ЛИКБЕЗ ДЛЯ НАРОДА

Урок первый Почему упал уровень жизни населения, почему многие семьи поставлены перед фактом неплатежеспособности со всеми вытекающими отсюда последствиями?


Как сказано в статье 89 Сатверсме: «Государство признает и защищает основные права человека в соответствии с настоящей Конституцией, законами и обязательными для Латвии международными договорами», а в статье 91: «Все люди в Латвии равны перед законом и судом. Права человека реализуются без какой бы то ни было дискриминации», каждый человек имеет право на питание, одежду, жилье и здравоохранение. Насколько это соответствует действительности – об этом и пойдет разговор.
В «Миллион» обратился горожанин Игорь Васильевич Василевский, чтобы рассказать людям, почему же большая часть горожан, да и вообще жителей Латвии влачат жалкое существование. И он имеет право это сделать, во-первых, потому, что Сатверсме Латвии статьей 100 гарантирует свободу слова, а во-вторых еще и потому, что он прошел все «круги ада», добиваясь своих прав. Игорь Васильевич – один из ярчайших примеров того, что гарантии достойной жизни каждого жителя страны существуют только на бумаге. Судите сами: пенсия у него 45 латов. Не засчитано 32 года трудового стажа, потому что он негражданин. За квартиру задолжал 254 лата, ПЖКХ угрожает обратиться в суд на предмет выселения, долг тепловым сетям – около 600 латов, сейчас у него отключена и электроэнергия. Законы надо уважать и соблюдать. Никто и не возражает, потому что каждая статья Конституции направлена на благо человека. Так почему же, если закон правильный, народ в такой беспробудной нищете, кто нарушает законы?
Вот что об этом говорит сам И.В.Василевский: «Все началось, когда в 1998 году у меня подошло время оформлять пенсию. Мне сказали, что пенсия мне не положена, потому что в Латвии у меня нет трудового стажа. Но если посчитать в соответствии с законами Латвии (Сатверсме), у меня стаж 42 года, поэтому я был шокирован – при таком большом стаже мне не положена пенсия?! Затем, благодаря Х.Солдатенок, мне «откопали» 10 лет стажа, за которые был внесен социальный налог, с учетом еще и того, что я институт закончил. Закон в Латвии таков, что негражданам, которые работали в нелатвийских организациях, не засчитывается при расчете пенсии этот стаж. Мне начислили минимальную пенсию, но эта пенсия составляет 1/3 от прожиточного минимума. Невозможно покрыть питание, одежду, жилище – я стал должником. Я не знаю, где, в какой стране такое может быть?»
То, что в Латвии в последние годы произошло с людьми военного и послевоенного поколения – настоящая драма. Это поколение людей, которые не лишены чувства собственного достоинства, еще верят в справедливость. Но этим ценностям в нашем обществе места уже нет. Пожилые люди, трудившиеся десятки лет, оказались на обочине жизни, с мизерными пенсиями, с подорванным здоровьем, поправить которое также не имеют возможности из-за кабальных цен на медицинское обслуживание.
А чего стоят многочисленные пенсионные реформы, из-за которых постоянно увеличивается возраст выхода на пенсию?! Г-жа Стаке, министр благосостояния, побывавшая этой весной в Даугавпилсе, однозначно высказалась: пенсионный возраст в Латвии следует не понижать, а повышать до 65-67 лет.
Полным ходом в Евросоюзе идет разбирательство по делу двухсот латгальских семей, в т.ч. и Игоря Василевского, решившихся в судебном порядке доказать, что латвийские законы, касающиеся пенсионеров, низкооплачиваемых работников и малоимущих – античеловечны, а следовательно, незаконны. Пройдя все известные судебные инстанции в Латвии и не найдя противоречий между латвийским законодательством и международными правовыми нормами, люди, выселенные из собственных квартир за долги, подали коллективную жалобу в Страсбургский суд по правам человека.
Надо сказать, что И.В.Василевский, пройдя все инстанции от городских организаций до Страсбургского суда, прошел хорошую школу и в нормативных актах ориентируется, как заправский юрист.
Так почему же так упал уровень жизни населения? И.В.Василевский: «Уровень жизни населения упал потому, что начиная с 1991 года, с момента обретения Латвией независимости, когда новая власть вошла в свои права, она вероломно нарушила Сатверсме, в первую очередь, 89 и 91 статьи. На момент 1991 года Латвия признала и присоединилась к более чем 50 международным пактам и договорам, в одном из которых, а именно, в «Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах» (ст.11, ч.1), говорится о праве человека на такой уровень жизни, который обеспечил бы ему питание, одежду, жилище и здравоохранение. У нас ЦСУ рассчитывает питание, одежду и жилище, и стоит это на сегодняшний день 106, 02 лата в месяц на одного человека.
На момент обретения Латвией независимости в Законе Латвийской Республики 1991г. о государственных пенсиях, который новая власть приняла в целом, поскольку он не противоречит Конституции Латвии, в ст.13 «Размеры пенсий» говорится: «Пенсии по возрасту назначаются в размере 55% от заработка, максимально 80%, в среднем 67,5% от заработной платы». Закон гарантировал каждому пенсионеру минимальную пенсию не ниже установленного прожиточного минимума в государстве.
