньги, только уже вместе с их владельцами. Называется оно ЗаБЕТОнной стеной (Земля обетованная — Израиль).
Думать об этих двух точках на карте российскому олигарху приходится постоянно, поскольку бизнес в РФ — что минное поле: сам не знаешь, куда можешь вляпаться. Ладно, поскользнешься, а то ведь можно и дать Дубова (отправиться в изгнание. Образовано от фамилии двух известных российских бизнес-скитальцев). И вот в этом случае в Горках-0 и за стеной все должно быть готово.
Кто раскладывает коровьи лепешки по дороге к успеху, очевидно: конкуренты, подчиненные, чиновники и женщины. Соответственно, для обозначения отношений с данными категориями граждан существует и своя лексика.
Начнем с тех, кто хуже всего поддается уговорам. Являясь “пассажирами не в теме”, они тем не менее в состоянии набрать вес вместе с олигархами. Это их жены и любовницы.

Бомба под олигархом
Когда в России только начинался большой бизнес, еще не была распространена практика заключения брачных контрактов, и потому имущество многих владельцев нефтяных скважин, терминалов и металлургических заводов наполовину принадлежит их женам — согласно Семейному кодексу. Вот вам и бомба с часовым механизмом, заложенная под бизнес, и намек на возможный будущий передел. Ничего не поделаешь: рано или поздно наступает такое время, когда ребра седеют и обрастают бородой, и тогда жена из объекта меблировки, регулярно требующей денег, превращается в серьезную проблему.
Проблема в том, что 50% нажитого в поте своего и чужих лиц олигарху или серьезному пассажиру не принадлежит. Они принадлежат его половине. И половина половины называется бабья доля.
Это та самая доля, на которую, может быть, сама жена и не претендует (что иногда бывает, поскольку просто не знает, что с ней делать, раз деньги в доме размножаются как-то сами по себе), но которую очень хочет заполучить партнер олигарха или его конкурент. Чтобы провернуть операцию “было ваше, стало наше”, нужен передел, а для передела — развод и дележ собственности с последующей покупкой у жены того, что ей ни к чему. Ведь известно, что женщине, как правило, нужны президенты, а не доменные печи.
Вот и придумываются хитроумные планы, чтобы рассорить и развести олигархическую семью: подсылаются люди, подкидываются фотографии мужа в сауне или на курорте, жена ставится на чужое финансовое довольствие и т.д. И если спецоперация проходит успешно, олигарх вынужден отстегнуть бабью долю. И тогда у бывшей жены (а ныне свободной опять ягодки) наступает бабье лето — она сама становится серьезным пассажиром. Потом продает активы, получает деньги и начинает жить в свое удовольствие.

Когда не срастается
Конечно, в основе подобной сделки нет никаких законных соглашений между женой олигарха и тем, кто намеревается заполучить ее долю. В лучшем случае заключают джентльменский контракт — это бумага, но ее нельзя показать в суде. Потому что она написана, как сказали бы раньше, по понятиям, а не по закону. Что гораздо серьезнее: от закона можно откупиться, от понятий — нет (это даже жены понимают). Если все проходит нормально, то документ так и хранится в сейфе или ридикюле (его можно даже съесть). А если возникает какая коллизия — идут к “судейским”, которые пока еще остались от эпохи воров в законе. (Кстати, джентльменский контракт заключается и в обычных сделках — между собственно бизнесменами или властью и бизнесменами.)
Но не всегда все срастается. Во-первых, хозяйка бабьей доли может запросить астрономию (то есть страшным образом завысить цену). Во-вторых, спецоперация по разводке олигарха на жену может закончиться КАТАРактой (неудачно спланированная операция с печальным концом): развода не случится, а партнер засветит свои недружественные намерения, за что потом получит неизгладимые впечатления от клизмы из толченого стекла (ряд экстренных и грубых действий, которые приводят к серьезным неприятностям).

Смотри, не перепутай!
Этимологию термина КАТАРакта проследить нетрудно — образовано оно от названия небольшого арабского государства, в котором обделались наши спецслужбы.
К КАТАРакте могут привести и шорки (оффшорные компании, в которых спрятано имущество разводимого олигарха) — ведь в этом случае бабья доля сведена к однокомнатной квартире и старому холодильнику. Тогда все вложения конкурента-партнера, потраченные нервы и время окажутся бессмысленными, а сам партнер, решивший кинуть товарища, тут же получает определение подсиделки (человек, который был в доле и скрысятничал; употребляется только в женском роде), и развод (финансовый) осуществляется уже с ним. Хотя могут и просто морду набить…
Естественно, олигархическое общение с женщинами не ограничивается женами. Жены — это первый состав, с которым редко появляются в обществе, поскольку есть еще второй состав и третий (о четвертом как-то не слышно пока).
Если в разговоре с серьезным пассажиром вы услышите следующую фразу: “Я сегодня ужинаю со вторым составом”, то знайте: человек имеет в виду постоянную любовницу (которых, впрочем, может быть несколько). Ответ, чтобы не уронить реноме, должен звучать так: “О, а я-то с третьим”. Третий состав — короткий роман. Новелла. Или даже анекдот.
Все это, конечно, приятно и бередит душу (и не только). Хотя при этом нужно всегда помнить о том, что рядом может оказаться подсиделка, которая(ый) в состоянии использовать маленькие радости жизни для того, чтобы напомнить первому составу о ее бабьей доле.



Словарь современной бизнес-элиты

  • Карликовый олигарх — тот, кто еще не попал в “Список Форбса”; как правило, сателлит настоящего олигарха.
  • Купить яйца — крупная сделка с прицелом на будущее, долгосрочное капиталовложение, одобряемое властью.
  • Ловить мышей, сечь поляну, быть в теме — разбираться в чем-либо.
  • Пассажир — участник бизнес-процесса. Бывает: серьезный (с большими деньгами, но еще не олигарх), никчемный (без денег, и потому их постоянно клянчит) и просто пассажир (деньги есть, но для серьезного бизнеса их недостаточно).
  • Президенты — доллары.
  • Пустой-как-барабан — человек абсолютно без денег. Общаться с ним бессмысленно.
  • Пушить (с ударением на последнем слоге, от английского to push) — оказывать давление на кого-либо, целенаправленно доставать человека, пока он не сделает необходимого.

01.08.2005, 08:55

Телеграф


Написать комментарий