Может ли педагог говорить по-русски?

Лариса Баженова — гражданка Латвии, владеющая государственным языком на III категорию, была вынуждена уволиться с работы вскоре после того, как ее начальница услышала от нее фразу на русском языке в ходе служебного совещания.

- Я работала воспитателем в 1–м интернате на улице Маскавас, когда бывший директор Сергеев был заменен госпожой Осе, бывшей до этого директором 57–й школы. Дети у нас почти все русские, педагогический коллектив тоже преимущественно русский, но с приходом нового директора эта ситуация стала меняться. Прежде всего почти все учителя потеряли доплату…

По словам Ларисы, контингент интерната — трудные подростки. Очень многие — сироты при живых родителях. Они вполне могут “послать” преподавателя, почти все подворовывают в супермаркетах. Кто не ворует, тех терроризируют малолетние “авторитеты”. Уголовные нравы тесно сплетены со стукачеством — пойманных на воровстве заставляют писать обязательства о “помощи в наведении порядка”. Таким образом формируется сеть, с помощью которой дирекция может контролировать происходящее в интернате, в том числе и настроения педагогов.

— В мае госпожа Осе объявила о собрании, на котором мне попало за то, что я устроила детей на биржу труда — вполне официально, кстати, по специальной программе летней занятости подростков. Их протестировали, провели профориентацию. Я ответила директору, что вижу своей задачей социализацию детей. Она закричала: “Es nesaprotu!”

Я стала объяснять ей, что такое социализация. Но выяснилось, что ее претензия ко мне в том, что я говорю по–русски. Она заявила: “Либо вы переходите на латышский язык, либо вы уволены”. “Я на своей родине”, — ответила я.

В трудовой инспекции оскорбленной учительнице сказали, что директор ведет себя безграмотно и никакого права увольнять ее не имеет права. Как рассказывает Лариса Баженова, после этого инцидента директор вызвала ее к себе и в доверительной форме сообщила, что она вообще не против русского языка — только чтобы это было не на педсовете.

В то же время резко обострились отношения учительницы с одним из неформальных “лидеров”, который буквально преследовал Ларису, всячески угрожая ей. А психолог, которая отмечала странности в его поведении, также получила от директора “предложение” уволиться.

В итоге Лариса Баженова не смогла продолжать работу в 1–м интернате и написала заявление “по собственному желанию”. Кроме нее, ушли еще несколько работников — судя по всему, госпожа Осе проводит “зачистку” педсостава. Уже после увольнения к Ларисе домой приходили бывшие воспитанники и жаловались на то, что обстановка в интернате стала совсем невыносимой.

— А может ли быть по–другому в учреждении, которое пропитано уголовными нравами? Если единственным средством воздействия на детей являются 5 латов в месяц, на которые они могут себе купить что–нибудь поесть после ужина, который проходит в 7 часов и после этого детей не кормят.

По мнению бывшего воспитателя интерната, эта система изжила себя. Интернаты должны быть заменены практикой воспитания детей в семьях — пусть даже приемных. А пока на заработки в Голландию уезжают бывшие латвийские учителя…

27.07.2005, 11:58

"Вести сегодня"


Написать комментарий