Но с 1 ноября 1993г. вступил в силу «Закон о временном порядке начисления государственных пенсий». Была разработана другая формула для начисления государственных пенсий, в результате которой минимальная пенсия стала не более 50% от прожиточного минимума. Подписал закон Гунтис Улманис.
С 1 января 1996г. вступил в силу новый «Закон о государственных пенсиях». Формула была опять переработана, в результате чего средний размер пенсий установлен в размере 20% от заработной платы. Государству перечисляли социальный налог 36% от заработной платы, а когда человек выходил на пенсию, он получал из 36% только 20%. Спрашивается, куда уходило 16%?
В результате последнего Закона минимальная пенсия оказалась в 2,5 раза ниже прожиточного минимума – 40% от него. По последней формуле и при условии, что человек получал минимальную заработную плату, его пенсия не зависит от трудового стажа – все равно она будет на уровне социального пособия, а социальное пособие на сегодняшний день – это 30% от прожиточного минимума.
Политологи уже сейчас счтают что Латвия в настоящее время находится в зоне нищеты, более 50% населения не могут позволить себе одновременно и питание, и одежду, и жилье, и здравоохранение. На вопрос горожанам, в состоянии ли они оплачивать счета за коммунальные услуги, не ущемляя других жизненных потребностей, большинство ответили, что постоянно находятся перед выбором.
И все-таки хочется надеяться, что мы доживем до того момента, когда власти начнут думать о своей стране, о ее будущем, о людях и начнут, наконец, решать актуальные проблемы, ведь никогда не поздно изменить ситуацию к лучшему, и для этого у правительства есть все возможности, все полномочия, было бы желание».
Беседовала Алла ТЕРЕХОВА.
Павел —
гражданин СССР
Я достаю из широких штанин
Дубликатом бесценного груза…
Читайте, завидуйте – я гражданин
Советского Союза!
Владимир МАЯКОВСКИЙ. Павел пришел в редакцию с опухшей щекой, но с веселыми искорками в глазах.
— Вот только из зубной поликлиники иду. Бесплатно там проконсультировали и зуб бесплатно вырвали. Я показал им свой советский паспорт, объяснил, что я безработный, денег нет, а по советской Конституции медицинская помощь полагается бесплатно. И врачи пошли мне навстречу, — улыбается Павел.
Еще он рассказал, что не раз обращался к своему семейному врачу, и врач всегда бесплатно принимала его и давала направление к специалистам. И специалисты бесплатно лечили, один из них, по словам Павла, даже бесплатно дал ему с собой баночку с какой-то мазью. Опять же все потому, что он все еще гражданин СССР, и врачи к этому его статусу относятся с пониманием.
Если кто-то из читателей подумает, что этот «гражданин» не в своем уме, то могу сказать лишь то, что он производит впечатление вполне нормального и здорового человека.
Перед тем как пойти в стоматологию, Павел написал мэру Рите Строде заявление, в котором интересовался, как ему, гражданину СССР, получить бесплатную медицинскую помощь. Поскольку на работу с паспортом СССР его не берут, статус малоимущего по этой же причине не присваивают, и денег на врача у него нет. Павел сетует — ответа от мэра он так и не получил. Вот уже 12 лет у него нет постоянной работы, он живет с паспортом СССР и не пытается даже его поменять. Почему? На полном серьезе Павел доказывает, что нет и не было закона, по которому Советский Союз как государство прекратил свое существование. Решения, принятые в Беловежской Пуще, были незаконны. А посему он обязан жить по законам СССР, а не по каким-то другим. Павел демонстрирует мне Конституцию СССР с выделенной им статьей 42: граждане СССР имеют право на бесплатную медицинскую помощь. Спрашиваю его — когда же он, наконец, поменяет паспорт?
— А вот когда меня лишат гражданства СССР, тогда и поменяю. Но вот только пусть они сначала (он имеет, очевидно, в виду власти ЛР) найдут такой закон, по которому это можно сделать. Боюсь, что ничего у них не получится.
Трудно понять, почему этот человек выбрал себе такой способ жизни. Без документов, без работы он влачит фактически жалкое существование, но принцип свой держит. По его словам, питается на 30 сантимов в день. Ну, еще летом грибы, ягоды. Найдет стеклотару — сдаст. Возможно, он что-то и не договаривает. Может быть, где-то какую-то «халтурку» имеет — во всяком случае, дистрофиком не выглядит, даже румянец на щеках, каким не всякий «нормальный» обыватель может похвастаться. Кто-то из читателей, наверное, назовет Павла чудаком. Может быть, так оно и есть. Но если человек действительно пошел на принцип, то это не может не заслуживать уважения. Павел прав в том смысле, что Конституция СССР и в самом деле не предусматривала распад советского государства и добровольный выход из него советских республик. Легитимность новых государственных образований зиждется лишь на фактах «бархатных» революций. И не более того. Впрочем, вопрос этот сложный и спорный, и даже правоведы не могут прийти к единому мнению — выводы ученых во многом определяет их политическое позиционирование. Но большинство из нас, простых жителей, безропотно согласились со всеми политическими манипуляциями, которые творили над нами доморощенные политики. Перестали нас считать гражданами СССР — хорошо, лишили гражданства Латвии — тоже промолчали, дискриминировали в правах — опять молчим. Приспосабливаемся. До чего еще доприспособимся?

28.07.2005, 10:03

Борис ЛАВРЕНОВ


Написать комментарий